Электронная библиотека

Виталий Вавикин - Обратная сторона. Том 2

Виталий Вавикин - Обратная сторона. Том 2
Пара федеральных агентов приезжает в небольшой городок, чтобы проверить работу фабрики "А-синтез", которую местные жители обвиняют в гибели птиц и агрессивном поведении животных, истребляющих друг друга. Нанятый "А-синтез" ученый создает вакцину от появившегося на фабрике вируса, которым заразились рабочие. Но вирус проникает в город, меняя восприятия инфицированных, заставляя их видеть принявших вакцину людей монстрами. Сосед не доверяет соседу и боится его. Сестра считает брата монстром. Даже среди федеральных агентов разлад, потому что один из них принял вакцину, а другой нет. К тому же за исцелившимися людьми начинают охоту животные…
Содержание:

Виталий Вавикин
Обратная сторона. Том 2

Глава девятая

Шериф Бенджамин Бригс поднялся с кровати и осторожно сделал первый шаг. Ноги подогнулись, и он неуклюже взмахнул руками, словно тряпичная кукла. Стены мелькнули перед глазами. Шериф упал на пол, шумно выдохнув скопившийся в легких воздух. Кости заныли.
– Чертова болезнь! – проворчал он.
Последним воспоминанием, за которое он мог поручиться, перед тем как реальность перестала существовать, было как он выходит из патрульной машины и идет в свой дом, надеясь, что аспирин поможет избавиться ему от всех недугов. Затем наступила темнота. Кажется, он ползком добрался до кровати, решив, что у него случился инсульт или инфаркт – в пятьдесят лет такое происходит довольно часто. Люди идут по улице, хватаются за грудь или голову, и еще до того, как толпы зевак собираются вокруг бездыханного тела, отправляются разговаривать с богом.
Сейчас, лежа на полу, шериф видел сброшенный с прикроватной тумбы телефон. Он валялся рядом. Когда он полз к кровати, то, возможно, и пытался позвонить в больницу и попросить приехать и спасти его, но сейчас силы начинали возвращаться. Если это и был инфаркт-инсульт, то все уже осталось в прошлом.
Шериф увидел сброшенную с тумбы вместе с телефоном фотографию Беверли – своей дочери, радовавшей его каждый месяц письмами с рассказами о том, как протекают ее учебные годы в колледже, и разозлился на себя за то, что смахнул ее с тумбы. Разбить телефон было не так жалко, как разбить рамку, в которую была вставлена фотография дочери. После пятидесяти человек иногда понимает, что у него мало что осталось, кроме воспоминаний и подарков разъехавшихся детей.
– Донна! – встревоженно закричал Бригс, смолк, прислушался. Жена не отвечала. – Донна! – страх придал сил, и он начал подниматься. Сначала на колени, слушая, как хрустят суставы, затем, опираясь на кровать, на ноги. – Донна! – голос разнесся по старому дому, отзываясь тишиной. – Донна! – шериф покачнулся. Голова закружилась. – Донна! – он звал свою жену, чувствуя, что мысли о ней помогают ему держаться на ногах. – Донна! – шериф заставил себя не обращать внимания на слабость, сделал на тряпичных ногах один шаг, другой. – Донна! – он схватился за дверной косяк, выглянул в коридор. – Донна… – дыхание со свистом вырвалось из его легких.
Иногда, во время редких, но отнюдь не легких скандалов, жена, бывало, уходила в комнату дочери и проводила там ночь. Холодная кровать приводила Бригса в чувства лучше, чем тысяча пришедшихся в цель слов. Он был горяч, вспыхивая с пол-оборота, но и успокаивался так же быстро. Утром они с женой встречались на кухне и завтракали, притворяясь, что прошлым вечером ничего не произошло.
– Донна!
Пошатываясь, Бригс пошел по коридору в комнату дочери, надеясь, что и сейчас найдет жену именно там. Голова кружилась, и по дороге он уронил дешевый неуклюжий торшер, услышав, как разбился стеклянный плафон, и сорвал со стен пару репродукций известных европейских художников, в творчестве которых Бригс так и не смог найти то очарование, которое находила жена.
– Донна! – он толкнул дверь в комнату дочери, выругался, повернул ручку и снова толкнул. Жена лежала на кровати, укутавшись бледно-алым одеялом, и шерифу показалось, что она не дышит. – Донна, – слезы навернулись на глаза. – О Донна, пожалуйста… – шериф почувствовал, что силы покидают его.
Собрав волю в кулак, он сделал несколько шагов и упал на колени возле кровати, выставив вперед руки, чтобы не разбить о край кровати лицо. От толчка рука жены выскользнула из-под одеяла. Шериф тупо уставился на бледную кисть.
– О Донна… – слезы покатились по его щекам.
