Электронная библиотека

Андрей Курбский - История о великом князе Московском

Андрей Курбский - История о великом князе Московском
Андрей Михайлович Курбский происходил из княжеского рода. Входил в названную им "Избранной радой" группу единомышленников и помощников Ивана IV Грозного, проводившую структурные реформы, направленные на укрепление самодержавной власти царя. Принимал деятельное участие во взятии Казани в 1552. После падения правительства Сильвестра и А. Ф. Адашева в судьбе Курбского мало что изменилось. В 1560 он был назначен главнокомандующим рус. войсками в Ливонии, но после ряда побед потерпел поражение в битве под Невелем в 1562. Полученная рана спасла Курбского от немедленной опалы, он был назначен наместником в Юрьев Ливонский. Справедливо оценив это назначение, как готовящуюся расправу, Курбский в 1564 бежал в Великое княжество Литовское, заранее сговорившись с королем Сигизмундом II Августом, и написал Ивану IV "злокусательное" письмо, в которомром обвинил царя в казнях и жестокостях по отношению к невинным людям. Сочинения Курбского являются яркой публицистикой и ценным историческим источником. В своей "Истории о великом князе Московском, о делах, еже слышахом у достоверных мужей и еже видехом очима нашима" (1573 г.) Курбский выступил против тиранства, полагая, что и у царя есть обязанности по отношению к подданным.
Андрей Курбский - История о великом князе Московском
Князь Андрей Михайлович Курбский и его "История о великом князе Московском"
Фигура самого князя Курбского и его творческое наследие издавна привлекали внимание исследователей. Его перу атрибутируются несколько самостоятельных произведений и переводов, сделанных им с греческого и латинского языков[i]. Среди его собственных трудов наибольшей известностью пользуются четыре Послания, направленные царю Ивану IV, Послания разным лицам и особенно "История о великом князе Московском" (далее в тексте - "История"). Значение последней на протяжении всего времени со дня ее написания оценивалось очень высоко.
Первый публикатор всех произведений князя А.М. Курбского Н.Г. Устрялов называет "Историю" "величественным памятником нашей истории" и полагает, что ее "не следует оставлять на полке в недоступных книгохранилищах", так как история всегда поучительна. "И никогда еще, - писал Устрялов более чем сто лет назад, - она не была столь поучительна, как в наше время"[ii].
Я думаю, что это высказывание вполне может быть отнесено и к нашей современности, да наверное и ко всем последующим эпохам.
К историческим памятникам непреходящей ценности относит "Историю" и другой дореволюционный исследователь- А.Н. Ясинский, характеризуя ее как ценный исторический источник[iii].
"История" Курбского неоднократно изучалась и использовалась учеными-богословами, которые ссылались на нее как на собрание достоверных фактов, освещающих отдельные события церковной жизни и ее деятелей[iv].
Современные ученые также высоко оценивают "Историю", рассматривая ее как "ценнейший памятник по истории внешней и внутренней политики, а также общественной мысли русского государства второй половины XVI в."[v]
Богатство содержания этого источника и его связь с политикой отмечает и С.А. Елисеев, который обращает внимание на соответствие основного идейного материала этого произведения общей концепции развития в России гуманистических традиций философии.[vi]
Филологами также неоднократно исследовался писательский талант Курбского, особенности сюжетного построения и жанрового разнообразия "Истории"[vii].
Особое внимание обращалось на ценность этого труда при изучении истории опричнины, ибо в нем содержатся сведения, отсутствующие в других источниках того времени. Так, С.Б. Веселовский, реконструировавший Синодик опальных царя Ивана Грозного, многократно использовал "Историю" как источник. В некоторых случаях ему удалось подтвердить сведения Курбского известиями иных источников, а в ряде других - отметить уникальность фактов, изложенных этим писателем. К "Истории" Курбского С.Б. Веселовский также неоднократно обращался и при написании своего выдающегося труда "Исследования по истории опричнины", практически изменившего понимание и оценку опричных мероприятий в исторической, а особенно историко-правовой науке[viii].
Проливала свет "История" и на определенные аспекты географических и генеалогических изысканий[ix].
Наших современников занимает также и история политической эмиграции[x].
Однако наименьшим вниманием пользовался этот памятник у историков-юристов, в связи с чем неисследованными остались политико-правовые взгляды A.M. Курбского. Между тем именно свой политико-правовой идеал он противопоставлял существующей действительности того времени. Политические и правовые воззрения A.M. Курбского представляют интерес не только потому, что им было дано первое в истории русской политико-правовой мысли "последовательное развенчание тирана"[xi], но и сформулирован самостоятельный государственно-правовой идеал, основные черты которого и подвергаются анализу в настоящей статье.
