Электронная библиотека

Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX

4(1) Затем он предпринял поход в Германию, но возвратился назад, даже краем глаза не взглянув нигде на военные действия. Нужно ли мне упоминать те почести, что по этому случаю были ему назначены тогда, или те, что вообще предоставлялись и другим императорам, которые были не лучше его, чтобы они не раздражались, подозревая, будто их презирают из-за малого числа и незначительности оказанных почестей.(2) Однако хуже всего было то, что Домициан жаждал лести и при этом одинаково сердился как на угодников, так и на тех, кто не льстил ему: на первых за то, что они заискивали перед ним, а на других за то, что они, как ему казалось, презирают его. Тем не менее он притворялся, что ему доставляют радость назначенные сенатом почести, но при этом он едва не казнил Урса за то, что тот не выказал восхищения его деяниями, однако по просьбе Юлии назначил его консулом.
(3) Впрочем, не прекращая и дальше упорствовать в своем безумии, он избирался консулом десять лет подряд, а должности цензора - первый и единственный из частных лиц и императоров - удостоился пожизненно; также он получил право иметь двадцать четыре ликтора и надевать триумфальное облачение всякий раз, когда вступал в сенат.(4) Месяц октябрь он переименовал в домициан, так как он родился в этом месяце. Среди возниц он учредил еще две партии, назвав одну "золотые", а другую "пурпуровые". Он часто делал зрителям подарки с помощью маленьких шаров, а однажды угостил их обедом прямо на зрительских скамьях и ночью выставил им вино, которое разливалось во многих местах.(5) Толпе всё это, как водится, доставляло удовольствие, но для людей состоятельных стало причиной погибели, ибо, не имея средств на эти расходы, он многих предал смерти, одних отправляя на суд сената, а другим предъявляя обвинения даже заочно. Более того, некоторых он коварно устранил с помощью тайно подсыпанных снадобий.
(6) Многие из подвластных народов восстали против римлян, когда у них стали силой вымогать деньги, в том числе и насамоны, которые перебили сборщиков налогов и нанесли столь сильное поражение наместнику Нумидии Флакку, выступившему против них, что даже захватили его лагерь. Однако, найдя в лагере вино и прочие съестные припасы, они жадно на них набросились и, объевшись, заснули, а Флакк, узнав об этом, напал на них и истребил их поголовно, перебив даже всех, кто не носил оружия. Домициан, воодушевленный таким исходом дела, сказал в сенате: "Я запретил насамонам существовать".
(7) Он даже требовал, чтобы его считали богом, и очень кичился тем, что его именовали "государь" и "бог". Эти наименования использовались не только в устных, но и в письменных обращениях.
6(1) В это время у римлян началась и исключительно серьезная война с даками, которыми правил Децебал, человек, обладавший в военном деле и познаниями незаурядными, и опытом изрядным, способный и напасть в самый удобный момент, и вовремя отступить, знаток засад и мастер открытого боя, умевший и победой пользоваться разумно и не терять голову при поражении. Вот почему он долго был достойным противником римлян.(2) Я называю их даками, потому что этим именем пользуются и они сами, и римляне, хотя мне хорошо известно, что некоторые греческие писатели - правы они или нет - именуют их гетами, ибо те геты, которых я знаю, живут за Гемом возле Истра.(3) Итак, Домициан выступил против них в поход, однако ведением войны непосредственно не занимался, но, засев в каком-то мёзийском городе, по своему обыкновению предавался разгулу: он ведь не только был изнежен телом и робок духом, но и отличался непомерным сладострастием и непотребством в отношениях как с женщинами, так и с мальчиками. Поручив ведение войны другим, он в основном терпел неудачи.
(5) Децебал, царь даков, пытался вступить в переговоры с Домицианом, выражая готовность заключить мир; но Домициан отправил против него Фуска с большим войском. Узнав об этом, Децебал снова направил к нему посольство и издевательски заявил, что заключит с ним мир при условии, что каждый римлянин согласится ежегодно выплачивать по два обола Децебалу, в противном случае он будет воевать и причинит римлянам много бед.
Дион Кассий - Римская история. Книги LXIV-LXXX
Рис. Децебал.
7(1) Домициан, желая отплатить квадам и маркоманам за то, что они не оказали ему помощи в войне против даков, прибыл в Паннонию, чтобы начать с ними войну; а второе посольство, которое они отправили с предложением мира, он казнил.
6(4) Когда он сам потерпел поражение, то переложил вину на своих военачальников. Он ведь все успехи приписывал себе, хотя сам не имел к ним никакого отношения, а во всех неудачах, даже если они были следствием его приказов, винил других. Он ненавидел тех, кто добивался успеха, и упрекал тех, кто терпел неудачу.
