Электронная библиотека

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX

18(1а) После его смерти власть принял Тит.(1) Став единоличным правителем, Тит не совершил ни одного убийства и ни одного поступка, продиктованного любовной страстью, но, несмотря на заговоры, был справедлив и, хотя Береника снова приехала в Рим, рассудителен. Возможно, это связано с тем, что он и в самом деле изменился; ведь совсем не одно и то же быть чьим-то соправителем и властвовать самостоятельно: в первом случае люди не заботятся о том, какое впечатление производит власть и в силу своей алчности злоупотребляют данными им полномочиями, делая много такого, что порождает зависть и ненависть к их власти; те же, кто правит единолично, понимая, что всё зависит от них, пекутся и о своей доброй славе.(3) Очевидно, именно поэтому Тит сказал одному человеку, с которым прежде был тесно связан, что не одно и то же требовать чего-то у другого и самому решать вопрос, не одно и то же просить о чем-то другого и самому давать кому-то. Конечно, то, что он не совершил никаких неблаговидных поступков, можно объяснить тем, что он совсем недолго прожил после того, как пришел к власти.(4) Он ведь после этого прожил всего лишь два года, два месяца и двадцать дней в дополнение к тем тридцати девяти годам, пяти месяцам и двадцати пяти дням, что он прожил до этого. В этом отношении, как считают, он сравнялся с многолетним правлением Августа, потому что ни Августа так не любили бы, проживи он меньшее время, ни Тита, проживи он дольше.(5) Ибо первый, хотя и вел себя весьма жестоко из-за войны и междоусобиц, имел потом возможность на протяжении немалого срока отличиться замечательными благодеяниями; Тит же, правивший милостиво, умер на вершине своей славы, а если бы он прожил долго, то можно было бы утверждать, что благоприятным мнением о себе он обязан больше удаче, нежели собственной доблести.
19(1) Так или иначе, Тит во время своего правления не только не казнил ни одного сенатора, но и вообще за всё время своей власти не стал виновником ничьей гибели. Ни сам он никогда не выдвигал обвинений в оскорблении величия, ни другим не позволял этого делать, говоря так: "Меня невозможно никоим образом ни унизить, ни оскорбить,(2) ибо я не делаю ничего, заслуживающего порицания, а выдумки и сплетни меня не заботят. Что же касается почивших императоров, то, коль скоро они и вправду причастны к небожителям и обладают определенным могуществом, они и сами отомстят за себя, когда кто-то причинит им несправедливость".(3) Он предпринял немало разнообразных мер ради безопасности и благополучия людей. Так, он издал указ, оставивший в силе все пожалования прежних императоров, кому бы они ни были сделаны, и тем самым избавил людей от необходимости обращаться к нему с отдельными прошениями по этому вопросу. Также он изгнал доносчиков из Города.(За) В отношении денег он был бережлив и не допускал ненужных расходов, но при этом никого не наказывал за подобные траты.(Зь) В его правление также появился Лже-Нерон, каковым оказался уроженец Азии по имени Теренций Максим, походивший на Нерона и внешностью, и голосом (ибо он тоже пел под кифару). Он привлек ряд сторонников в Азии и, направившись к Евфрату, приобрел их еще в гораздо большем числе,(3е) а в конечном итоге бежал к Артабану, предводителю парфян, который, держа зло на Тита, принял его и занялся подготовкой его возвращения в Рим.
Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Тит.
20(1) Между тем, когда в Британии снова началась война, Гней Юлий Агрикола разорил всю вражескую территорию и первый из известных нам римлян доказал, что Британия со всех сторон омывается морем. Дело в том, что несколько воинов взбунтовались и, убив центурионов и военного трибуна, бежали на лодках,(2) на которых вышли в море и проплыли вдоль западной части страны, как их несло ветром и волнами, и, сами того не ведая, двигаясь с противоположной стороны, причалили к военному лагерю, находившемуся на этой стороне. После этого Агрикола послал других людей, чтобы они повторили попытку проплыть вокруг Британии, и узнал от них, что она является островом.
(3) Такими были события в Британии, после которых Тит удостоился звания императора в пятнадцатый раз. Агрикола же провел оставшуюся жизнь не только в немилости, но и в нужде, потому что совершил деяния, слишком величественные для простого военачальника. В конечном итоге по этой самой причине он и был умерщвлен Домицианом, несмотря на то, что получил от Тита триумфальные знаки отличия.
