Электронная библиотека

Владимир Бабенко - Барский театр

Владимир Бабенко - Барский театр
Новая книга В. Г. Бабенко продолжает серию ранее вышедших сборников его рассказов: "Люди, звери и зоологи" (1991), "Лягушка на стене" (1998) и "Записки орангутолога" (2006). В представляемой книге несколько рассказов посвящено животным, несколько - впечатлениям об экспедициях и поездках, несколько - обитателям населенных пунктов, в которых автору посчастливилось побывать. В основе всех повествований лежат подлинные события, участником которых был либо сам автор, либо его друзья и знакомые. Большинство имен изменено, лишь некоторые, с согласия прототипов, оставлены подлинными.
Содержание:

Барский театр

Владимир Бабенко - Барский театр

УЛЫБКА

Рота была на полигоне. Воспользовавшись этим, старшина Сочавский зашел, кивнув вытянувшемуся в струнку дневальному, в казарму и, прогромыхав между рядами образцово заправленных коек, направился к тумбочке ефрейтора Михайлина. Старшина открыл дверцу. Внутри был идеальный порядок. В углу, рядом с мыльницей и полупрозрачным футляром, в котором угадывался изгиб розовой зубной щетки, он заметил серую записную книжку. Сочавский достал ее. На первой странице было написано: "Глубокие реки текут спокойно. Лао-Дзы". Старшина долго вчитывался в древнекитайское изречение, пытаясь постичь восточную мудрость. Потом, прервав это занятие, перелистал блокнот. Оказалось, это была единственная запись. Старшина вздохнул, вернул записную книжку на место и наконец обнаружил в казенной мебели не положенный по уставу предмет. В самой глубине тумбочки стояла литровая стеклянная банка с прозрачной мерцающей жидкостью. Старшина, предвкушая криминал, достал ее, открыл пластиковую крышку (в которой почему-то были проделаны аккуратные дырочки) и понюхал. Но он почувствовал лишь слабый речной запах. Сочавский поднес банку к лицу и только теперь заметил в ней десяток крошечных рыбок. На боках каждой рыбки были полоски - одна матовая ярко-алая, а другая, искрящаяся - голубая. Старшина не оценил эстетической стороны обитателей этого аквариума, но зато отметил, что рыбки были вполне упитанными.
Сочавский вздохнул. В памяти всплыли события прошлых лет, когда у него в роте служил другой выпускник вуза, тоже любитель живности. Но какой! Его интересовали только жуки-навозники, которых он увлеченно выкапывал из дерьма, в том числе и из человеческого. Однажды в его блокноте нашли записи на незнакомом языке. О случившемся немедленно доложили командиру подразделения, после чего тот долго допрашивал солдата. Невозмутимый боец заявил, что он духом и телом предан советскому народу, социалистической Родине, Коммунистической партии и Красной армии, но смысл и цель своей жизни видит в изучении жесткокрылых копрофагов, то есть жуков, поедающих экскременты. Прославлять свою социалистическую Родину он после демобилизации собирается всё тем же - то есть публикациями о жизни жуков-дерьмоедов. А записи на вражеском языке он объяснил латинскими названиями жуков. Ему не поверили. А вдруг это зашифрованный текст, попытка разглашения военной тайны? Офицер подумал, что следовало бы доложить в особый отдел, но сочетание слов "жуки - дерьмо - военная тайна" его остановило. Можно было и самому вляпаться. Поэтому справились своими силами. Происшествие замяли, записную книжку изъяли, непонятные записи под угрозой трибунала и нарядов вне очереди вести запретили. Однако известно, что свобода непобедима, и было замечено, что обычно туманный и блуждающий взгляд любителя копрофагов всегда становился осмысленным и целеустремленным при виде лепешек коровьего навоза.
- Тяжело работать с бывшими студентами, - подумал о своем новом подопечном старшина Сочавский (Михайлин попал в армию сразу после окончания вуза - точнее пушно-мехового института. За это он служил всего один год и за это же его произвели в ефрейторы).
Сочавский поставил банку в тумбочку, закрыл дверцу, почесал затылок и пошел писать письмо. Письмо матери Михайлина (старшина, сочиняя его, просмотрел ротные документы и узнал, что у ефрейтора было и имя - Саша). Сочавский трудился целый час и очень устал от непривычной работы. Но делать было нечего. Мать Михайлина, на его взгляд, была единственным человеком, который мог помочь Сочавскому разобраться в характере своего подчиненного.
Старшина, увидев в окно возвращающуюся с занятий роту, прервал свой литературный труд, вышел на плац и построил бойцов. Сочавский оглядел солдат. И, как всегда, не обнаружил ни одного, который был бы рад этой встрече.
"Есть такая профессия - Родину защищать" - с тоской подумал старшина, глядя на унылые физиономии. Единственным светлым пятном было лицо Михайлина.
На нем блуждала хроническая улыбка. Именно эта легкая ироническая усмешка и раздражала всех начальников ефрейтора - как прямых, так и непосредственных. Что бы ни делал Михайлин - ел, стрелял из автомата, читал армейский устав или отрабатывал свой очередной наряд вне очереди путем чистки сортира, - эта улыбка не сходила с его губ. При этом ленинский прищур его глаз с беловатыми ресницами и легкая сутулость довершали образ.
"С таким лицом, - подумал Сочавский, глядя на Михайлина, - человек может сделать всё что угодно - и поделиться последним рублем с нищим, и этого же нищего зарезать из-за копейки".
Последнего больше всего и опасался старшина. Он решил, что подчиненного о рыбках в банке лучше сегодня не спрашивать, а надо подождать, что ему в ответ напишет мать ефрейтора.
- Ефрейтор Михайлин, выйти из строя на пять шагов, - прервал свои размышления старшина.
Михайлин вышел.
- Объявляю вам наряд вне очереди. За увлечение маоизмом, чуждой нам идеологией. Маоизм в тумбочке уничтожить. Ясно?
- Так точно! - произнес Михайлин, все так же загадочно улыбаясь.
- Встать в строй!
- Есть!
Михайлин развернулся и пошел на свое место.
- Отставить! - остановил его старшина. - А это что у тебя? - и он указал на моток проволоки, торчащий у Михайлина из кармана.
- Тросики. На позиции нашел.
- Зачем они тебе?
- Для по́тасков.
- Для чего!?
- Для по́тасков. Капканы ставить.
- Еще один наряд вне очереди!
- Есть! - сказал Михайлин, в душе радуясь, что, во-первых, старшина, судя по всему, не обнаружил банку с рыбками, а во-вторых, что старшина не лишил его увольнительной. А к Михайлину как раз в ближайшее воскресенье должен был приехать друг из Москвы.
Страница: 1 2 3 ... 44 45 46 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0278 сек
SQL-запросов: 0