Электронная библиотека

Иван Забелин - История города Москвы

Присоединимъ сюда свидѣтельства о числѣ дворовъ и въ 1732 и 1734 гг., любопытныя въ томъ отношеніи, что они сильно разнорѣчиво указываютъ это число. Въ 1732 г. было показано дворовъ 19.417, покоевъ. кромѣ холодныхъ - 39.047, а въ 1734 г. показано дворовъ 15.655, покоевъ (жилыхъ квартиръ) - 33.110. Статистика невѣроятная, почему по начальству былъ запросъ, но отвѣта намъ не встрѣтилось.
По случаю этой Петровской отчетности подробно были описаны и крѣпостныя сооруженія Кремля съ измѣреніями ихъ вышины, ширины и длины.
Какъ упомянуто, длина Кремлевскихъ стѣнъ вокругъ города простиралась на 10551/2 саж. (По новымъ измѣреніямъ оказалось 1.040 саж.). Вышина стѣнъ въ разныхъ мѣстахъ была различна, отъ 5 до 8 саж. до зубцовъ; зубцы имѣли вышину по сажени. Ширина (толщина) стѣнъ равнялась 13 /4 саж., а индѣ и двумъ саженямъ. Между воротами и глухими башнями стѣны раздѣлялись на 18 отдѣловъ. Проѣзжихъ воротъ числилось, какъ и теперь, пять, башенъ глухихъ и отводныхъ-16. Вышина воротныхъ и другихъ башенъ обозначена: Спасской и Троицкой по 30 саж… Боровицкой-28, наугольныя круглыя башни: Беклимешевская имѣла около 24 саж., Водовзводная-27 саж.; остальныя имѣли различную вышину-отъ 71/2 до 20 слишкомъ саж. и въ большинствѣ около 15 саж.
Со стороны Китай-города за стѣнами Кремля находился глубокій ровъ, выкладенный съ обѣихъ сторонъ каменными стѣнами длиною 253 саж., глубиною въ 4 саж., а противъ Константино-Еленскихъ воротъ въ 6 саж.; шириною въ подошвѣ отъ 14 до 16 саж., вверху на 17 саж. Стѣны рва вверху были устроены зубцами, какъ у стѣнъ Кремля; зубцы выходили изо рва выше уровня площади. Это хорошо обозначено на рисункахъ Мейерберга (Альбомъ видовъ, No III). Черезъ этотъ ровъ отъ Спасскихъ и Никольскихъ воротъ протягивались мосты на каменныхъ сводахъ длиною саженъ по 20 (Цвѣтущее состояніе Всероссійскаго государства, Ив. Кириллова, М., 1831 г., стр. 90–91). Какъ мы упоминали, этотъ глубокій ровъ былъ построенъ въ 1508 г. Фрязиномъ Алевизомъ.
Какой же общій характеръ носили всѣ зти дворы, всѣ эти многочисленныя постройки, распредѣленныя многими большими улицами и великимъ множествомъ переулковъ, представлявшихъ своего рода порядочную паутину?
"Это былъ городъ не только деревянный, но и вполнѣ деревенскій. Это былъ городъ, подъѣзжая къ которому, благочестивые нѣмцы говаривали, что это Іерусалимъ, и потомъ, въѣхавши въ его деревенскія улицы, убѣждались, что это скорѣе Виѳлеемъ, или простѣе сказать - громадная деревня, отличавшаяся всѣми качествами настоящей великорусской деревни", ибо тысячи дворовъ на самомъ дѣлѣ состояли изъ простыхъ крестьянскихъ избъ повсюду съ немощеными переулками и только большія улицы назывались мостовыми, потому что покрыты были деревянными мостами изъ отесанныхъ и даже неотесанныхъ бревенъ, перекрытыхъ только на царскихъ путяхъ байдашными барочными досками.
Деревенскій характеръ города еще больше запечатлѣвался множествомъ большихъ и малыхъ садовъ и огородовъ, существовавшихъ почти у каждаго даже и малаго двора, не упоминая о садахъ въ нѣсколько десятинъ пространства.