21(1) Необычайные и ужасающие явления произошли в Кампании: в самом конце лета внезапно вспыхнул огромный огонь. Дело в том, что гора Везувий, расположенная у моря напротив Неаполя, извергает неистощимые потоки огня. Когда-то ее вершина имела одинаковую высоту со всех сторон и из самого ее центра поднимался огонь, ибо только здесь пламя вырывается наружу, в то время как все внешние стороны горы еще и поныне остаются не затронутыми огнем.(2) Поэтому, поскольку они никогда не воспламеняются, тогда как центральная часть становится хрупкой и превращается в пепел, пики, образующие вершину, сохраняют свою прежнюю высоту и по сей день, но вся та часть, где извергается огонь, разрушившись, с течением времени сделалась полой и осела, так что вся гора стала похожа на театр для травли зверей, если допустимо сравнить малое с великим.(3) На верхних склонах горы растут деревья и обширные виноградники, но ее кратер дает выход огню, извергая днем дым, а ночью пламя, так что создается впечатление, будто в нем воскуряется огромное количество всевозможных благовоний.(4) И это происходит постоянно, когда в большей, когда в меньшей степени; нередко же, когда внутри скапливается достаточно большой осадок, гора выбрасывает пепел, а когда ее распирает сильным потоком воздуха, подбрасывает вверх и камни. Она также издает гул и рев, потому что имеет выходные жерла, не соединенные в одно отверстие, но узкие и скрытые под поверхностью.
22(1) Вот что представляет собой Везувий, и описанные явления обычно происходят здесь каждый год. Однако и все прочие, какие только здесь случались в течение времени, пусть они и казались тем, кто имел возможность их наблюдать, значительными в силу своей необычности, тем не менее даже вместе взятые следовало бы признать ничтожными по сравнению с тем, что произошло теперь.
(2) Было же это так. В большом числе мужи огромного, сверх всякого человеческого естества, роста - такие, какими изображают гигантов, - стали появляться то на горе, то в ее окрестностях, то в городах, они ходили по земле днем и ночью и перемещались по воздуху.(3) После этого случилась ужасная сушь и внезапно произошли мощные сотрясения земли, так что вся окрестная равнина вздыбилась и вершины гор взмыли на воздух. Одновременно раздался грохот как под землей, похожий на раскаты грома, так и на земной поверхности, звучащий как рев; море также загудело, и эти звуки эхом отозвались с небес.(4) Вслед затем внезапно послышался зловещий шум, как будто горы разваливались на части, и сначала огромные камни взлетели вверх, взметнувшись до самых горных вершин, а потом появились сильный огонь и нескончаемый дым, так что всё вокруг померкло, солнце полностью скрылось, как при затмении.
23(1) День, таким образом, обратился в ночь, а свет - во тьму. Кому-то казалось, что вновь восстали гиганты (ибо тогда в клубах дыма мнились их образы и как бы слышался звук труб), а кто-то решил, что весь мир погружается в хаос и пламя.(2) Поэтому люди бежали кто куда: одни устремлялись из домов на улицы, другие с открытых мест в дома, кто-то с моря на сушу, кто-то с земли в море, ибо в растерянности они считали любое место, где их не было, безопаснее того, где они находились.(3) Пока всё это продолжалось, извергалось невероятное количество пепла, который покрыл и море, и землю, наполнил собой весь воздух и повсюду, где выпадал, становился причиной множества различных бед и для людей, и для насаждений, и для скота, а что до рыб и птиц, то они были полностью им уничтожены. Более того, под ним оказались целиком погребенными два города, Геркуланей и Помпеи, причем в последнем это произошло в то самое время, когда народ находился в театре.(4) Действительно, вся масса пыли и пепла была столь велика, что часть ее достигла Африки, и Сирии, и Египта; дошла она также и до Рима, закрыв над ним небо и затемнив солнечный свет.
(5) Здесь люди на протяжении многих дней также были охвачены немалым страхом, поскольку не знали и не могли даже вообразить, что произошло, но, как и те, кто был близко к месту бедствия, полагали, что весь мир перевернулся вверх дном, и солнце сошло на землю, а земля поднимается к небесам. Впрочем, тогда этот пепел не причинил самим римлянам никакого особого вреда, хотя позже вызвал у них ужасное моровое поветрие.
24(1) Однако еще один наземный пожар на следующий год охватил весьма значительную часть Рима в то время, когда Тит отправился на место бедствия, случившегося в Кампании.(2) Этот пожар уничтожил храм Сераписа, храм Исиды, Септу, храм Нептуна, термы Агриппы, Пантеон, Дирибиторий, театр Бальба, сцену театра Помпея, Октавиевы здания вместе с книгами и храм Юпитера Капитолийского с прилегающими храмами.(3) Таким образом, бедствие это имело не человеческое, но божественное происхождение; из того перечня, что я привел, всякий может заключить, сколько всего прочего погибло в огне.
Итак, Тит направил к кампанцам двух консуляров для руководства восстановительными работами и не только выделил деньги, но и передал местным жителям собственность тех, кто погиб, не оставив наследников.(4) Сам же он не принимал ничего ни от частных лиц, ни от городов, ни от царей, хотя многие предлагали и обещали ему большие суммы; и всё разрушенное он восстановил за счет тех средств, которые были в его распоряжении.
← Ctrl 1 2 3 ... 6 7 8 ... 53 54 55 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0109 сек
SQL-запросов: 0