Электронная библиотека

Константин Фельдман - Броненосец "Потемкин"

Поезд тронулся. Все в вагоне были уверены, что эта почтенная дама везёт из Крыма своего больного сына. Это позволяло мне не выходить всю дорогу из купе и держать опущенными шторы на окнах. Мы благополучно добрались до Киева.
В Киеве мы убедились, что розыски продолжаются.
Я скрылся в доме одного чиновника, в большом селе под Киевом.
Прошёл почти месяц со времени моего побега. Путешествие к границе всё откладывалось. В Киеве появились тревожные признаки: многочисленные обыски, облавы на вокзале и на речных пристанях. Товарищи связывали это с моим пребыванием здесь.
Отъезд к границе был назначен на 9 сентября. Я успел перекрасить свои волосы из чёрного в рыжий цвет, и мне удалось проскользнуть незамеченным мимо зорких взглядов жандармов.
Немного беспокоила меня в дороге нервничавшая Осорина (так звали мою новую "мать"). Я решил расстаться с ней как можно скорее. В Ковно, где меня ждал товарищ Макс, я пересел на другой поезд. Мы с товарищем Максом к утру следующего дня высадились в Ковеле, маленьком городке, расположенном недалеко от австрийской границы.
На вокзале нас встретил контрабандист, которому мой товарищ заранее дал условную телеграмму.
Мы сели в поджидавшую нас бричку и отправились в еврейское местечко, лежавшее верстах в тридцати от границы. Здесь, в маленьком грязном домишке контрабандиста, мы должны были ждать наступления вечера.
- Когда мы выедем? - обратился к контрабандисту товарищ Макс.
- В девять часов вечера... Политический? - в свою очередь, спросил старик, окидывая меня испытующим взглядом.
Не желая возбуждать подозрения старика, товарищ выдал меня за своего компаньона, едущего в Австрию за большим транспортом товара.
- Мы направим этот товар через вас же, - сказал, он, - но дело это спешное и через неделю должно быть окончено. Поэтому вы устройте сегодняшний переезд так, чтобы не было никаких задержек.
В девять часов вечера нас повели в конюшню. Здесь стояли лошади, уже запряжённые в телегу.
- Готово? - спросил возница.
- С богом! - ответил старик. - Поезжай... У пруда я тебя нагоню.
Ворота распахнулись, и мы выехали.
- Почему уже здесь принимают такие предосторожности? - спросил я у товарища Макса.
Он объяснил мне. Оказалось, что у этих контрабандистов дело поставлено так, что самый переход через границу не представляет никакой опасности - переводят сами же пограничные солдаты, - но опасна дорога до границы, так как за двадцать вёрст до неё производятся периодические объезды.
Объездчики арестовывают всякого встречного.
В условленном месте нас догнал на маленькой одноконной тележке старик.
С большими предосторожностями доехали мы почти до границы.
- Стойте, - сказал старик и поехал вперёд. Видно было, как он вскоре остановился, слез с тележки и куда-то пошёл.
Прошло полчаса. Мы стояли в самом опасном месте и ежеминутно могли быть захвачены объездом. Товарищ Макс вдруг сказал мне:
- Солдаты! Спрячемся в овраге...
Мы ползком спустились в какую-то яму. Там пролежали мы целый час.
Наконец явился старик.
- Надо ехать обратно: жандарм надул нас и не пришёл, - сказал он.
Пришлось снова проезжать все опасные места. Поздно ночью мы возвратились в дом контрабандиста.
На утро следующего дня старик послал сына предупредить жандарма о ночном переезде.
Как раз в этот день вся полиция местечка, в котором мы находились, была поставлена на ноги: накануне арестовали шесть человек, приехавших из Австрии. Трое из пойманных утром же удрали из полицейского участка. На всех дорогах были расставлены полицейские посты, и только благодаря ловкости и опытности старика нам удалось миновать их.
В двенадцать часов ночи мы подъехали к границе. Жандарм уже ждал нас, но объявил, что переход будет возможен только в три часа ночи.
Ждать пришлось тут же, в поле. Лил дождь, и отчаянная сырость и холод охватывали нас. Прижавшись друг к другу, мы с товарищем безуспешно старались согреться.
Ровно в три часа ночи к нам подошёл солдат.
Последний взвалил на плечи наш багаж. Мы тронулись в путь. Перед нами мелькнула дорога. Солдат остановился и сказал нам:
- Это граница! Ступайте на носках, чтобы не делать следов.
Через минуту мы были в Австрии.
Константин Фельдман - Броненосец "Потемкин"