Среди такой деревенской обстановки златоглавый каменный Кремль выдѣлялся въ особенной красотѣ, которая впослѣдствіи, при размноженіи каменныхъ зданій въ городѣ, мало-по-малу стала равняться съ массою этихъ зданій и во многомъ утратила свое выдающееся положеніе.
Въ первый же годъ новаго столѣтія (1701-й годъ) Кремль подвергся великому опустошенію оть пожара. Какъ будто сама судьба очищала его мѣстность отъ любезной старины, чтобы дать просторъ для новыхъ сооруженій или вообще для чистаго мѣста въ родѣ широкихъ площадей. Это было только начало упраздненія и очищенія Кремлевской строительной старины.
Отъ пожара очистилась обширная площадь, донынѣ существующая между Арсеналомъ и зданіемъ Судебныхъ мѣстъ, на которой въ ту же осень, 12 ноября, у стѣны между Никольскими и Троицкими воротами Петръ повелѣлъ построить Оружейный Домъ, именуемый Цейхоусъ, для чего вся мѣстность была очищена отъ оставшихся каменныхъ строеній до материка. Объ этой постройкѣ мы будемъ говорить въ своемъ мѣстѣ.
Во время Шведской войны Карлъ XII (предупреждая Наполеона) неотступно собирался напасть на самую Москву. Имѣя въ виду такое намѣреніе врага, Петръ изъ предосторожности въ 1707 г. повелѣлъ укрѣпить Кремль и Китай-городъ по всѣмъ правиламъ фортификаціи, для чего были сооружены земляные бастіоны, или болверки, прозванные въ народѣ болгородками. Работы начались съ 1-го іюня. Москва очень встревожилась, увидавъ, что дѣло идетъ не на шутку. Отъ 9 іюня Петръ уже писалъ изъ похода: "Извѣстно намъ здѣсь учинилось, что у васъ на Москвѣ не малый страхъ произошелъ, оттого что стали крѣпить Московскіе городы; и то намъ зѣло дивно и смѣху достойно, что мы часъ отъ часу отъ Москвы далѣ, а вы въ страхъ приходите…" Государь успокоивалъ испугавшуюся Москву, напоминая, что, по пословицѣ, осторожнаго коня и звѣрь не вредить, и приказывая, оставивъ страхи, веселиться попрежнему, при семъ и насъ не забывайте, оканчивалъ государь.
Однако болверки готовились спѣшно. 20 октября прибывшій въ Москву царевичъ Алексѣй Петр. осматривалъ ихъ, была съ нихъ пушечная пальба. Затѣмъ царевичъ приказалъ, чтобы оканчивали болверки поскорѣе.
Декабря 5 прибылъ и самъ государь, осмотрѣлъ ихъ также съ пушечною пальбою.
У Боровицкихъ воротъ былъ устроенъ Боровицкій бастіонъ. выходившій острымъ угломъ на Боровицкій мостъ. Далѣе на существующемъ во 2-мъ Александровскомъ саду пригоркѣ передъ башнею возведенъ Неглинный бастіонъ; за нимъ у Троицкихъ воротъ по обѣ стороны моста-Троицкій бастіонъ; за нимъ надъ теперешнимъ гротомъ въ 1-мъ Александровскомъ саду-Никитскій бастіонъ, прозванный такъ потому, что стоялъ противъ Никитской улицы. Послѣдній бастіонъ-Воскресенскій - былъ устроенъ передъ Наугольною башнею близъ Воскресенскихъ воротъ. Укрѣпленія были возведены только со стороны Неглинной, такъ какъ съ другихъ сторонъ укрѣпляла Москва-рѣка и бастіоны Китай-города. Впрочемъ, и со стороны Москвы-рѣки между Тайницкими воротами и Водовзводною башнею также были устроены болверки.
