Электронная библиотека

Станислав Востоков - Праздник поворота рек

- Основа отечественного сельского хозяйства, - продолжал свой рассказ таксист, - выработка натурального каучука. Также мы производим пальмовое масло, какао-бобы, ананасы и перец. Кроме того, в нашей стране развито морское и речное рыболовство!
Я потер глаза и посмотрел в окно. Теперь там было только ослепительное море. По нему плавали маленькие кораблики. Они сверкали так, будто их охватил пожар.
Повернувшись ко мне, таксист добавил:
- А наши главные порты называются: Келанг, Джорджтаун и Куантан!
Вскоре машина покинула береговую линию и поехала мимо вновь возникших за окном белых, тропических домов. Свернув несколько раз по улицам, где, казалось, ездили также одни старые "Мерседесы", мы наконец остановились у длинного моста.
- Сингапур. - Водитель снял очки и посмотрел в зеркало заднего вида на Костю.
Я, перегнувшись через сидение, потряс друга. Он с недовольным видом проснулся и, покряхтывая, вылез из машины.
- Уже приехали? А где же Робинзон?
Действительно, никого похожего на Робинзона тут не было. Вокруг ходили только безбородые малайцы, китайцы и индийцы. Все они поголовно были в черных очках.
- Робинзон в Сингапуре, - объяснил таксист, - а Сингапур там, - он указал снятыми очками на мост. - Это государство в Юго-Восточной Азии, расположенное на одноименном острове, а также прилегающих мелких островах!
Над мостом колыхался подтверждавший эти слова транспарант с надписью "Добро пожаловать в Сингапур!"
- А как мы там найдем Робинзона? - Я вынул из открытого шофером багажника свой чемодан.
- О-очень просто! - таксист засмеялся. - Робинзона все знают!
Костя мрачно посмотрел на водителя, но тот лишь сердечно улыбался, сверкая зубным золотом.
- Ну, тогда пока, командир!
Заплатив водителю и получив от него сдачу в несколько монет, мы пошли с чемоданами по мосту. Под ним, увлекаемые теплым ветром, проплывали белые яхты. На сверкающих палубах сингапурские миллионеры попивали апельсиновый сок. Иногда яхты были такими огромными, что еле проходили под мостом. Вероятно, они уже принадлежали сингапурским миллиардерам.
- Живут же люди! - вздохнул Костя, глядя с моста. - Был бы я миллионером, тоже бы купил яхту!
- Да ну, - я прищурился на солнце, - с яхтой возни много. Лучше катер.
Рассуждая, что лучше - яхта или катер, мы перешли мост и оказались у сингапуро-малайской границы.
Там стоял полицейский в черных очках. Его мрачный вид совсем не вязался с трепетавшим над ним "Добро пожаловать!".
- Здравствуйте. - Костя с заискивающей улыбкой вынул из кармана паспорт. - Хорошая погода, верно?
- У нас всегда хорошая погода.
Полицейский взял наши документы и погрузился в их изучение. Через пару минут он поднял голову и посмотрел на меня. Я увидел свое отражение в его очках.
- Какова цель вашего приезда? - спросил он безо всякой интонации.
- Видите ли, нам нужны "Робинзон и сыновья", - ответил я.
- Кстати, не подскажете, как их найти? - Костя продолжал усердно улыбаться. - Нам сказали, что тут их все знают.
Полицейский перевел очки с меня на моего друга.
- Зачем они вам?
- Дело в том, - сказал Костя, - что мы едем в Камбоджу…
Полицейский озадаченно помолчал.
- Но это - Сингапур! - Он ткнул пальцем в колыхавшийся над ним транспарант.
- Все верно. Просто мы едем в Камбоджу через вашу страну, - объяснил я. - Транзит, понимаете?
- Понимаю. - Полицейский отвернулся от нас, включил рацию и по ней с кем-то стал разговаривать. Минут через пять, кивнув своему невидимому собеседнику, он вернул наши паспорта. - Такой компании в Сингапуре нет. Всего хорошего. - И, перестав нас замечать, полицейский стал смотреть куда-то за наши спины.
Бестолково потоптавшись у границы, мы снова потащились в Малайзию. На середине моста мы поставили чемоданы и стали смотреть на сияющую тропическую воду, по которой белыми лебедями скользили и скользили яхты. На палубе одной из них стоял бородатый человек с трубкой. Он вполне мог сойти за Робинзона. Суетившиеся рядом матросы сгодились бы в его сыновья.
- Эй! - крикнул Костя. - Вы не Робинзон?
Бородач помахал нам рукой, и яхта скрылась под мостом.
- М-да, - вздохнул я, - делать нечего, попробуем через Таиланд, как сначала хотели.
- Я же говорил, что мне этот таксист сразу не понравился! - процедил Костя и швырнул в сияющие воды полученную от водителя сдачу.

Приятных полета и аппетита!

