Электронная библиотека

Ольга Клюкина - Святые в истории. Жития святых в новом формате. XII-XV века

Марко привез с собой большой запас хлеба и рыболовные снасти – на Соловецком острове в пресных озерах водилось много рыбы. Приняв на Соловках монашеский постриг с именем Макарий, он стал первым учеником соловецких пустынников.
Вскоре и другие поморские жители стали приплывать на остров и, приняв монашеский постриг, селиться поближе к опытным подвижникам.
Так началась история знаменитого Соловецкого монастыря, основателями которого считаются преподобные Савватий, Зосима и Герман Соловецкие.
Первые соловецкие монахи разводили огороды, рыбачили и научились добывать из морской воды соль (ценнейший продукт на Руси). Ячмень и рожь в здешнем климате не вызревали, поэтому хлеб и муку выменивали на материке.
На том самом месте, где Зосиме было видение храма в воздухе, возвели деревянную церковь в честь Преображения Господня с приделом во имя святителя Николая. Рядом с ней монахи выстроили общую трапезную, новые кельи, необходимые хозяйственные постройки.
Сейчас на месте первого храма стоит главный Спасо-Преображенский собор Соловецкого монастыря, по его имени монастырь носит название Спасо-Преображенского.
Интересно, что монастырь на Валааме, где подвизался преподобный Савватий, тоже был во имя Преображения Господня, и конечно, это нельзя назвать случайностью.
Русские иноки были связаны незримыми духовными нитями с монахами-исихастами Афона. Современник Зосимы и Германа, молодой монах Кирилло-Белозерского монастыря Нил (Майков), примерно в эти годы совершил большое паломническое путешествие в Палестину, Константинополь и на Афон, а вернувшись на Русь, основал скит на реке Соре, неподалеку от Кириллова монастыря (впоследствии Нилово-Сорская пустынь).
В "Поучении ученикам" Нил Сорский цитирует творения Симеона Нового Богослова, Григория Синаита и других исихастов, эти сочинения были известны на Руси и в других северных монастырях.
Новый храм на Соловецком острове надо было освятить, и Зосима послал одного из монахов к архиепископу Новгородскому с просьбой назначить игумена и прислать для нового храма антиминс (от греческого – "вместо престола") – плат с вшитой в него частичкой мощей, без которого невозможно совершать литургию.
Новгородский святитель Евфимий II определил соловецким игуменом иеромонаха Павла, который прибыл на Соловки и освятил Преображенскую церковь.
Но первый соловецкий игумен не смог вынести трудностей жизни на острове и вернулся в Новгород. То же самое повторилось и с его преемником, игуменом Феодосием.
К тому времени в Соловецком монастыре собралось уже более двадцати монахов, и на общем совете братия решила не брать игуменов со стороны, а избрала в настоятели Зосиму.
Конечно, у Германа было больше опыта жизни на Соловках, но он не знал грамоты, да и по-прежнему предпочитал жить уединенно.
Зосима тоже отказывался от игуменства, и соловецким монахам пришлось проявить настойчивость. Они написали письмо архиепископу Новгородскому, чтобы тот рукоположил Зосиму и поставил его игуменом. Новгородский святитель письмом вызвал Зосиму в Новгород и убедил его принять священство и игуменство.
По призыву архиепископа новгородцы охотно жертвовали для Соловецкой обители деньги, церковную утварь, теплую одежду, съестные припасы и просили, чтобы монахи не забывали их в своих молитвах.
По подсчетам историков, за одно только столетие (между 1340 и 1440 годами) на Руси было основано до ста восьмидесяти новых монастырей, которые пользовались поддержкой князей и во многом существовали на народные пожертвования.
Основанная на далеком острове в Белом море Соловецкая обитель стала как бы форпостом православной веры на Севере, впоследствии она будет пользоваться особым покровительством московских государей.
"Люди приучались смотреть на здешние места не как на "чужеверную" и дикую окраину Руси, а как на часть ойкумены – своего, освоенного мира", – отмечает исследователь истории Соловецкого монастыря А. В. Лаушкин.
В 1452 году, после шестнадцати лет пребывания на Соловках, Зосима стал игуменом основанного им монастыря и устроил в его стенах жизнь по общежительному уставу.
Правила эти были просты и справедливы: "Игумен и священники, и соборные старцы едят и пьют в трапезной [палате], пища всем поровну. По кельям, кроме как для больных братий, столы не накрывать. Из трапезной пищу и питье не выносить. Необходимой одеждой и обувью все обеспечиваются за счет монастыря. Кельи священники и братия, кто желает, покупают, а которые купить не могут, то в казенных [монастырских] живут. А дохода [заработка] священникам и братии, служащим в монастыре и в других местах, не полагается, поскольку все потребное [монахам] выдается из казны".
