Электронная библиотека

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX

ЭПИТОМА КНИГИ LXV

LXVI 1(1) Так обстояли дела. Вслед за тем Веспасиан был провозглашен сенатом императором, а Тит и Домициан были названы Цезарями. Консульскую власть приняли Веспасиан и Тит, первый - находясь в Египте, а второй - в Палестине.(2) Уже давно знамения и сновидения предвещали Веспасиану верховную власть. Действительно, когда он обедал в имении, где в основном проводил время, к нему подошел бык, встал на колени и опустил голову к его ногам. В другой раз, опять же во время трапезы, пес подбросил под стол человеческую руку.(3) Кроме того, кипарис, видный отовсюду, был вырван с корнем и повален бурным порывом ветра, но назавтра поднялся сам по себе и продолжал цвести. А из сновидения он узнал, что станет императором, когда Цезарь Нерон лишится зуба. Что касается зуба, то это сбылось на следующий же день, а сам Нерон как-то увидел во сне, что он направляет колесницу Юпитера в дом Веспасиана.(4) Но эти знамения еще нуждались в истолковании, а вот иудей Иосиф, ранее захваченный Веспасианом и заключенный в оковы, прямо сказал, засмеявшись: "Сейчас ты будешь держать меня в оковах, а через год освободишь, став императором".
2(1) Таким образом, Веспасиану, как и некоторым другим, от рождения было предназначено обрести высшую власть. Пока он еще отсутствовал, находясь в Египте, всеми делами управления занимался Муциан вместе с Домицианом. Дело в том, что Муциан, считавший, что именно он добыл императорскую власть Веспасиану, чрезвычайно гордился собой, в том числе и потому, что тот называл его братом, и потому, что имел возможность принимать любые решения по собственному усмотрению, без указания со стороны Веспасиана, и издавать письменные приказы, лишь подписывая их именем императора.(2) Для этого он носил кольцо с императорской печатью, присланное ему с тем, чтобы он мог скреплять ею свои распоряжения. Поэтому он вместе с Домицианом сделал много назначений на должности наместников и прокураторов, наделял властью одного префекта за другим и даже объявил имена консулов.(3) В общем, они настолько самостоятельно распоряжались всем, словно самовластные повелители, что однажды Веспасиан отправил Домициану письмо со словами: "Спасибо тебе, сынок, за то, что позволяешь мне находиться у власти и до сих пор не сверг меня".
(5) Муциан с величайшим рвением собирал отовсюду, откуда только можно, бесчисленные средства в казну, тем самым навлекая упреки на себя, а не на Веспасиана. Он говорил, что деньги всегда были сухожилиями власти, и в соответствии с этой поговоркой не только убеждал Веспасиана собирать средства со всех сторон, но и сам с самого начала занимался взыскиванием денег, доставляя, с одной стороны, огромные средства в императорскую казну, а с другой - оставляя огромные суммы себе.
3(1) В Германии произошли восстания против римлян, которые мне, право же, нет никакой пользы упоминать, хотя одно событие способно вызвать удивление. Некий Юлий Сабин, человек влиятельный среди лингонов, сам собрал себе собственное войско и вдобавок взял себе имя Цезарь, утверждая, что является потомком Юлия Цезаря.(2) Будучи разбит в нескольких сражениях, он бежал в какую-то деревню и там укрылся в подземном погребальном склепе, предварительно устроив в нем пожар. Думали, что он тоже сгорел в огне, однако на самом деле он скрывался там девять лет со своей женой, которая за это время родила ему двоих детей мужского пола.(3) Конец мятежам в Германии положил Цериал после многочисленных сражений, в одном из которых пало столько римлян и варваров, что протекавшая рядом река была запружена телами погибших.
(4) Домициан из-за того, что он сделал, а еще больше из-за того, что он намеревался сделать, ибо замыслы его были немалыми, испытывал страх перед отцом и поэтому в основном проводил время в окрестностях Альбанской горы и был поглощен любовной страстью к Домиции, дочери Корбулона. Отобрав ее у мужа, Луция Ламии Элиана, он в то время сделал ее одной из своих любовниц, а впоследствии и женился на ней.
4(1) Тит, которому было предписано вести войну против иудеев, попытался привлечь их на свою сторону разного рода речами и обещаниями, но не убедил их и тогда приступил к военным действиям. В первых сражениях ему не удалось добиться перевеса, однако затем он одержал победу и начал осаду Иерусалима. Этот город был окружен тремя стенами, считая и ту, которая опоясывала храм.
