Электронная библиотека

Станислав Востоков - Праздник поворота рек

- Итак, - продолжил Костя, - выход у нас один: надо каким-то образом навести мосты доверия между местным населением и чиновниками. Ведь чтобы увеличить поголовье животных, нужна помощь деревенских жителей. Следует привозить к ним в села специалистов, которые бы объясняли проблемы охраны окружающей среды, рассказывали, по каким причинам сокращается количество видов. Вообще, мне непонятно, почему весь мир борется с безграмотностью языковой и упускает из вида экологическую? Пусть на уроках грамматики местные люди пишут сочинение на тему "Мое любимое животное"! А на математике пусть считают, сколько ими было убито животных, и через какое количество лет они останутся без еды, если будут продолжать в том же духе. Тогда, смею вас уверить, дела пойдут совсем иначе! Кроме того, на подобных встречах в деревнях можно было бы объяснять природоохранные статусы видов, их биологические характеристики и возможности восстановления…
Тут Костя, отступив от нашего текста, окончательно погрузился в темный омут науки. Я поглядел на мистера Буна и увидел, что он спит, машинально кивая головой.
- Трудный язык, - шепнул мне на ухо Джек, - я, вот, например, тоже не все понимаю.
Костя запнулся и озадаченно посмотрел на мистера Буна.
- Простите, кажется, я увлекся. - Мой друг понизил голос. - Ну, пусть он пока отдохнет, а я продолжу. - Костя встал так, чтобы быть подальше от спящего и поближе к бодрствующим. - На данный момент больше всего сокращение коснулось слонов, которое происходит из-за строительства дорог и прочей инфрастуктуры…
В этом месте Джек глубоко задумался, видимо, о том, входят ли насосы в понятие "инфраструктура"?
- Однако, если говорить о браконьерстве, то оно прежде всего влияет на тигров. И виновны в этом, конечно, не только местные жители, но и спрос на уже упомянутые нами части редких животных из-за границы. Как справиться с этой проблемой? - Костя внимательно посмотрел на нас, будто и вправду ждал, что мы ответим на его вопрос. - Конечно, можно просто переселять людей подальше от страдающих из-за них заповедников…
При этих словах мистер Бун, который, видимо, какой-то небольшой частью своего сознания все-таки следил за планом, вздрогнул и проснулся.
- Как так? - спросил он, протирая глаза.
- Брать и переселять. - Костя сделал вид, будто переставляет что-то с места на место. - Так тоже делают.
- А куда?
- На более обжитые места. Правда, - мой друг вздохнул, - опыт показывает, что это тоже не выход. Потому что место переселенных, сразу занимают другие люди, и их тоже приходится переселять, в результате все превращается в какое-то бесконечное переселение.
Костя перевернул еще одну страницу.
- По нашим данным в настоящее время в Камбодже живут шесть вымирающих видов птиц…
- Простите, - остановил его Джек, - я что-то не понял, они живут или вымирают? Это знаете ли, взаимоисключающие вещи!
Недовольный частыми перебиваниями Костя поморщился.
- Если хотите, живут из последних сил. К данным видам относятся: белоплечий ибис, гигантский и четыре вида орлов. Кстати, если мы уж говорим о редких животных, то надо сказать, что в Камбодже существуют места, где концентрация исчезающих видов особенно велика. Например, Южное Мондулкири - это, между прочим, одно из двух мест Азии, где обитают сразу восемь видов кошек, в том числе и тигр! - Костя с восторгом посмотрел на нас. - А самая ценная колония водных птиц обитает в заповеднике Тонлесап!
- И они тоже живут из последних сил? - уточнил Джек.
- Увы! А бок об бок с ними вымирают уже упомянутые нами слоны. Последние исследования показывают, что в Камбодже их осталось всего около ста двадцати. Дело в том, что по причине экономического развития: строительства дорог и прочего, все больше людей проникают в дикие леса. В результате разные фирмы, в том числе иностранные, бесконтрольно вырубают деревья на когда-то далеких от оживленных дорог землях, что мешает не только животным, но и людям, которые там живут! - Костя возмущенно взмахнул руками. - Это вопиющая ситуация! Леса вырубаются по всей Камбодже, а на их месте устраивают плантации и нередко даже в заповедниках! А можем ли мы называть заповедником место, где растут одни бананы?
- Нет, - ответил Джек сурово, - не можем!
- И вот для того чтобы исправить эту явно ненормальную ситуацию, мы должны использовать все возможные средства! Необходимо принять новые законы, направленные на сохранение природы, наладить тренировку деревенских жителей, которые будут патрулировать границы вместе с полицией и ловить браконьеров. Надо не забывать бороться с незаконными вырубками и не согласованным отбором земель…
Опустив листок, Костя с усталым видом поглядел на нас.
- Все это, конечно, очень примерно. Но, худо-бедно, мы выявили основные угрозы нависшие, - он повернулся к Буну, - над вашей природой.
- Нет, нет, - замахал руками тот, - давайте считать эту природу нашей общей!
Джек молча покручивал возвращенный Костей стакан. Наш доклад вверг хозяина дома в глубокую задумчивость.
- Все это как-то очень… масштабно! - пробормотал он наконец. - Даже не знаешь, за что браться.
- Мы предупреждали, что будет нелегко. - Костя пожал плечами и сел на диван. - Но сначала мы должны понять, сколько у нас денег. Без них мы не сможем ничего сделать.
- М-да, деньги! - Джек оставил в покое свой стакан и вздохнул. - Пока, к сожалению, у меня таких сумм нет.
Мы с Костей озадаченно переглянулись. И тут неожиданно на выручку нашему обществу пришел мистер Бун.
- А пока у нас нет денег, - сказал он, - вы могли бы съездить в Пномтамао.
- Куда? - удивился Костя.
- Там находится местный зоопарк. Вы могли бы осмотреть его и узнать, не нужна ли тамошним животным какая-нибудь помощь.
- Отлично! - Джек встал. - Значит, наше общество начинает работу! А я обещаю, что завтра же приступлю к поиску денег, необходимых для спасения природы. Вашу поездку в Пномтамао я, конечно, оплачу. До свидания, джентльмены!
- Ну вот, - сказал Костя, когда мы вышли из ворот, отрезающих прохладный сад от горячего города, - кажется, что-то сдвинулось.
- Не что-то, а кто-то, - ответил я, намекая на своего друга.
- Ты опять? - Костя сердито остановился посреди залитой солнцем улицы. - Ну, откуда ты знаешь? Может, мы сегодня заложили фундамент будущей счастливой Камбоджи!
- На фундаменте еще надо что-то построить, - заметил я скептически.
- И мы построим! - Костя смоктуновским жестом указал в опрокинутый над нами небесный котел. - Это что-нибудь поднимется к самому солнцу! Это будет здание спасенной нами местной природы!
Я посмотрел на указанную Костей точку в котле, из которого будто недавно вывалились и еще не успели остыть окружающие нас дома.
- Вообще, это странно. Раньше ты меня все время останавливал, а теперь это приходится делать мне. Интересно почему?
Костя вздохнул и опустил руку. Его взгляд прояснился.
- Тропики, - сказал уже совсем своим голосом. - Дело в том, что мы в тропиках. Тут другой климат, и все происходит по-другому.
- Да я заметил.
Он похлопал меня по плечу.
- Ладно, не забывай тормозить меня. А то ведь действительно можно Бог знает до чего докатиться! Нет, дома я бы за это никогда бы не взялся, а тут… Странно! - Он снова взглянул в небо и покачал головой. - Очень странно!
- Ну что, куда сегодня пойдем обедать? - Я похлопал по животу. - Да и позавтракать заодно не мешало бы.
- Мы еще не были в третьем "Лондоне"…
- Стоило ехать в Камбоджу, чтобы есть в "Лондонах"! - Я покачал головой.
- Не ворчи, пошли, - сказал Костя. - А то становится жарковато.
И верно, жарковато, знойновато было сегодня. Солнце, похожее на гигантский апельсин, обливало город светом густым, как стопроцентный сок. Облака медленно плавились в белом от жара небе. Лишь дома и пальмы из последних сил оказывали сопротивление жаре, отвоевывая крохотные участки прохлады.
- Тропики, тропики, - бормотал Костя, стараясь по пути хотя бы иногда попадать под сень пальм. - Экватор рядом. Чувствуешь ли ты это, старик?
Да, я это чувствовал. А еще я чувствовал, что мы ввязались в дело, которое ничем хорошим не кончится.

