Электронная библиотека

Тереза Томлинсон - Лунные Всадницы

Тереза Томлинсон - Лунные Всадницы
Лунные Всадницы - это отряд бесстрашных девушек-воинов, наделенных магическим даром провидения, красотой, умом и отвагой. Захватывающий дух круговорот событий ввергает юных амазонок в невероятные приключения - вступая в борьбу за свою землю и великий город Трою, Мирина и ее подруги сталкиваются со множеством опасностей. Но помощь друзей, вера в добро и любовь помогают им преодолеть все преграды.
Героические приключения, смертельные битвы, роскошные пиры и беззаветная любовь - все это делает книгу интересной и увлекательной.
Содержание:

Тереза Томлинсон
ЛУННЫЕ ВСАДНИЦЫ

Памяти моей прабабушки Мириам Бир посвящается.

От автора

Ребенком я на протяжении едва ли не полугода тщетно пыталась овладеть латынью, но в конце концов учительница сдалась, и меня перевели в другой класс. Там мы изучали греческую литературу, переведенную на современный английский язык. И очень скоро под руководством нашей учительницы, монахини весьма широких взглядов, наделенной к тому же завидным чувством юмора, я открыла для себя волнующий и довольно жестокий мир приключений, магии, любви и трагедии. Мы прочли "Одиссею", "Илиаду", трилогию об Эдипе, "Историю" Геродота. Именно там я впервые обнаружила легенды о женщинах-воительницах, именуемых амазонками.
Много лет спустя, в 1997 году, я посмотрела по "Би-би-си-2" в программе "Горизонт" передачу под названием "Снегурочка". В ней рассказывалось о том, что археолог Наталия Поласмак обнаружила во льдах Алтая мумифицированное тело молодой женщины, погребенное с великими почестями. Ее туловище, предплечья и руки были покрыты великолепными татуировками. Затаив дыхание, я слушала, как женщины-археологи рассуждали о том, что эта находка и другие похожие захоронения женщин с оружием непосредственно соотносятся с "Историей" Геродота. И что прототипом легенд об амазонках стали женщины кочевых племен, что в стародавние времена жили, разъезжали верхом и сражались в землях к северу от Черного моря и на его побережье.
Я заинтересовалась этой темой еще больше, когда мне в руки попала увлекательная, содержащая много информации книга Лин Уэбстер Уайльд "Тропою воительниц". Мне сразу же захотелось написать роман для юношества, основанный на легендах об амазонках, но чем больше я узнавала о мифологии и истории амазонок, тем больше погружалась в материал, конца и края которому не предвиделось. Памятуя о школьных уроках греческой литературы, я вновь сосредоточилась на неодолимо притягательной и трагической истории Трои.
Я с головой ушла в исследования. Работа Майкла Вуда "В поисках троянской войны" изобиловала ясными, доступными, полезными сведениями и гипотезами. Благодаря этой работе Троянская война вдруг показалась осязаемой реальностью. Удивительно гуманная, увлекательная книга Нила Аскерсона "Черное море" помогла мне составить представление о народах и ландшафте к северу от Трои. Из эпической поэмы "Падение Трои" Квинта Смирнейского я заимствовала историю о поединке Пентесилеи с Ахиллом.
Несмотря на все эти замечательные источники информации, я по-прежнему чувствовала, будто чего-то недостает. В сознании не складывалось четкой картины красок, растительности, пейзажа. В конце концов, мне ничего не оставалось делать, кроме как поехать посмотреть на руины Трои своими глазами. Холодным ветреным днем в начале мая 2000 года мы с мужем обошли развалины на склоне холма Гиссарлык в сопровождении местного гида, писателя Мустафы Аскина. Мустафа оказался бесценным кладезем всевозможных сведений об истории Трои. Его восторженная любовь к этому месту передавалась и нам по мере того, как он терпеливо отвечал на все наши вопросы.
Ближе к вечеру распогодилось, вышло солнце. Я стояла среди разрушенных, но все еще прочных стен Трои из золотистого известняка, глядела сверху вниз на ярко-синее Эгейское море; правее виднелся Геллеспонт, слева и сзади - гора Ида. И вдруг я почувствовала, что вернулась в исходную точку: круг замкнулся. А ведь, пожалуй, тот день, когда меня выгнали с урока латыни, обернулся одной из величайших удач в моей жизни!
Тереза Томлинсон, 2002
www.theresatomlinson.com
Тереза Томлинсон - Лунные Всадницы
Тереза Томлинсон - Лунные Всадницы

