Электронная библиотека

Никита Петров, Марк Янсен - "Сталинский питомец" - Николай Ежов

12 августа настала очередь и Дерибаса - он был арестован своим преемником на Дальнем Востоке Люшковым. В итоге, почти все начальники отделов НКВД, их заместители и начальники региональных управлений были арестованы и репрессированы, причем все по нелепым вздорным обвинениям. Согласно официальной статистике, с 1 октября 1936 года до 15 августа 1938 года - то есть во время чисток Ежова - по всей стране были арестованы 2273 сотрудника органов госбезопасности{298}. Здесь стоит пояснить - эта цифра относится собственно к работникам системы ГУГБ НКВД СССР - УГБ НКВД республик, областей (то есть к работникам госбезопасности) и не включает пограничные и внутренние войска, милицию и сотрудников ГУЛАГа. В 1963 году комиссия ЦК КПСС сообщила, что с октября 1936 года по июль 1938 года, "согласно неполным данным", было репрессировано 7298 сотрудников НКВД{299}. Действительно, если учесть милицию и войска НКВД, то эта цифра становится близкой к истине. С 1 октября по 15 августа 1938 года было репрессировано 2273 служащих органов госбезопасности, 4490 сотрудников милиции и 813 служащих пограничных и внутренних войск{300}, в сумме получается число, близкое к названному комиссией ЦК КПСС 1963 года. Иное число репрессированных сотрудников НКВД назвал Ежов на суде, заявив, что "почистил" не менее 14 тысяч чекистов{301}. Он имел в виду все подразделения НКВД, включая ГУЛАГ, пожарную охрану, систему записи актов гражданского состояния (загс), палату мер и весов, а также инспекцию резервов и т. п. Возможно, что Ежов включил в это число и тех, кто был только уволен. Во время перестройки КГБ называл цифру в 20 тысяч репрессированных сотрудников НКВД, чтобы подчеркнуть, насколько сами чекисты пострадали от сталинского террора. Однако, эти цифры относятся к более широкой категории лиц и к более продолжительному периоду, то есть к 1933–1939 годам. По этим сведениям, в указанный период было арестовано 22 618 сотрудников ОГПУ - НКВД, причем по всем видам обвинений (в том числе и уголовным), а на период 1937–1938 годов приходится 9462 арестованных сотрудника{302}. Эти данные, помимо сотрудников госбезопасности, включают милицию, войска НКВД, ГУЛАГ, систему загсов и т. п., причем здесь большинство было арестовано за должностные преступления (присвоение казенного имущества, хищения, подлоги и другие неполитические преступления).
Безусловно, вместо арестованных на их посты назначались люди Ежова. Были приняты специальные меры для пополнения кадров НКВД за счет мобилизованных туда коммунистов и комсомольцев{303}. Так, 3 декабря 1936 года Ежов доложил на совещании в НКВД, что он договорился с ЦК об отборе от 150 до 200 секретарей партийных организаций на работу в НКВД{304}. А 11 марта 1937 года он уже приветствовал их ободряющей речью в стенах НКВД, утверждая, что в глазах народа - чекист - самое "почетное звание" и главное быть "преданным партии" всем сердцем{305}.
Военная разведка также подверглась чисткам. С апреля 1935 года разведывательное управление Генерального Штаба Красной Армии (Разведупр) возглавлял С.П. Урицкий. В январе 1937 года, по настоянию Урицкого, его заместитель А. X. Артузов был смещен и заменен М.К. Александровским. Однако, Урицкий чувствовал себя при этом неудобно и пытался сохранить лицо, осуществляя самокритику. "Мы довольно плохие разведчики", - сказал он 19 мая 1937 на партийном собрании Разведупра, но это ему не помогло{306}.
Спустя два дня, 21 мая, Сталин в Кремле в присутствии Молотова, Кагановича, Ворошилова, Ежова и Фриновского принял начальника иностранного отдела НКВД А.А. Слуцкого, руководителя спецгруппы НКВД (подчиненной непосредственно наркому и занимавшейся диверсиями, похищениями и ликвидациями за границей) Я.И. Серебрянского и руководителей Разведупра Урицкого, Александровского и А.М. Никонова (другой заместитель Урицкого). Встреча продолжалась два с половиной часа{307}. Сталин заявил, что "в разведке нас разбили", а Разведупр со своим аппаратом "попал в руки немцев", и потребовал разведывательную "сеть разедупра распустить"[34]. Двумя неделями позже, 8 июня, Политбюро сместило Урицкого с поста начальника Разведупра и заменило его Яном Берзиным, возглавлявшим военную разведку в 1924–1935 годы{308}. Урицкий был арестован в ноябре и расстрелян в августе следующего года{309}.