Ольга Клюкина - Святые в истории. Жития святых в новом формате. XII-XV века
Ольга Клюкина - Святые в истории. Жития святых в новом формате. XII-XV века
Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь.
Вскоре на Соловках был построен более просторный Преображенский храм с приделом святителя Николая, а также деревянная церковь Успения Божией Матери.
"Лопари, жители Карелии, финны, норвежцы приходили к нему, принимали Святое Крещение, а иные оставались в обители на всю жизнь", – говорится в "Житии преподобного Зосимы".
Но не у всех появление монастыря вызвало радость, многие карелы и поморские рыбаки издавна считали остров своим дальним угодьем. Они привыкли летом свободно ловить в здешних озерах рыбу, охотиться на дичь и теперь стали притеснять монахов. Кто-то даже угрожал разорить обитель и изгнать с острова всех черноризцев.
Игумену Зосиме пришлось отправляться в Новгород просить помощи и защиты у архиепископа Новгородского Феофила и заручиться грамотой на владение землями Соловецкого острова.
В Новгороде Зосима был благосклонно принят архиепископом, который посоветовал ему изложить свои нужды знатным боярам и другим участникам новгородского веча. Зосима обошел дома "верхних" новгородских бояр, смиренно упрашивая не допустить разорения Соловецкой обители, многие обещали ему свою поддержку.
В то время особое влияние в Новгороде имела боярыня-посадница Марфа Семеновна Борецкая, известная в истории как Марфа Посадница. Только по рекам Сума и Выг семье Марфы Посадницы принадлежало девятнадцать деревень, которые в писцовых книгах 1496 года обозначены именем Марфинских и Исаковых (по имени ее мужа). Служивые люди, жившие на принадлежавших боярам Борецким поморских землях, тоже нередко обижали соловецких монахов.
Заслышав о соловецком игумене и предубежденная против него своими поселенцами, Марфа велела слугам прогнать Зосиму со двора. Соловецкий игумен ничего не возразил, а сопровождавшему его монаху тогда сказал: "Настанет время, когда жители этого дома не будут ходить по своему двору; двери дома затворятся и уже не отворятся; этот двор опустеет".
Узнав, что новгородцы сделали щедрые пожертвования на содержание Соловецкой обители, Марфа Посадница устыдилась своей грубости и позвала Зосиму на обед. Когда начался пир, Зосима, взглянув на гостей, вздохнул, опустил глаза и даже не прикоснулся к яствам. Выйдя из боярского дома, сопровождавший его ученик стал расспрашивать, почему игумен был так опечален во время обеда.
И Зосима рассказал ему о своем видении: взглянув на сидящих за столом гостей, он вдруг увидел шесть знатных новгородских бояр сидящими без голов. А когда это повторилось и во второй, и в третий раз, он понял, что видение пророческое и в скором времени все эти люди будут обезглавлены. Но своему ученику Зосима велел никому об этом не говорить.
Предсказание о запустении дома Марфы Борецкой и казни шести бояр исполнилось в 1478 году, во время усмирения Новгорода великим князем Московским и всея Руси Иоанном III. В ходе подавления новгородских бунтов были казнены сын Марфы Посадницы Дмитрий Исаков, новгородские бояре Василий Селезнев-Губа, Киприан Арбузьев, Иеремия Суховцев и еще двое – те самые, кого преподобный Зосима увидел обезглавленными во время званого обеда.
Сама Марфа Борецкая с сыном Федором и дочерьми была отправлена в заточение. Имение ее было разграблено, новгородский дом и весь двор пришли в запустение.
Из Новгорода Зосима привез грамоту на владение Соловецким островом со всеми угодьями, заливами, озерами и ближними островами и правами на рыбную ловлю. Этот старинный юридический документ за восемью вислыми свинцовыми печатями (от посадника, архиепископа, тысяченачальника и от пяти "кончан" – бояр, представителей пяти концов города) узаконил права соловецких монахов.
Позднее царь Иоанн Васильевич выдаст Соловецкому монастырю грамоту с еще более широкими полномочиями. В ней не только будет подтверждено владение островами, но и даровано право брать десятину со всех, кто приезжает на Соловецкий остров заниматься рыбным промыслом.
В "Житии преподобного Зосимы" рассказывается, что во время игуменства Зосимы на Соловки пришло послание от монахов Кирилло-Белозерского монастыря, которым стало известно о том, что первым пустынножителем на северном острове был их старец Савватий.
В послании содержался мудрый совет соловецким монахам: "Да не будете лишены такого дара, уготованного вам от Бога, но идя скоро, со рвением, перенесите мощи блаженного в свой монастырь, чтобы там, где он многие годы потрудился телесно, были положены и святые мощи его".
← Ctrl 1 2 3 ... 30 31 32 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0087 сек
SQL-запросов: 0