Хотя Шведская война и навела было страхъ на Москву, но она же давала случаи справлять увеселительные тріумфы по поводу славныхъ побѣдъ надъ Шведами, при чемъ тріумфально украшались и Кремлевскія башни. Первое тріумфальное торжество происходило въ началѣ января 1703 г. "взятія ради Свѣйскаго города Нотенбурга, проименованнаго Шлисельбургомъ". Для этого тріумфа особенно богато была убрана Водовзводная башня, наугольная отъ Боровицкихъ воротъ. По круглымъ ярусамъ и въ окнахъ до самаго верха ее расцвѣтили знаменами разныхъ цвѣтовъ, а въ ночь кругъ той башни по ярусамъ же и окнамъ между знаменъ поставили фонари слюденые, большіе и малые. И впредь было повелѣно сдѣлать для такихъ же тріумфовъ 500 фонарей, станки деревянные, и оклеить холстиною и учинить на тѣхъ фонаряхъ виды различныхъ фарбъ. Кромѣ Водовзводной, также украшались еще четыре башни, для чего было написано 50 картинъ и сдѣланы цвѣты, листы, фрукты и т. п. Въ 1704 г. для такихъ украшеній сдѣлано 5 флаговъ полотняныхъ мѣрою два по 10 арш. длиною, три по 9 арш., шириною по 7 арш.; въ нихъ вшиты изъ синей крашенины кресты кавалерійскіе по размѣру.
Такіе тріумфы справлялись всегда на Новый годъ 1-го января, какъ было въ 1703, 1704, 1705, 1708 1709 и 1710 годахъ. Въ 1709 г. въ ознаменовсніе Полтавской побѣды были написаны двѣ тріумфальныя въ знакъ побѣды картины въ ширину и въ вышину по три сажени. И тогда же было повелѣно написать на Александрійской бумагѣ тысячу листовъ въ знакъ надъ непріятелемъ побѣды и къ нимъ 50 рамъ, а около тѣхъ рамъ украсить можжевельникомъ и поставить у градскихъ воротъ. Видимо, что Полтавская баталія была изображена на этихъ листахъ и картинахъ во всѣхъ подробностяхъ и народъ могъ воочію созерцать это достославное дѣло Петра.
Въ Кремлѣ, какъ упомянуто, было заложено и строилось новое обширное каменное зданіе Арсенала, а старый каменный дворецъ былъ совсѣмъ покинутъ, оставленъ на полнѣйшее разрушеніе. Какъ онъ выгорѣлъ въ 1701 г., такъ и оставался обгорѣлымъ до 1722 г., когда по повелѣнію государя былъ подробно описанъ тѣмъ же строителемъ Арсенала Христофоромъ Конрадомъ, повидимому съ цѣлью возобновить ветхое и разрушенное для предположенной государемъ коронаціи его супруги Екатерины I.
По смѣтѣ на такое возобновленіе требовалось безъ малаго 53 тысячи, почему къ коронаціи были изготовлены только двѣ большія полаты, Грановитая и Столовая, и жилой корпусъ Теремнаго дворца, въ которомъ не было ни дверей, ни окончинъ, ни половъ.
Коронація сь обычными торжествами совершилась 7 мая 1724 г. Послѣ того дворецъ попрежнему былъ оставленъ на запустѣніе и разрушеніе.
Точно такъ и въ послѣдующее время тѣ же самые главные отдѣлы дворца возобновлялись только къ коронаціоннымъ торжествамъ, остальное мало-по-малу разрушалось, чему много поспособствовалъ и страшный пожаръ всей Москвы въ 1737 г.
Между тѣмъ императрицы, и Анна, и особенно Елизавета, очень желали устроить себѣ жилище именновъ Кремлѣ. Импер. Анна выстроила себѣ деревянный небольшой дворецъ возлѣ Арсенала, прозванный ею Анненгофомъ и вскорѣ перенесенный на Яузу. Импер. Елизавета пожелала построить дворецъ на болѣе видномъ мѣстѣ съ набережной стороны дворцовыхъ зданій. Здѣсь возлѣ Благовѣщенскаго собора на мѣстѣ старыхъ Набережныхъ полатъ и Средней Золотой и Столовой оберъ-архитекторъ, знаменитый Растрелли, построилъ въ 1753 г, новое зданіе, названное Кремлевскимъ Зимнимъ дворцомъ, такъ какъ Яузскій Головинскій дворецъ носилъ названіе Лѣтняго (Альбомъ видовъ, No V). По этому случаю всѣ части стараго разрушавшагося дворца были снова осмотрѣны и описаны при чемъ выяснилось, что "въ ономъ
← Ctrl 1 2 3 ... 38 39 40 ... 151 152 153 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0587 сек
SQL-запросов: 0