(2) Римляне же воздвигли насыпи напротив наружной стены и подвели осадные машины; с теми из врагов, которые устраивали вылазки, они вступали в бой и отражали атаки, а тех, которые находились на стенах, отгоняли стрелами и камнями благодаря тому, что некоторые варварские цари прислали им множество лучников и пращников.(3) А иудеи, которым пришло на помощь множество местных жителей и единоверцев, прибывших не только из римских владений, но и из-за Евфрата, метали снаряды и камни, одни руками, а другие машинами, с тем большей силой, что обстрел шел с высоты.(4) Они также совершали ночные и дневные вылазки, когда предоставлялась возможность, поджигали осадные машины и убивали немало людей, а также разрушали насыпь, ведя к ней подкопы из-под стены. Стенобитные тараны они то сворачивали наброшенными на них петлями, то поднимали вверх, подцепив крюками; под удары остальных таранов они подставляли щиты из массивных досок, скрепленных вместе и покрытых железом, которые они опускали перед стеной, отклоняя от нее удары.(5) Но больше всего римляне страдали от жажды, поскольку вода была дурного качества и доставлялась издалека. Иудеям же предоставляли большие возможности их подземные ходы, поскольку они были выкопаны так, что тянулись из города под стеной вплоть до дальних частей страны; используя их, иудеи делали вылазки в тыл римлян, нападали на тех, кто доставлял воду, и уничтожали рассеянные по местности отряды. Однако Тит запер все эти проходы.
5(1) В этих боях с обеих сторон были большие потери ранеными и убитыми, и даже сам Тит получил удар камнем в левое плечо, отчего левая рука у него стала слабее правой.(2) Со временем, однако, римляне взобрались на внешнюю стену и, разбив лагерь в промежутке между ней и следующей стеной, стали штурмовать эту вторую стену. Здесь, впрочем, им пришлось сражаться в иных условиях, так как обороняющимся, которые в полном составе отступили за эту стену, было легче защищать ее благодаря меньшей протяженности укреплений.(3) Тогда Тит вновь объявил им через глашатая, что гарантирует им неприкосновенность. Однако иудеи и теперь упорно сопротивлялись, и даже пленные и перебежчики из их числа уничтожали римские запасы воды и убивали тех людей, которых могли застать в одиночку. Поэтому Тит больше никого из них не принимал.(4) Между тем и некоторые римляне, упавшие духом, как бывает при затянувшейся осаде, и подозревавшие, что этот город действительно неприступен, как о том шла молва, стали переходить на другую сторону. А иудеи, хотя и испытывали нужду в съестных припасах, окружали их заботой, чтобы показать, что и к ним идут перебежчики.
6(1) Когда же в стене машинами был сделан пролом, город даже теперь всё еще не был взят; напротив, осажденные уничтожили множество римлян, прорвавшихся внутрь. Они подожгли некоторые строения, расположенные поблизости, с тем чтобы помешать римлянам, даже если они захватят стену, продвинуться дальше. Этим они нанесли ущерб стене, а заодно, неожиданно для себя самих, сожгли и укрепления вокруг священного участка, и теперь вход в храм для римлян был открыт.(2) Тем не менее римляне не ворвались туда сразу же из-за страха перед божеством, но медлили, пока в конце концов Тит не заставил их войти внутрь. Иудеи же сражались здесь с гораздо большим рвением, словно им выпала редкая удача пасть в бою у храма, защищая его. При этом они расположились так: простой народ - внизу перед храмом, сенаторы - на ступеньках, а священники - внутри святилища.(3) И несмотря на то, что иудеев было не так много и сражались они против многократно превосходящих сил противника, одолеть их удалось не раньше, чем загорелся сам храм, подожженный с какой-то стороны. Вот тогда-то они стали охотно искать смерти: одни устремлялись на мечи римлян, другие убивали друг друга, третьи закалывали себя, четвертые бросались в огонь. И всем, а особенно им самим, казалось, что для них погибнуть вместе с храмом - не утрата, а победа, спасение и счастье.
7(1) Тем не менее даже при этих обстоятельствах были взяты пленные, в том числе Баргиора, их предводитель; и только он один был казнен во время триумфальных церемоний.(2) Так был уничтожен Иерусалим, причем случилось это в субботу, которую иудеи и сейчас почитают больше, чем любой другой день. С того времени было установлено, чтобы иудеи, которые сохраняют свои исконные обычаи, платили ежегодно по два денария в пользу Юпитера Капитолийского. За победу в этой войне оба полководца были удостоены звания императора, но никто из них не получил прозвища "Иудейский". Тем не менее было принято постановление даровать им все прочие почести, положенные при столь великой победе, включая возведение триумфальных арок.
← Ctrl 1 2 3 4 5 ... 53 54 55 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0087 сек
SQL-запросов: 0