Электронная библиотека

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX

LXIX 15(3) Когда в Рим прибыл ибер Фарасман вместе со своей женой, Антонин увеличил пределы его владений и позволил совершить жертвоприношения на Капитолии и посвятить конную статую в храм Беллоны, а также наблюдал военные упражнения, которые этот вождь показал вместе со своим сыном и другими знатными иберами.
(2) Не сохранились также и начальные части истории Марка Вера, который начал править после Антонина, а именно те, в которых рассказывается об отношении к Луцию, сыну Коммода, которого Марк сделал своим зятем, и о деяниях этого Луция на войне против Вологеза, на которую он был послан своим тестем. Поэтому я (то есть Ксифилин) кратко расскажу об этом, отобрав сведения из других книг, а потом вернусь к последовательному изложению истории Диона.
Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Антонин Пий.
3(1) По общему мнению, Антонин был добр и благороден и не угнетал ни христиан, ни других своих подданных, но выказывал христианам великое уважение и еще больше увеличил тот почет, с каким к ним относился Адриан.(2) Ибо и Евсевий Памфил в своей "Церковной истории" приводит письмо Адриана, в котором император грозит страшными последствиями тем, кто каким-либо образом притесняет и обвиняет христиан, и клянется Гераклом, что подвергнет их наказаниям.(3) Говорят, что Антонин был наделен пытливым умом и не чурался тщательным образом разбирать даже незначительные и обыденные вопросы; поэтому острословы говорили, что он разрежет и тминное зернышко. Квадрат утверждает, что он скончался в преклонных летах и смерть его оказалась блаженнейшей, как самый безмятежный сон.
4(1) Говорят, что при Антонине также произошло сильнейшее землетрясение в пределах Вифинии и Геллеспонта, в результате которого сильно пострадали или полностью были разрушены различные города, в особенности Кизик, где обрушился величайший и прекраснейший из всех храмов.(2) Колонны его имели по четыре локтя в толщину и пятьдесят локтей в высоту, причем каждая из них была высечена из цельного куска мрамора, и вообще всему его убранству стоит скорее дивиться, нежели воздавать хвалу. Во внутренней части страны, как говорят, развалилась на куски вершина горы, туда хлынул поток морской воды и подхваченные ветром брызги чистой и прозрачной морской воды проникли далеко в глубь суши.
LXXI 1(11) Вот и все, что имеется в настоящее время из рассказа об Антонине. Правил же он двадцать четыре года.

