Электронная библиотека

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX

41(1) Таким образом, никто, даже тот, чья сила не вызывает сомнений, не может быть уверен в своем могуществе, даже люди, весьма преуспевающие, находятся в столь же шатком положении, сколь и остальные. Макрина восхваляли бы более всех других людей, если бы он не поддался горячему желанию взять власть в свои руки, но выбрал бы для управления римской державой кого-либо из сенаторов и провозгласил бы его императором.(3) Только так он избежал бы обвинения в заговоре против Каракаллы, показав, что пошел на это ради собственного спасения, но не из-за жажды власти. Он же и позором себя покрыл, и погубил, так что и дурную славу снискал, и мучениям подвергся более чем заслуженно. (4) Ибо, захватив единоличную власть, даже не имея сенаторского звания, он лишился ее в кратчайший срок и печальнейшим образом. Правил же он год и без трех дней два месяца, если полагать, что он лишился власти в день сражения.

ЭПИТОМА КНИГИ LXXX

Об Авите, именуемом также Лже-Антонином, и об убийствах, которые он совершил (гл. 1-7).
О его противозаконных деяниях и о том, как он женился на весталке (гл. 9, 11).
О Гелиогабале и о том, как Авит пригласил в Рим Уранию, для того чтобы выдать ее замуж за Гелиогабала (гл. 11-12).
О его распутстве (гл. 13-16).
О том, как он усыновил своего двоюродного брата и нарек его Александром (гл. 17-18).
О том, как он был свергнут и убит (гл. 19-21).
Период времени охватывает оставшуюся часть консульства Макрина и Адвента и еще четыре года, в которые высшие должности занимали следующие лица:
Лже-Антонин (во второй раз) и Кв. Тиней Сацердот [219 г.];
Лже-Антонин (в третий раз) и М. Валерий Комазон [220 г.];
Г. Веттий Грат Сабиниан и М. Флавий Вителлий Селевк [221 г.];
Лже-Антонин (в четвертый раз) и М.Аврелий Север Александр [222г.].
LXXIX 1(1) Итак, Авит, он же Лже-Антонин, он же Ассириец, он же Сарданапал, и он же Тиберин (такое прозвище было дано посмертно, после того, как его тело сбросили в Тибр), на следующий день после победы вступил в Антиохию, предварительно пообещав сопровождавшим его солдатам по пятьсот денариев на каждого, дабы уберечь город от разграбления, которого так сильно жаждали воины. Эти деньги он частично взыскал с населения.(2) Он также отправил в Рим послание, в котором, как и следовало ожидать, возводил хулу на Макрина и прежде всего злословил о его низком происхождении и заговоре против Антонина. Например, помимо всего прочего, он писал: "Этот человек, которому даже не дозволялось войти в здание сената после объявления о том, что вход туда запрещен для всех, кроме сенаторов, осмелился захватить власть и стать самодержцем прежде, чем сенатором, предательски убив императора, которого был призван охранять".(3) В отношении своего правления он не скупился на обещания не только воинам, но и сенату и народу (он возвестил о том, что всегда и во всем будет стремиться поступать подобно Марку и Августу, юности которого он уподоблял свою), и, прозрачно намекая на клевету, которую распространял о нем Макрин, он написал такие слова: "Он пытался злословить о моем юном возрасте, но сам назначил императором своего пятилетнего сына".
2(1) Такое послание Авит отправил в сенат и, кроме того, оказавшиеся у солдат памятные записи Макрина и письма последнего к Максиму передал не только в сенат, но и в войска, надеясь с помощью этих документов вызвать еще большую ненависть к Макрину и добиться большего расположения к себе.(2) В письме к сенату и в послании к народу он подписался императором, Цезарем, сыном Антонина, внуком Севера, "Благочестивым", "Счастливым", Августом, проконсулом и обладателем власти народного трибуна,(3) приписав себе эти титулы прежде, чем они были даны ему постановлением сената, и не именем.....но именем отца .....пользовался,......записки солдат.....ибо Макрина.........Цезарь..........преторианцам и воинам Альбанского легиона, находившимся в Италии написал....(4) и что был консулом и великим понтификом......и.....Марий Цензорин... руководство......прочел.....Макрина......словно не......благодаря своему.....обнародова.....зачитать......письмо Сарданапала.......Клавдия Поллиона, которого он произвел в ранг консуляра.....приказал в том случае, если кто-либо окажет сопротивление, обратиться за помощью к солдатам,(5) из-за чего сенат вопреки своей воле зачитал им все... Ибо под давлением обстоятельств они не могли совершить ни одного подобающего и надлежащего деяния.....но оказались охвачены страхом...(6)...и Макрина, которому они прежде расточали похвалы, уже как врага осыпали бранью, а Таравта, которого не раз намеревались объявить врагом народа, теперь прославляли и молились о том, чтобы его так называемый сын оказался подобен ему.
Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Император Гелиогабал
3(1) Вот что происходило в Риме. Что же касается Авита, то он назначил Поллиона управлять....Германией...после того, как и Ви-финию....он подчинил. Сам Авит, проведя несколько месяцев в Антиохии до тех пор, пока не утвердил повсюду свою власть, отправился в Вифинию, где он часто обращался к Ганнису за советом, как он это обычно делал в Антиохии.(2) Проведя там зиму, он совершил путь в Италию через Фракию, Мёзию и обе Паннонии и там оставался до конца жизни. Одним своим деянием он уподобился очень хорошему императору (ибо, несмотря на то, что многие отдельные граждане и целые общины, в том числе сами римляне, включая всадников и сенаторов, из-за писем Макрина как по отдельности, так и сообща оскорбляли словом и делом и его самого, и Каракаллу, он вообще никому не пригрозил судом и никого не привлек к судебной ответственности),(3) но вместе с тем он всецело погряз в самом постыдном разврате, вопиющем беззаконии и невиданном кровопролитии, так что некоторые из этих новшеств, никогда прежде Риму не известных, стали в дальнейшем будто бы обычаем, а иные дерзости, совершавшиеся разными людьми в разные времена, вновь оказались в почете в течение трех лет, девяти месяцев и четырех дней его правления, если считать, что оно началось в день битвы, в которой он добыл императорскую власть.(4) Еще в Сирии он убил Нестора и Фабия Агриппина, наместника этой провинции, а также виднейших всадников из окружения Макрина. В Риме он точно так же поступил с наиболее близкими Макрину людьми. В Аравии он предал смерти наместника этой провинции Пику Цериана,(5) на Кипре - Клавдия Аттала, который некогда управлял Фракией, был исключен из сената Севером во время войны с Нигером, вновь восстановлен в звании сенатора Таравтом, а в то время, о котором идет речь, по жребию получил в управление Кипр. Убит он был за то, что нанес обиду Комазону, ибо, когда тот служил во Фракии, Аттал за какую-то провинность отправил его на триеры.
4(1) Комазон, несмотря на свой нрав и прозвище, данное ему за лицедейство и шутовство, был поставлен во главе преторианцев, хотя и не побывал ни на одной ответственной или руководящей должности, за исключением командования легионом.(2) Он также получил консульские отличия, а затем действительно стал консулом и префектом Города, и не единожды, но и во второй и в третий раз, чего прежде никогда и ни с кем не случалось. Вот почему его случай можно рассматривать как одно из самых серьезных нарушений установленного порядка.
(3) Таким образом, Аттал погиб из-за этого человека. Что же касается Трикциана, то он лишился жизни из-за Альбанского легиона, которым строго командовал при Макрине, а Кастин погиб из-за того, что был человеком деятельным и известным для многих воинов благодаря тем должностям, которые он занимал ранее, а также из-за близости к Антонину.(4) Вот почему он был отослан еще Макрином и проживал в Вифинии. Император предал Кастина смерти, невзирая на его письмо к сенату, в котором он написал, что Авит вернул его в Рим из изгнания, в которое его, как и Юлия Аспера, отправил Макрин.(5) Император также убил Суллу, который был наместником Каппадокии, хотя тот и покинул провинцию. Причиной явилось то, что этот человек проявлял излишнее любопытство, и то, что, будучи вызван из Рима, он встретился с германскими войсками, возвращавшимися домой после зимовки в Вифинии, во время которой среди них наблюдались волнения.(6) Вот за что были убиты эти люди, и Авит ничего не написал о них сенату. Вместе с тем Сей Кар, внук Фусциана, бывший префект Города, поплатился жизнью за то, что был богат, влиятелен и умен. Оправданием убийству послужило то, что он будто бы вступил в сговор с несколькими воинами из числа размещенных у Альбанской горы. Обвинение было предъявлено ему во дворце в присутствии одного лишь императора, и там же он был казнен.(7) Валериан Пет отлил из золота несколько собственных изображений в качестве украшения для своей любовницы, на основании чего он был обвинен в намерении отправиться в Каппадокию, граничившую с его собственной родиной (он ведь был галатом), с целью устроить мятеж, используя для этого золотые украшения со своим собственным изображением.
← Ctrl 1 2 3 ... 51 52 53 54 55 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0259 сек
SQL-запросов: 1