– Бен? – голос жены прозвучал так тихо, что Бригс списал это на галлюцинацию, далекое воспоминание, которое больше никогда не повторится. Донна открыла глаза и испуганно посмотрела на мужа. – Бен, что с тобой?
– Донна? – сердце в груди подпрыгнуло, встало поперек горла. Дыхание перехватило. Шериф поднял голову, увидел, что жена жива, и начал спешно вытирать слезы. – Я думал… Думал… – он замялся.
Донна смотрела сквозь него. Мир был погружен в туман, за его пеленой она не видела ничего. Лишь слышала голос Бригса, чувствовала его запах.
– Я думал… – Бригс обнял ее, стараясь не раздавить в своих объятиях. Когда же в последний раз он был так рад, что она рядом с ним?! Десять? Двадцать лет назад? В памяти ничего не осталось, да и не нужно было. Он жил здесь и сейчас. Его губы прижались к горячему лбу Донны.
– Что со мной случилось, Бен? – спросила она, пытаясь вспомнить, как оказалась в кровати, и не понимая, чем вызвана такая внезапная нежность супруга.
– Ты заболела, – шериф снова поцеловал ее в лоб, подавил желание прижаться губами к ее губам. – Но теперь все будет хорошо, – он не врал. Он правда верил, что если Донна не умерла, вернее, ожила чудесным образом, после того как он уже вообразил ее похороны, то теперь с ней все будет в порядке. – Ты поправишься, – Бригс вспомнил разбитую рамку с фотографией дочери и подумал, что Донна очень сильно обидится на него за это. Мысль об этом вызвала новый поток слез, подступивший к глазам. Пусть кричит сколько хочет, пусть ругает его! Как же приятно слышать ее голос! Как же приятно знать, что она жива! – Я люблю тебя! – впервые за последние годы сказал Бригс.
– О господи, Бен! – Донна удивленно сжалась в кровати. Что-то нежное поднялось из груди в самый центр мозга, родив желание обнять супруга, прижать к груди. Но сил хватило лишь на то, чтобы чуть-чуть приподнять руки. – Я тоже люблю тебя, Бен, – сказала она немного растерянно, потому что ничего другого сейчас сделать не могла. Слова показались ей такими простыми, что она удивилась, почему в последние годы они не пользовались этим словосочетанием, которое приносит столько теплых чувств. Бригс увидел, как слезы собрались в невидящих глазах жены.
– Тебе больно? – спросил он, осторожно поглаживая ее щеку.
– Нет, – она покачала головой, и крупная серебряная капля скатилась по щеке на пальцы супруга. – Все хорошо. Я просто счастлива, – Донна облизнула сухие губы. Жизнь возвращалась, выползала из темной ямы беспамятства, и вместе с жизнью возвращались желания и потребности. – Так сильно хочется пить, – прошептала она, пытаясь вспомнить, где на кухне стоят стаканы, на какой полке в холодильнике стоит пакет с соком.
– Я сейчас принесу, – Бригс решительно поднялся. Как странно порой случается в жизни – сначала силы ему придавал страх, теперь силы черпались в источники любви и заботы.
Пошатываясь и со все большей осторожностью делая каждый новый шаг, он пошел на кухню, отыскал стакан, наполнил его холодной водой. Шериф собирался вернуться к жене, когда услышал звук подъехавшей к дому машины. Поставив стакан на стол, он подошел к окну, отодвинул занавеску и выглянул на улицу. На подъездной дорожке к дому стоял небесно-голубой "Шевроле". Бригс близоруко прищурился, пытаясь разглядеть вышедших из машины людей.
– Надеюсь, что он здесь, – сказал Дэйвид Маккоун, глядя на машину шерифа.
Еще одну патрульную машину они видели на окраине города. Остов машины. Помощник шерифа ехал домой, когда потерял сознание, и машина съехала с дороги, ударившись в старое дерево и распоров о камни бензобак. Такую теорию случившегося выдвинул агент Хэлстон, хотя Дэйвид не особенно слушал его. Если бы не сестра, то он вообще не стал бы их слушать – очнулся бы в палате, набрался сил и сразу же сбежал с фабрики. Но Луиза умела убеждать. Хотя вид у нее был крайне странным. Она то смотрела на него как-то слишком внимательно, словно пытаясь увидеть что-то за кожей, то отводила глаза, боялась даже поднять их.
Дэйвид обернулся, награждая Хэлстона недобрым взглядом.
– Останьтесь здесь. Я сам поговорю с ним, – сказал он. Хэлстон хотел возразить, но счел, что сейчас лучше не спорить. Как много жителей города нуждаются в вакцине? Как много их жизней висит на волоске? И сколько этих жизней оборвется, если они не будут действовать чуть быстрее?
– Хорошо, – согласился Хэлстон. Дэйвид кивнул, как будто одержал важную победу, и направился к дому шерифа.
Страница: 1 2 3 ... 57 58 59 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.3002 сек
SQL-запросов: 0