ЭПИТОМА КНИГИ LXXI

1(12) Марк Антонин философ, заняв императорский престол после кончины своего приемного отца Антонина, сразу же сделал соучастником своей власти Луция Вера, сына Луция Коммода.
(2) Дело в том, что сам он не отличался телесной крепостью и много времени посвящал ученым занятиям (рассказывают, что, даже будучи уже императором, он без каких бы то ни было колебаний и смущения продолжал посещать наставников, в частности стал учеником беотийского философа Секста, и не стеснялся слушать лекции Гермогена по риторике; (3) но более всего он был привержен учению Стои). Луций же был сильным молодым человеком, больше подходящим для военных свершений. Поэтому-то Марк и сделал его своим зятем, женив на своей дочери Луцилле, и послал на войну с парфянами.
Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Марк Антонин.
2(1) Вологез ведь начал войну с того, что окружил со всех сторон целый римский легион, размещенный под командованием Севериана в Элегейе, местности в Армении, и, расстреляв из луков, уничтожил его полностью вместе с военачальниками, и теперь крупными силами грозно наступал на города Сирии.(2) Тогда Луций прибыл в Антиохию и, собрав большое число воинов и имея под свои началом лучших военачальников, разместил свою ставку в городе, где занимался приведением в порядок всех своих сил и сбором необходимых для войны средств, поручив войска Кассию.
Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Луций Вер.
(3) Последний стойко выдержал натиск Вологеза и в конечном счете, когда царь был покинут своими союзниками и начал отступление, преследовал и гнал его вплоть до Селевкии и Ктесифона; Селевкию он обрек пожару, а царский дворец Вологеза в Ктесифоне разрушил до основания.(4) На обратном пути он потерял очень много воинов из-за голода и болезней, но тем не менее с оставшимися в живых воинами возвратился в Сирию. Луций весьма радовался и сильно гордился этими свершениями, однако его исключительная удача не послужила ему ко благу, 3(11) ибо после этого он оказался замешанным в заговор против своего тестя Марка и погиб от яда прежде, чем успел что-нибудь совершить.
Марций Вер посылает Фукидида, чтобы сопровождать Соэмия в Армению, и этот военачальник благодаря как страху, внушенному находившейся под его началом вооруженной силой, так и своей врожденной рассудительности энергично продвигался вперед. Марций же отличался не только способностью разить врагов силой оружия, упреждать их своей стремительностью или ставить в тупик своими хитростями, что, собственно, и составляет искусство полководца, но умел также увещевать их убедительными речами, располагать их к себе щедрыми дарами и прельщать надеждами на лучшее. Во всем, что он говорил и делал, была такая любезность, которая у всех, кто с ним общался, смягчала раздражение и гнев и в то же время внушала им еще более прекрасные надежды. Он умел выбрать подходящий момент и для лести, и для подарков, и для радушного застолья. Поскольку наряду с этими способностями он в своих действиях против врагов проявлял энергию и решительность в сочетании с быстротой, то он вполне ясно дал понять варварам, что им лучше добиваться его дружбы, нежели иметь его своим врагом. Итак, прибыв в Новый город, который удерживался римским гарнизоном, размещенным там Приском, он словом и делом вразумил тех, кто пытался поднять мятеж, и сделал его главным городом Армении.
Римлянам не составляет никакого труда перебросить мосты через речные потоки, поскольку воины постоянно занимаются этим в ряду прочих военных упражнений во время своих учений на Истре, Рене и Евфрате. Используют же они следующий способ (о котором, наверное, не всякому известно). Корабли, с помощью которых через реку возводится переправа, имеют плоское дно; их ставят на якорь немного выше по течению от того места, где должен быть мост. Затем, по условному знаку, сначала пускают вниз по течению один корабль, ближайший к занятому ими берегу. Когда же он подплывет к месту расположения будущего моста, они бросают в воду корзину, наполненную камнями и привязанную канатом, наподобие якоря, и корабль, удерживаемый таким образом, останавливается близ берега, и с помощью досок и мостков, которые в большом количестве везут на корабле, они тотчас же делают настил непосредственно в месте высадки. Потом они спускают следующий корабль на небольшое расстояние от первого, вслед за ним еще один и так далее, до тех пор пока они не доведут мост до противоположного берега. Корабль, ближайший к вражескому берегу, снабжен башнями с бойницами, лучниками и катапультами.
Так как на воинов, занятых постройкой моста в большом количестве обрушивались метательные снаряды, Кассий приказал пустить в дело катапульты и начать обстрел. И после того как варвары, стоявшие в первых рядах, были поражены, остальные отступили.

ЭПИТОМА КНИГИ LXXII

LXXI 3(12) Марк, однако, приказал Кассию управлять всей Азией. Сам же он в течение долгого времени, можно сказать всю жизнь, воевал на Истре с варварами, как с язигами и маркоманами, так и с прочими народами, имея своим опорным пунктом Паннонию.
(1а) Шесть тысяч лангобардов и обиев переправились через Истр, но, после того как против них выступила конница под началом Виндекса и прибыла пехота во главе с Кандидом, варвары обратились в беспорядочное бегство. Устрашенные таким исходом первого же своего предприятия варвары отправили к Яллию Бассу, управлявшему Паннонией, посольство, выбрав для этой цели царя маркоманов Балломария и десять других мужей, по одному от каждого племени. Послы клятвенно обязались соблюдать мир и вернулись домой.
(2) Также и германцы из-за Рена в большом числе продвинулись вплоть до Италии и причинили римлянам немало бедствий. Марк нанес им ответный удар, направив против них своих военачальников Помпеяна и Пертинакса. Особенно отличился Пертинакс, ставший впоследствии императором. Среди убитых варваров были найдены и тела вооруженных женщин.(3) И хотя произошло ожесточеннейшее сражение и одержана была блистательная победа, император тем не менее, несмотря на просьбы воинов, не одарил их деньгами, заявив, что всё, что бы они ни получили сверх положенного, оплачивается кровью их родителей и родственников; (4) судьбу же державы может определить только бог. Настолько благоразумно и твердо начальствовал он над ними, что даже среди нескончаемых и опасных войн ни из заискивания, ни из страха не допустил ничего неподобающего.
← Ctrl 1 2 3 ... 19 20 21 ... 53 54 55 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.023 сек
SQL-запросов: 0