Часть I
ЗМЕЙКА

Глава 1
Плясунья

Ночь на травянистых равнинах у южного побережья Черного моря выдалась прохладная. Мать и бабушка, закутавшись в мягкие тканые плащи, устроились бок о бок перед круглым шатром. Они мерно отбивали ритм на небольших барабанах и пели. Абен, пригнувшись к огню и раздувая от напряжения щеки, выводил простенькую мелодию на уде - инструменте вроде лютни; струнный перезвон дрожал в воздухе над камнями и травами.
Мирина в красивых развевающихся просторных одеждах танцевала босиком у самого костра. Нет, мерзнуть она не мерзла: спасибо пляске! Руки и запястья ее волнообразно изгибались, словно змеи, мерно позвякивали браслетами, бедра двигались в лад древней музыке племени. Но вот, наконец, танец закончился, и плясунья застыла в обворожительной позе.
Гюль понизила голос до еле слышного шепота.
- Готова ли дочь моя?
Бабушка Хати просияла широкой улыбкой.
- Еще бы! Я и не сомневалась.
Она обернулась к юной девушке, и лицо ее сразу же стало серьезным, ибо слова заключали в себе глубокую важность.
- Мирина, дочь моей дочери! В месяц Молодых Листьев Атиша-Ведунья увезет тебя с собою!
- Спасибо, бабушка, - тихо отозвалась очень довольная Мирина.
На время весенних празднеств племена сходились к святилищу у подножия горы Ида, неподалеку от обнесенного высокими стенами города Трои. И развеселые игрища, и бойкая торговля лошадьми всегда сулят немало радости, но нынешний год - это нечто совсем особенное. Она, Мирина, названная в честь одной из самых знаменитых плясуний древности, распрощается с семьей и станет почитаемой жрицей Матери-Земли Маа - этих жриц еще называют Лунными Всадницами.
- А теперь всем спать, - объявил Абен, - завтра нам к ночи надо встать лагерем близ озера Кус.
Но прежде чем устроиться на покой, Мирина выскользнула из шатра и побежала к отгороженному веревкой загону для лошадей. Исатис, восьмилетняя иссиня-черная кобылка, почуяв хозяйку, с ласковым ржанием резво подбежала к девушке.
- Исатис, а мы уезжаем, - прошептала Мирина, поглаживая бархатистую лошадиную шею. - Я буду Лунной Всадницей, а ты - моим верным скакуном.
Мысль о том, чтобы покинуть родительский шатер, пугала Мирину, и вместе с тем у девушки дух захватывало от волнующего предвкушения. Она пойдет по стопам своей матери и бабушки, и старшей сестрицы Резеды.
Резеда вот-вот вернется домой: семь лет путешествовала она от места к месту, исполняя священные танцы и песни для тех, кто чтит Великую Мать Маа. Теперь Мирине предстояло занять ее место.
Скакать верхом Мирина выучилась еще в младенчестве, как все дети племени мазагарди: сколько девушка себя помнила, она переезжала от лагеря к лагерю, перегоняя стада овец и коз и конские табуны. Но покидать семью и родное племя ей еще не доводилось, и сердце заранее холодело от страха.
А еще ей придется расстаться с закадычным другом Томи: а ведь они всегда скакали бок о бок с тех самых пор, как еще детьми вместе постигали искусство охоты и слали вдогонку дичи острые, быстрые, легкие стрелы. Вечерами у костра они жались друг к дружке, стараясь согреться, но ведь и Томи уже исполнилось четырнадцать зим, так что и ему предстоит уезжать из племени на долгие месяцы вместе с другими юношами - покупать жеребят, продавать коней. Слава богам, что Исатис останется с ней!
С самого своего рождения Исатис принадлежала Мирине и только ей. Однажды холодным весенним утром Мирина забрела в сторону от шатров - ей в ту пору только пять зим исполнилось - и увидела отца: тот озабоченно склонился над своей любимой кобылой по кличке Полночь. Кобыла была в тягости, последние дни дохаживала, а теперь вот ушла от табуна подальше и прилегла под тенистой оливой в дальнем конце лагеря.
Полночь лежала совсем неподвижно, на губах ее выступила пена. Высунутый язык посерел, раздутый живот увлажнился холодным потом. Мирина, даром, что еще совсем дитя, сразу поняла: с кобылой что-то не так.
Отец в отчаянии обернулся к девочке: до взрослых-то было не докричаться. "Держись-ка, - велел он, вкладывая в детские ручки тонкую черную ножонку, что высовывалась из туго растянутого отверстия между могучими бедрами Полночи. - Держи крепче и тяни - но только осторожно".
Сама еще кроха, Мирина взялась за ножку с миниатюрным, безупречной формы копытцем и потянула на себя, как велел отец, Абен же между тем пытался высвободить жеребенка, что с таким трудом рождался на свет. И вдруг махонькое, наполовину покрытое влажной пленочкой, но совсем настоящее тонконогое существо выскользнуло в руки девочки.
- Молодец, дочка! - похвалил ее отец. - Если жеребенок выживет - он твой.
И жеребенок, и Полночь выжили, и Мирина с тех пор нарадоваться не могла на иссиня-черную кобылку. А вот теперь Исатис девятый год пошел, но девушка по-прежнему предпочитала свою любимицу всем прочим лошадям.
Страница: 1 2 3 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0317 сек
SQL-запросов: 1