Электронная библиотека

Владимир Шигин - Загадки золотых конвоев

Возможно, что на пароходе произошёл взрыв парового котла. Возможно, причиной гибели парохода стал подрыв "Варягина" на морской мине, и, скорее всего, на российской. Дело в том, что оборонительные минные заграждения выставлялись нашими кораблями с началом Русско-японской войны 1904–1905 годов вдоль дальневосточного побережья. Кстати сказать, пятью месяцами раньше, 18 мая 1906 года, в районе острова Аскольд подорвался на мине и затонул грузовой пароход "Князь Горчаков", шедший из Одессы во Владивосток. Правда, в отличие от "Варягина" на "Горчакове" обошлось без жертв. Пароход тонул достаточно медленно, команда успела спустить шлюпки и высадилась на остров Попова.
Спустя годы после трагедии "Варягина" в прессе появилась информация, что на борту парохода находился, кроме прочего, груз золота в виде монет на 60 тысяч рублей.
Дальневосточные журналисты утверждают, что в нынешних ценах стоимость этой груды золота составляет несколько миллиардов рублей. При этом считается, что золотого груза "Варягина" до сих пор никто так и не поднял. Во всяком случае, ни в архивных документах, ни в прессе об этом нет ни строчки.
К сожалению, более никакой информации о пароходе "Варягин", а тем более о его грузе нет. Разумеется, имеются определённые сомнения, что на борту столь небольшого пароходика в обычном каботажном плавании могла оказаться столь большая по тем временам сумма денег. И почему она оказалась именно в виде золотых империалов, а хотя бы частично не в виде ассигнаций? Странно и то, что при весьма большом развитии дайвинга на Дальнем Востоке никто никогда не проявил до последнего времени никакого интереса к "Варягину". Возможно, последнее было связано с тем, что не известны точные координаты гибели парохода. К тому же он затонул на большой глубине, делающей всякую попытку осмотреть его не только весьма дорогой, но и предельно опасной.
Быть может, поиском "Варягина" рано или поздно всё же займутся энтузиасты подводного кладоискательства. Именно тогда и станет окончательно ясно, насколько реальна история о якобы находящемся на затонувшем в Уссурийском заливе пароходике золотом кладе.

Тайны крейсера "Магдебург"

Свою офицерскую корабельную службу я проходил в Лиепае в бригаде кораблей охраны водного района. Служил на малых противолодочных кораблях и на тральщиках. Именно там я впервые и столкнулся с историей германского крейсера "Магдебург".
Кто хотя бы раз побывал в Лиепае (до 1917 года Либаве), наверняка запомнил её аванпорт с мощными каменными волноломами, ограждающими внутренний рейд от ударов морской стихии. На одном из таких волноломов находился один из наших постов рейдовой службы. Матросы на нём дежурили по нескольку суток, а продукты, воду и всё остальное им доставляли рейдовыми катерами. Рядом с башней ПРС на самом конце мола висела на мощной балке огромная рында. В высоту она была около метра, а потому хорошо просматривалась при входе в базу и выходе из неё. При проходе на корабле мимо волнолома я всегда старался рассмотреть её в бинокль. Даже издали было ясно, что рында очень старая и, судя по внушительным размерам, когда-то принадлежала довольно большому кораблю. На ней были различимы какие-то буквы, но даже в бинокль разобрать их было сложно, так как рынды давно уже никто не чистил. Она потеряла своё значение как туманный колокол и теперь просто висела на входе в военно-морскую базу, став привычным антуражем Лиепайского аванпорта.
Однажды я пошёл на катере по служебным делам к стоявшему в аванпорту тральщику. По пути мы завернули к волнолому, чтобы произвести смену вахты на ПРСе. Воспользовавшись оказией, я спрыгнул с катера на волнолом и, пока происходили смена матросов и выгрузка продуктов, осмотрел рынду поближе. Каково же было моё изумление, когда на позеленевшей, изрядно покорёженной рынде я отчётливо различил кайзеровского орла, цифры: 1912, а дальше готической вязью - "Magdeburg". Сомнений не было, передо мной - немой свидетель таинственных событий далекого 1914 года. Помню, я долго стоял, положив руку на бронзу старого корабельного колокола, чувствуя её почти потусторонний холод - тревожно-сокровенное прикосновение истории…
О своём неожиданном открытии я сразу же доложил командованию вплоть до тогдашнего начальника Политуправления Балтийского флота, вице-адмирала Корниенко. Мой рассказ об уникальной истории уничтожения "Магдебурга" и связанных с ним тайнах остался без внимания. Никто ни малейшего интереса к корабельному колоколу не проявил.
- Кому нужна старая немецкая рында! - отвечали мне. - Вот если бы она была с какого-то знаменитого нашего корабля, тогда бы другое дело!
Затем я ещё несколько раз бывал на волноломе и даже сфотографировал рынду с "Магдебурга". К сожалению, впоследствии и фотография, и негатив где-то затерялись во время одного из бесчисленных переездов.
В 1988 году я поступил в военную академию, а когда в 1992 году в последний раз приехал в Лиепаю, старой рынды на привычном месте уже не было. На мой вопрос о её судьбе бывшие сослуживцы рассказали, что совсем недавно рынду тайком сняли собиратели цветного металла (которых тогда хватало везде) и сдали в пункт металлоприёма. В то время Балтийский флот готовился навсегда покинуть Лиепаю, и, разумеется, никому уже не было дела до какого-то старого корабельного колокола.
С тех пор минуло немало лет. Но до сих пор я чувствую вину за то, что в своё время не приложил всех усилий для спасения корабельного колокола с крейсера "Магдебург" - свидетеля многих интереснейших деяний нашей военно-морской истории.
Со времени событий, связанных с крейсером "Магдебург", минуло почти 100 лет. Однако тайн вокруг него меньше не стало. "Магдебург" и сегодня волнует людей. Секретнейшие бумаги и золотые слитки, шифровальные коды и таблицы сигналов, цена которым - проигранные сражения и погибшие эскадры, загадки разведки и контрразведки - всё это оставил нам в наследие таинственный крейсер "Магдебург".