Но прежде чем приступить к исследованию политико-правовых воззрений Курбского, в основном наиболее ярко выраженных в его "Истории" и переписке с царем Иваном IV, необходимо затронуть несколько спорных вопросов в биографии этого видного политического деятеля, так как они также проливают свет на его политическую позицию и взгляды.
Кем был A.M. Курбский в событийной канве XVI в.? Какова его политическая ориентация? Как рассматривать и оценивать его отъезд в Польшу и переход на сторону польского короля?
Данные вопросы затрагиваются практически всеми исследователями творчества этого писателя и мыслителя, но до настоящего времени не имеют однозначного решения. Чтобы ответить на них, следует обратиться равно как к истории, так и к современности.
Биография князя A.M. Курбского изучена, к сожалению, недостаточно. Известно, что он родился в 1528 г. Себя он считает потомком Владимира Мономаха, а непосредственное родословие возводит к святому чудотворцу Федору Ростиславичу Смоленскому и Ярославскому. Еще в первой половине XVI в. Курбские превратились в служилых князей великого князя Московского, так что Андрей Михайлович провел свою молодость при великокняжеском, а затем (после 1547 г.) и царском дворе. Его мать была дочерью крупного государственного деятеля В.М. Тучкова, а отцом был М.М. Курбский - член Боярской думы. Жизнь родителей не была безоблачной, так как М.М. Курбский, видимо, был замешан в придворных интригах и даже "было ему гонения многа и убожества". В дворцовых интригах участвовал и дед князя Андрея по матери - В.М. Тучков. Приближенным ко двору, а затем попавшим в опалу был и другой родственник Курбского - Семен Федорович Курбский[xii] (двоюродный дед писателя). О В.М. Тучкове и Семене Курбском сохранились известия как о людях весьма образованных. Все они к тому же были прославленными воеводами.
Точно не известно, было ли у родителей Курбского два или три сына. В числе братьев Курбского упоминаются Иван и Роман, но некоторые исследователи утверждают, что упоминание имени Романа ошибочно. Что же касается жены Андрея Михайловича, то здесь вопросов много. Даже имя ее точно не установлено: ее называют то Ириной, то Гликерией. Судьба ее после побега мужа неизвестна. Была ли она брошена в тюрьму и погибла там вместе с сыном или ей удалось скрыться и впоследствии принять постриг в Тихвинской обители под именем Глафиры, утверждать трудно. Сам A.M. Курбский не имел точных сведений о судьбе своей семьи и высказывал только предположения.
Есть разногласия и по поводу двух браков Курбского в Польше. Н.Г. Устрялов называет жену Курбского Еленой Дубровицкой, а Ясинский - Марией Голыпанской. Второй польской женой князя была Александра Семашкова, от которой у него было три сына и одна дочь. Известно также, что правнуки Курбского Яков и Александр выехали из Польши и поселились в России в правление царевны Софьи. Фамилия их еще в Польше была изменена, и вместо Курбских они стали именоваться Крупскими.
Установлено также, что все имущество A.M. Курбского, включая земли, которыми он владел в Польше, после его смерти в 90-х гг. XVI столетия были конфискованы короной. Сам A.M. Курбский умер в мае 1583 г. в своем имении в Ковеле и похоронен в Ковельском монастыре Святой Троицы в Вербке[xiii].
Современники князя, равно как и последующие исследователи его творчества, отмечали большую образованность князя Андрея. Он изучил древние языки (греческий и латынь), владел несколькими современными, увлекался переводами, да и в оригинальном творчестве ему удалось "постичь тайну исторического искусства".
Князь обладал хорошей библиотекой,' много читал, беседовал с учеными-богословами и печатниками. Считая себя учеником и последователем Максима Грека[xiv], Курбский, как и старец Максим, различал богословские и светские науки (по выражению Максима Грека, "внешние"), среди которых упоминал грамматику, логику, риторику, астрономию и философию. В предисловии к переводу Иоанна Дамаскина он советовал молодым людям не только изучать Священное Писание, но и светские науки, не лениться, ездить в другие страны, если на родине учителей не найдется. Обращаясь к ученому монаху Амбросию, с которым они вместе переводили сочинения Григория Богослова, Курбский просил его перевести на русский язык сочинения древних мыслителей и тем "явить любовь к единоплеменной России и ко всему славянскому языку"[xv].
Страница: 1 2 3 ... 38 39 40 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.042 сек
SQL-запросов: 0