Когда мы пересекли границу Таиланда, стояла глухая ночь. В небе сияли созвездия, а на земле, словно их отражения, горели многочисленные ресторанчики. Ветер шевелил лохматые пальмы, скрипевшие, как корабельный рангоут. Пройдя паспортный контроль, мы забрались в автобус и мигом уснули.
А когда открыли глаза, нас уже окружал огромный, запутанный Бангкок. Заметив, что пассажиры проснулись, водитель взял микрофон:
- Рад приветствовать вас в столице Таиланда! Трудно поверить, но в этом городе проживает шесть миллионов человек! Бангкок - главный морской и речной порт страны! Тут развита промышленность: рисоочистительная, лесопильная, бумажная, легкая, цементная, нефтеперерабатывающая, химическая…
Костя негромко зарычал и, заткнув уши, отвернулся к окну.
Бангкокский аэропорт оказался огромен, как и сам город. За гигантскими окнами роились сотни самолетов. Еще большие толпы людей метались по эту сторону стекла, пытаясь отыскать путь на свои рейсы.
Мы неслись вперед вместе с австралийцами, немцами и японцами, уже не понимая, куда и зачем мы, собственно, движемся. Австралийцы менялись на португальцев, японцы на финнов, а мы так и продолжали бежать по широким коридорам, увлекаемые стремительным людским потоком.
- Где наш самолет?! - кричал Костя, перекрывая многоязычный гул. - Мы тут его никогда не найдем! До вылета пятнадцать минут!
- Уеа риз май плэйн? - почти рыдал небритый канадец в странной для тропических широт шапке-ушанке. - Даз самбоди ноу уеар из ит?
Вдруг сквозь вопли пассажиров мы услышали спокойный женский голос. Он сообщил, что самолет в Камбоджу ждет пассажиров у сто двадцать седьмых ворот.
Толпа вздрогнула, закричала и бросилась в левое крыло здания. Учитывая, что в этот момент мы находились у ворот номер пять, путь нам предстоял неблизкий. От быстрого бега уши на шапке канадца развязались, и она стала махать ими, словно крыльями. Казалось, что сейчас ее хозяин взлетит и унесется в Камбоджу без помощи самолета.
На ходу Костя бросил взгляд на часы.
- Восемь минут до вылета! Надо поднажать!
Мы поднажали, а следом поднажали и граждане прочих стран.
- Во ист майн флюгцойг? - кричал у нас за спинами какой-то немец.
Но нам не хватало дыхания, чтобы отвечать.
Когда по моим ощущениям мы внутри аэропорта уже пересекли весь город, перед нами наконец возникли нужные ворота. Свернув в них, мы прогрохотали по железному тоннелю и ввалились в самолет.
Едва мы заняли свои места, как он начал выруливать на взлетную полосу. Сунув сумки под сиденья, мы пристегнулись.
Пейзаж за окном двигался все быстрее, но самолет почему-то никак не мог оторваться от земли.
- Тебе не кажется, что мы долго разгоняемся? - Костя попытался через меня заглянуть в иллюминатор. - Может, нас по ошибке посадили в автобус?
В этот момент то, на чем мы ехали, резко взяло вверх, и на мгновенье я почувствовал себя кем-то вроде Юрия Гагарина. Один из пассажиров, который после беготни утолял жажду минеральной водой, промахнулся мимо рта и пролил ее на соседей. По проходу, гремя содержимым, прокатилась чья-то сумка.
Костя, судя по выражению его глаз, хотел как следует пройтись насчет экипажа, но тут самолет провалился в воздушную яму. Мой друг замер с окаменевшим лицом, которое отнюдь не делало наш самолет легче. Однако, проскакав по небесным колдобинам, он, наконец, снова принял горизонтальное положение.
Пассажир с пустой бутылкой извинялся по-японски перед облитыми соседями и предлагал им огромный носовой платок с драконами, которых страшно было поднести к носу. На лицо Кости возвратилось нормальное выражение.
Затем зашумели динамики. Мы приготовились к обычной информации о высоте и скорости полета, но вместо этого услышали отчетливое чавканье. Оно звучало минуты две, после чего чавкающий сказал:
- Говорит командир экипажа Ситтичай Вонгсават! Приветствую вас на борту самолета нашей прекрасной авиакомпании! Извините, - тут он чем-то побулькал, видимо, запивая еду. - Сейчас вам тоже будут предложены прохладительные напитки с легкой закуской! Желаю приятных полета и аппетита!
И действительно, не более чем через минуту по проходу рысью побежали стюардессы в национальных тайских костюмах. Они раздавали пассажирам пластиковые коробочки с едой.
- А летчики уже завтракают, - заключил Костя. - Как у них здесь все странно!
Тут одна из стюардесс передала и нам два комплекта еды.
- Постарайтесь съесть все быстро, - посоветовала она.
- Почему? - удивился Костя.
- До конца полета пятнадцать минут!
Мы озадаченно переглянулись. Однако, поняв, что времени, действительно, не остается, мы вскрыли коробки и стали лихорадочно поглощать их содержимое, не понимая, что мы, собственно, едим.
А под самолетом уже плыли джунгли. Они забирались на холмы и сползали в ущелья, раскатывались вширь и убегали вдаль. Сверху лес напоминал затянутый зеленой ряской, гигантский пруд. Над ним, как стрекозы, порхали яркие тропические птицы.
Тут опять зашумели динамики.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0302 сек
SQL-запросов: 0