Первые залпы

Прошло всего четыре недели с начала Первой мировой войны. После первых дней ожидания атаки германского флота в Финском заливе стало очевидным, что основные усилия немцев на море будут направлены против англичан. А потому если поначалу при каждом появлении в море дымов весь Балтийский флот немедленно поднимал пары и готовился выйти для решительного боя, то теперь предвкушение генерального сражения сменилось обыденным для всякой морской войны делом дозорами и постановками минных заграждений.
При каждом новом сообщении о появлении немцев в центральной Балтике адмирал Эссен немедленно высылал корабли в море, но неприятель неизменно ускользал. Усталые и разочарованные балтийцы возвращались в свои базы.
Между тем активность немцев понемногу возрастала. Они явно прощупывали готовность Балтийского флота. Вскоре они начали появляться в наших водах почти ежедневно.
Так, 4 августа 1914 года сразу несколько германских крейсеров подошли к устью Финского залива и, только обнаружив нашу бригаду крейсеров, на полном ходу ушли на запад.
Ночью 5 августа неприятельские миноносцы появлялись в Ирбенском проливе и освещали берег прожекторами, а днём обстреливали Нижний Дагерорт. Наши крейсера гнались за ними.
На следующий день германские миноносцы снова обстреливали наше побережье и снова были отогнаны нашими крейсерами. По ночам береговые посты наблюдения Рижского залива доносили, что ночью видят в море неизвестные прожектора.
8 августа севернее Такхоны взорвалось два голландских парохода Это позволило обнаружить поставленное неприятелем в ночь на 5 августа в устье Финского залива минное заграждение.
9 августа в море был снова обнаружен отряд германских крейсеров.
В первый день войны неприятель так и не показывался у входа в Финский залив, только с маяка Дагерорт на острове Даго (Хийумаа) видели на горизонте какие-то подозрительные дымы. Но уже 2 августа 1914 года в 19 часов перед Либавой появилось сразу два германских крейсера, "Аугсбург" и "Магдебург", с целью поставить минное заграждение и обстрелять город. Приняв затопленные у входа в порт корабли за атакующие миноносцы, германские корабли поспешили поставить мины. Позднее это минное поле, получившее название "Аугсбург", очень стесняло действия самого германского флота у Либавы. После постановки "Аугсбург" и "Магдебург" обстреляли порт и районы, прилегающие к вокзалу, а затем ушли.
9 августа 1914 года, около 23 часов, находясь на параллели маяка Дагерорт, эскадренный миноносец "Новик" неожиданно обнаружил германские крейсера "Магдебург" и "Аугсбург". Крейсера под флагом контр-адмирала Мишке в сопровождении трёх эскадренных миноносцев совершали свой первый демонстративный поход в северную часть Балтийского моря.
Встреча с "Новиком" заставила Мишке отвернуть и нарушила первоначальный замысел немцев, для которых появление русского корабля было полной неожиданностью. Однако и "Новик" из-за неисправности радиотелеграфа не смог подробно донести о противнике, ограничившись сигналом "вижу неприятеля". Это не позволило русскому командованию использовать шанс для перехвата германских крейсеров. 9-13 августа 1914 года германские крейсера и эсминцы совершили вылазку к Моонзундским островам, обстреляв маяки Богшер и Ристна, а также русские пограничные посты у Паланги.
← Ctrl 1 2 3 ... 29 30 31 ... 80 81 82 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0297 сек
SQL-запросов: 0