В июле 1937 года началась настоящая чистка Разведупра. Двадцать человек из руководящего состава были арестованы НКВД, среди них был и Александровский (позже он был расстрелян). Цепная реакция продолжалась. Пробыв на своем посту менее двух месяцев, 1 августа Берзин был смещен Политбюро и заменен Никоновым, ставшим временно исполняющим обязанности начальника Разведупра. Ежов получил право осуществлять общее руководство Разведупром. Ему было поручено "установить общее наблюдение за работой Разведупра, изучить состояние работы, принимать по согласованию с Наркомом обороны неотложные оперативные меры, выявить недостатки Разведупра и через 2 недели доложить ЦК свои предложения об улучшении работы Разведупра и укреплении его свежими кадрами"{310}. Таким образом, Ежов возглавил руководство военной разведкой, укрепив его "свежими людьми" из НКВД.
Никонов поставил своеобразный рекорд, будучи арестованным спустя всего лишь несколько дней после своего назначения 1 августа{311}. (Он был расстрелян в октябре 1938 года.) Все больше людей арестовывалось, и 3 декабря на заседании партбюро Разведупра было объявлено об аресте Берзина{312}. (Он был расстрелян в июле 1938 года.) 5 сентября 1937 года Политбюро назначило ставленника Ежова, сотрудника госбезопасности С.Г. Гендина, заместителем начальника Разведупра; фактически он руководил под контролем Ежова. Командир Красной Армии А.Г. Орлов стал заместителем начальника внешней разведки{313}. Гендин был арестован 22 октября 1938 года, Орлов весной следующего года, а вслед за ними и их подчиненные. Лишь в сентябре 1939 года был назначен новый начальник Разведупра И.И. Проскуров. Чистка Разведупра с июля 1937 года до начала 1938 года привела к "полному параличу центрального аппарата военной разведки" и полной ликвидации руководства и всех начальников отделов{314}. По другим оценкам, в период между 1937 и 1940 годами сотни сотрудников военной разведки были репрессированы, что составило "примерно половину от их общего числа"{315}.
Некоторых людей Ягоды Ежов устранял довольно изощренными и скрытыми способами, чтобы избежать ненужных слухов и кривотолков. Позже во время допроса Фриновский утверждал, что в начале 1938 года Ежов считал, что сам по себе арест начальника иностранного отдела Абрама Слуцкого после того, как Агранов и Миронов на допросах назвали его "участником заговора Ягоды", нецелесообразен. Если бы Слуцкий был арестован, его показания могли бы повредить Ежову в глазах Сталина, и, более того, подчиненные Слуцкому сотрудники разведки за рубежом могли бы отказаться от возвращения домой, последовав примеру Игнатия Рейсса (Порецкого) в 1937 году[35]. Как показал Фриновский, Ежов сам отдал приказ "ликвидировать Слуцкого без шума" и одобрил конкретные планы по его ликвидации. В феврале 1938, перед отъездом на Украину, он приказал своему заместителю Фриновскому ликвидировать Слуцкого до своего возвращения{316}.
Фриновский выполнил поручение. 17 февраля он вызвал Слуцкого к себе в кабинет, а начальник оперативно-технического отдела Алехин прятался в смежной комнате. Пока Слуцкий докладывал, другой заместитель Ежова - Заковский - вошел в кабинет и, расположившись позади Слуцкого, сделал вид, что читает газету. Дальнейшее в описании Фриновского выглядит так: "Улучив момент, Заковский набросил на лицо Слуцкого маску с хлороформом. Последний через пару минут заснул и тогда, поджидавший нас в соседней комнате Алехин, впрыснул в мышцу правой руки яд, от которого Слуцкий немедленно умер. Через несколько минут я вызвал из санотдела дежурного врача, который констатировал скоропостижную смерть Слуцкого"{317}.
Согласно официальному рапорту НКВД об этом происшествии, во время разговора с Фриновским Слуцкий умер от внезапного сердечного приступа. Возможно, что использованный яд обладал действием, напоминавшим сердечный приступ (цианистый калий не использовался, вопреки последующим утверждениям А. Орлова и других). Ежов показал на предварительном следствии о Слуцком, что он "имел от директивных органов указание не арестовывать его, а устранить"{318}. Похоже, что сам Сталин дал санкцию на это убийство. Оснований подозревать Фриновского в том, что он сказал неправду, нет. Тем не менее, Служба внешней разведки России (СВР) придерживается официальной версии, что Слуцкий "умер в кабинете от внезапного сердечного приступа"{319}.
← Ctrl 1 2 3 ... 18 19 20 ... 118 119 120 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0253 сек
SQL-запросов: 0