Гора дяди Мао

Путь до Пномтамао оказался неблизким и весьма кочковатым. А старый мотоцикл Папаши был не способен развить высокую скорость.
- Не понимаю, зачем делать зоопарк так далеко от города! - проворчал Костя, повернувшись ко мне. - Это что, атомная станция?
- Правда, нельзя ли ехать побыстрее? - спросил я Папашу.
- Опасно! - ответил он. - На большей скорости проволока начинает развязываться, - не выпуская руля, Папаша ловко изобразил плечами, как это происходит, - и от мотоцикла отваливаются детали!
По сторонам, сменяя друг друга, мелькали пальмы и хижины - на большее разнообразие рассчитывать, увы, не приходилось. Несколько километров мы молчали. От нечего делать я стал считать дома. На седьмом десятке Костя спросил:
- А кстати, как переводится Пномтамао?
- Гора дяди Мао! - ответил Папаша. - Только что это за дядя я не знаю.
- И какой ты тогда экскурсовод?
- Так я же специализируюсь на Пномпене, - удивился наш провожатый.
- А если кто захочет на животных посмотреть?
- Чего на них смотреть. - Папаша пожал своими артистическими плечами. - Их есть надо…
Костя замолчал, пораженный таким практичным подходом к жизни. Я для разнообразия начал считать пальмы.
- Ты что же, - сказал Костя через пятьдесят деревьев, - совсем животных не любишь?
- Почему? - удивился Папаша. - Люблю. Они же очень вкусные.
← Ctrl 1 2 3 ... 12 13 14 15 16 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0