7(2) Домициан, после того как был разбит маркоманами, обратился в бегство и, спешно отправив к Децебалу, царю даков, посольство, побуждал его заключить договор о мире, хотя сам прежде отвечал отказом на неоднократные просьбы Децебала. Тот согласился на примирение, так как потерпел несколько серьезных неудач, но не пожелал лично вести переговоры с Домицианом и поэтому послал Диэгида с людьми, чтобы выдать оружие и тех немногих пленных, которые якобы у него только и были.(3) Когда это было сделано, Домициан возложил диадему на Диэгида, как будто бы он и в самом деле покорил даков и мог поставить над ними царем кого ему было угодно; воинов он наградил почестями и деньгами и в числе прочего, словно победитель, отправил в Рим и посланников Децебала, а также, как он утверждал, и письмо от царя, которое, по слухам, было его собственной подделкой.(4) Торжественное шествие он украсил множеством предметов, какие обычно проносят в триумфах, хотя взяты они были отнюдь не из захваченной им добычи; напротив, мирный договор недешево обошелся ему и помимо прямых потерь, ибо он сразу же выплатил Децебалу большие суммы денег и передал мастеров, сведущих как в мирных, так и в военных ремеслах, а также обещал и в будущем выплатить значительные суммы. Показанные же предметы в действительности были позаимствованы из императорской утвари, к которой он всегда относился как к захваченной у врага добыче, словно бы и саму империю он поработил как завоеватель.
8(1) Ему были назначены столь великие почести, что почти весь мир - во всяком случае, тот, что находился под его властью, - был заполонен его изображениями и статуями, и серебряными, и золотыми. Он также устроил дорогостоящее представление, в котором мы не нашли ничего достойного быть упомянутым в истории, кроме состязания девушек в беге. После этого, справляя нечто вроде триумфальных празднований, он устроил многочисленные состязания.(2) Так, в цирке он показал бои и пехотинцев и конных бойцов, а морское сражение провел в новом месте. Во время этой битвы погибли почти все сражавшиеся и многие зрители.(3) Дело в том, что, несмотря на внезапно начавшийся ливень и сильную бурю, он никому не позволил покинуть представление; и хотя сам он переоделся в шерстяной плащ, другим сменить одежду не разрешил, и из-за этого немало народа заболело и умерло.(4) Видимо, ради утешения людей он устроил за государственный счет обед, который продолжался всю ночь. Он вообще часто проводил игры по ночам, а иногда выводил в качестве бойцов и карликов и женщин.
9(1) Так попотчевал он тогда обедом простой народ, а как-то раз для наиболее видных сенаторов и всадников устроил пир следующим образом. Он приготовил помещение, в котором всё - и потолок, и стены, и полы - было выкрашено в черный цвет, и поставил там прямо на голый пол непокрытые ложа того же цвета. Затем ночью он пригласил гостей одних, без сопровождения прислуги.(2) Перед каждым из гостей он сначала поставил надгробную плиту с указанием имени гостя и маленькую лампу, какие вешают на могилах; затем, словно призраки, вошли миловидные обнаженные мальчики, окрашенные в черный цвет, и, совершив вокруг гостей танец, внушающий трепет, сели у их ног.(3) После этого на черных блюдах принесли различные предметы, используемые для заупокойных жертвоприношений, также черного цвета. В итоге каждый из гостей дрожал и замирал от ужаса, ожидая, что ему в следующее мгновение перережут горло, тем более что все прочие, за исключением самого Домициана, рассуждавшего о смерти и убийствах, хранили полное молчание, словно уже были в царстве мертвых.(4) В конце концов он отпустил гостей, но сначала отослал их слуг, стоявших у ворот, и нагнал на них еще больший страх, дав им в сопровождение других рабов, которых они не знали, - кому с повозками, кому с носилками. И едва только каждый из гостей оказывался у себя дома и начинал мало-помалу переводить дух, как ему сообщали, что от Августа прибыл посыльный.(5) И когда им казалось, что уж теперь-то им никак не миновать смерти, посыльный вносил плиту, сделанную из серебра, следом появлялись другие, которые приносили различную утварь, включая те блюда, что ставились перед гостями на обеде, причем каждый предмет был сделан из очень дорогого материала; и, наконец, входил тот мальчик, который был призраком каждого гостя, только теперь вымытый и украшенный. Так, проведя всю ночь в страхе, они получили подарки.
(6) Такое вот устроил Домициан триумфальное торжество или, как говорила толпа, погребальный пир по тем, кто погиб в Дакии и Риме. Также в это время он расправился с некоторыми видными людьми; а когда кто-то осмелился похоронить тело одного из погибших, так как тот умер в его владениях, Домициан лишил его собственности.
10(1) Заслуживают упоминания и следующие события, произошедшие во время Дакийской войны. Юлиан, которому император поручил ведение войны, в числе прочих своих примечательных распоряжений приказал воинам написать на своих щитах и собственные имена, и имена центурионов, чтобы легче было отличить, кто из них совершил какой-либо подвиг, а кто проявил трусость.
← Ctrl 1 2 3 ... 8 9 10 ... 53 54 55 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0004 сек
SQL-запросов: 0