Примечания

1

В. И. Ленин. Собр. соч., т. 8, стр. 77

2

Локаут - закрытие капиталистами своих предприятий с массовым увольнением рабочих, с тем чтобы заставить их отказаться от своих требований

3

Бунд - всеобщий еврейский социал-демократический союз, являвшийся агентурой еврейской буржуазии в рабочем классе

4

Эстакада - помост на сваях для причала судов

5

Конка - вагон, скользивший по рельсам и приводившийся в движение парой коней. Омнибус двигался свободно, без рельсов, как теперешний автобус: его тянула тройка сильных коней

6

Эспланада - открытая большая площадь перед каким-нибудь высоким зданием

7

Квартирмейстер - высшее матросское звание; присваивалось только матросам, окончившим специальную морскую школу (машинную, минную, артиллерийскую и т. п.)

8

Из отчёта комиссии под председательством генерала Езерского о санитарном состоянии Владивостокской крепости за 1905 год

9

Инкерман - гористые окрестности Севастополя

10

Группа матросов прислала письмо в ленинский "Пролетарий": "...начальники устраивают внезапные проверки, ищут в сундуках, пересматривают книги и карточки, читают письма. Как это подло и бесчестно". "Пролетарий", № 2, 1905 г

11

ЦГАВМФ - фонд штаба севастопольского порта. Судная часть, l904 г., д. № 64, л. 1086

12

Кингстон - клапан в подводной части судна, служащий для доступа забортной воды. Если, например, корабль, получив пробоину, погружается правым бортом, то открывают кингстон на левом борту, впускают туда воду, и корабль выравнивается

13

В. И. Ленин. Соч., т. 5, стр. 482

14

"Вперёд". № 4, 31 (18) января 1905 года

15

Тендра - пустынный остров на Чёрном море, между Одессой и Севастополем. Его превосходная естественная гавань представляет надёжное убежище для кораблей. Поэтому Тендра была излюбленной стоянкой военного флота во время летней учёбы

16

Флагман - 1) адмирал, командующий эскадрой; 2) корабль, на котором находится командующий эскадрой

17

Спардек - площадка над батарейной палубой; на ней находятся открытые капитанские мостики, боевая рубка, помещение беспроволочного телеграфа

18

Шканцы - открытая площадка на верхней палубе в средней части корабля; самая почётная его часть

19

Кнехт - небольшой железный столбик для закрепления якорных канатов

20

Рей, или рея - одна из подвижных поперечных балок наверху мачты

21

Батарейная палуба - закрытая часть корабля, где расположена основная масса артиллерии; здесь же хранятся винтовки

22

Комендор - морской артиллерист

23

Ют - кормовая часть верхней палубы

24

Склянками называются судовые часы

25

Угольщик - судно, специально зафрахтованное для перевозки угля

26

Восьмёрка - шлюпка с восьмью гребцами, по четыре гребца на каждом борту

27

Ныне Приморский бульвар

28

Через некоторое время на корабль прибыл рабочий Дальника, Борис. Через час сюда явился Кирилл, а к трём часам дня на броненосец прибыли двенадцать делегатов социал-демократических организаций, в числе которых были товарищ Афанасий и Наташа Ростоцкая

29

Под этим именем скрывалась ныне покойная Ольга Ивановна Виноградова - известная деятельница большевистской партии

30

Скатать палубу - значит помыть её и закрыть все люки

31

М. Васильев-Южин. В огне первой революции, Москва, 1934, стр. 68 - 71

32

В царском флоте матросам перед обедом и ужином выдавалась водка. Её раздавали на юте. Матросы подходили один за другим, черпали длинной ложкой - чаркой - водку из бака и тут же выпивали её

33

Бак - площадка в передней части корабля, отведённая для матросов: там они могли курить, собираться для разговоров, проводить праздничные представления и т. д.

34

Штормовой мостик - самый верхний мостик на корабле, с которого наиболее удобно наблюдать за далью. Называется штормовым потому, что на нём находится командир корабля во время шторма
← Ctrl 1 2 3 ... 43 44 45 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0139 сек
SQL-запросов: 0