Электронная библиотека

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Юлия Домна.
5(1) Макрин, в свою очередь, никак не пострадал, но перешел к решительным действиям, боясь погибнуть, особенно после того, как Антонин неожиданно за день до своего дня рождения удалил от себя под тем или иным предлогом находившихся рядом с ним друзей Макрина, словно оказывая им почести (2)...................полагая, что ему было предначертано судьбой получить императорскую власть, и даже подобрал прозвище, соответствующее его будущему положению. Таким образом, он устроил заговор против Антонина, заручившись поддержкой Немезиана и Аполлинария,(3) братьев из рода Аврелиев, а также Юлия Марциалия, принадлежавшего к числу солдат сверхсрочной службы и питавшего личную неприязнь к Антонину за то, что тот отказал ему в назначении на должность центуриона. Их замысел был осуществлен следующим образом. (4) Восьмого апреля, когда император отправился из Эдессы в Карры и слез с лошади для того, чтобы справить нужду, Марциалий, приблизившись к нему, будто бы желая что-то сказать, нанес удар кинжалом. Он тотчас же бежал и сумел бы ускользнуть, если бы избавился от орудия убийства.(5) Ведь именно по кинжалу его узнал один скиф из окружения Антонина, после чего Марциалий был поражен копьем, а того скифа ... убили военные трибуны, подоспевшие будто бы на помощь. Упомянутый скиф оказался тогда при императоре не только как солдат вспомогательных войск, но и как своего рода телохранитель.6(1) Дело в том, что Антонин и скифов, и германцев, причем не только из числа свободных людей, но и рабов, отнятых у хозяев и разлученных с женами, вооружил и держал при себе, словно доверял этим людям больше, чем солдатам. Он всячески чествовал их, в том числе назначал на посты центурионов и называл "львами".(2) Кроме того, с послами от тех племен, к которым принадлежали эти воины, он часто беседовал в присутствии одних лишь переводчиков и подстрекал их к тому, чтобы в том случае, если с ним что-то случится, напасть на Италию и идти на Рим, как будто овладеть этим городом было проще простого. И дабы ничего из того, что обсуждалось в этих беседах, не дошло до наших ушей, он тотчас убивал переводчиков.(3) Тем не менее впоследствии мы узнали об этом от самих варваров, а Макрин нам поведал о его зельях. Дело в том, что Антонин либо изымал, либо даже покупал у жителей Верхней Азии множество всевозможных ядов, потратив на них семьсот пятьдесят тысяч денариев, дабы огромное количество людей (сколько бы он ни пожелал!) тайно убить разными способами.(4) Позднее все эти зелья были обнаружены в императорских покоях и сожжены. В то время, о котором шла речь, солдаты, недовольные этим обстоятельством и возмущенные помимо прочих неприятностей еще и тем, что варвары оказались у Антонина в большем почете, чем они сами, отнюдь не питали уже прежнего расположения к императору и не пришли к нему на помощь, когда он стал жертвой заговора.
(5) Так погиб Антонин, прожив двадцать девять лет и четыре дня (ибо родился он четвертого апреля) и пробыв у власти шесть лет, два месяца и два дня.7(1) И коль скоро об этом зашла речь, вспоминается очень многое из того, что показалось мне поразительным. Например, когда он собирался отправиться из Антиохии в свой последний путь, ему во сне явился отец с мечом в руке и молвил: "Я заколю тебя так же, как ты своего брата".(2) И прорицатели советовали ему остерегаться того самого дня, недвусмысленно заявляя, что "створки печени жертвенного животного закрылись". После этого он вышел через одну из дверей своих покоев, не придав значения тому, что лев, которого он называл "Акинаком" и с которым делил пищу и застольное ложе, вцепился в него, когда он выходил, и даже разодрал на нем одежду.(3) Дело в том, что он держал и многих других львов и при нем всегда было несколько таких животных, но только этому льву он часто расточал ласки даже на виду у всех. Таковы были знамения, а незадолго до гибели императора, как я слышал, крупный пожар внезапно охватил всё помещение храма Сераписа в Александрии, но не причинил решительно никакого ущерба,(4) уничтожив лишь меч, которым Антонин убил своего брата. Затем, когда огонь потух, небо засияло множеством звезд. В Риме же некий демон в обличии человека привел осла на Капитолий, а затем во дворец, разыскивая, как он говорил, хозяина императорских покоев, и утверждал, что Антонин погиб, а державой правит Юпитер.(5) За эти речи он был взят под стражу и отправлен Матернианом к Антонину, сказав при этом Матерниану: "По твоему велению я отправляюсь в путь, но предстану я не перед этим императором, а перед другим". Позднее, достигнув Капуи, он словно растворился в воздухе.8(1) Всё это случилось, когда Антонин еще был жив; тогда же на цирковых играх, проводимых в честь начала правления Севера, упала статуя Марса, которую несли в процессии, но это событие не вызывает большого удивления.
(2) Наиболее же поразительным представляется следующий случай. Приверженцы цирковой партии "зеленых" потерпели поражение, после чего, увидев галку, которая очень громко кричала на вершине обелиска, они все как один обратили к ней свои взоры и хором, словно заранее условившись, воскликнули: "Здравствуй, Марциалий! Давно мы тебя не видели, Марциалий!"; и произнесли они эти слова не потому, что у галки было такое прозвище, но потому что через эту птицу они, словно благодаря какому-то божественному внушению, приветствовали Марциалия, убийцу Антонина.
(3) Более того, некоторым людям показалось, что сам Антонин предрек себе свою гибель, когда в письме, которое он в последний раз отправил сенату, потребовал: "Прекратите просить богов о моем столетнем царствовании". Дело в том, что с самого начала правления Антонина его всегда приветствовали подобным восклицанием, и лишь тогда в первый и последний раз он выразил свое недовольство. Так на словах он упрекал сенаторов в том, что они желают ему невозможного, но на самом деле пророчествовал, что ему уже вовсе не придется царствовать.(4) И когда об этом зашла речь в одном из разговоров, я вспомнил, что как-то раз в Никомедии он устроил для нас пир по случаю празднования Сатурналий и много говорил о разных мелочах, как это водится во время застолья, а затем, когда мы уже собирались расходиться, он подозвал меня и молвил: "Дион, правда ли то, что Еврипиду принадлежит такое изречение:
Воли небесной различны явленья,
Люди не могут ее угадать:
Многого ждем мы, чему не свершиться,
Бог же укажет нежданному путь...
Так эта кончилась драма?"
(5) Тогда его слова показались мне не чем иным, как пустой болтовней, но после того как он умер в скором времени и эти стихи оказались последним, что он мне сказал, стало понятно, что он некоторым образом предрек свою участь, подобно Юпитеру, называемому Белом и почитаемому в Апамее Сирийской. Ибо Север, будучи еще частным лицом, услышал от этого божества такие слова:
Зевсу, метателю грома, главой и очами подобный,
Станом - Арею великому, персями - Энносигею.
Впоследствии, когда Север, уже став императором, еще раз обратился к этому оракулу, он получил такой ответ:
И весь род твой погибнет в крови.
9(1) Тело Антонина предали огню, а его прах, тайно доставленный ночью в Рим, погребли в усыпальнице Антонинов. Ибо решительно все граждане, сенаторы и простолюдины, женщины и мужчины, ненавидели его лютой ненавистью, так что и на словах, и на деле они обращались с ним, как со злейшим врагом.(2) Тем не менее не было издано ни одного порочащего его постановления, ибо солдаты, не дождавшись мира, который они рассчитывали получить от Макрина, и лишившись денежных поощрений, которые жаловал им Антонин, теперь, наоборот, затосковали по нему, а позднее по их настоянию он даже был причислен к богам, что, конечно же, было утверждено соответствующим постановлением сената. (3) Впрочем, все постоянно говорили о нем много дурного; и его уже не именовали более Антонином, но одни называли его прежним именем - Бассиан, другие - Каракаллой, о чем я уже упомянул, третьи - Таравтом в подражание прозвищу одного гладиатора, который внешностью был в высшей степени жалок и уродлив, но нравом весьма дерзок и кровожаден.
10(1) Вот какая участь постигла этого человека, каким бы именем его ни называли. Еще до прихода Антонина к власти я получил своего рода знамение от его отца, указывающее на то, что мне предстоит написать о событиях его правления. Ибо, если мне не изменяет память, вскоре после смерти Севера я увидел во сне всё римское войско, собравшееся при оружии на большой равнине, и Севера, который восседал на высоком помосте на холме и о чем-то беседовал с воинами.(2) Заметив, что я встал поближе, дабы услышать, о чем идет речь, он обратился ко мне со следующими словами: "Иди сюда, Дион, и будь рядом, чтобы ты мог в точности узнать и описать всё то, о чем говорят и что происходит".
(3) Таковы были жизнь и смерть Таравта. Вслед за ним погибли и участники заговора против него, одни сразу, другие чуть позднее. Кроме того, жизни лишились его близкие друзья и вольноотпущенники. Таков был злой рок, который преследовал и друзей его, и врагов.
← Ctrl 1 2 3 ... 45 46 47 ... 53 54 55 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0