Электронная библиотека

Сергей Майдуков - В смертельной опасности

4

Матильда под Ксюшей шалила, взбрыкивала, угрожающе скалилась, норовила проскакать под низкими ветками. Приходилось напоминать ей о повиновении натянутыми удилами и шпорами. Ненадолго кобылица усмирялась, а потом снова принималась за свои фокусы.
- Может, хватит на сегодня? - спросила Ксюша, трясясь в седле.
- Поглядим, как дела на лесоповале, и повернем, - пообещал Давид.
Он был обращен к жене парализованной половиной лица, поэтому казалось, будто он разговаривает, не разжимая губ.
- Весь зад отбила, - пожаловалась Ксюша. - Синяки будут.
"Только кто теперь увидит", - подумала она и почему-то вспомнила Вадима.
"Поезжай туда, где я тебя не найду", - сказал он, а Ксюша не послушалась.
Она часто его не слушалась, а потом жалела.
Возле деревьев виднелась фигура садовника - сам объемистый и зеленый, а голова маленькая, черная. Жужжала пила. Между поваленными стволами белели клаптики талого снега.
Ксюша смотрела туда и думала, что если бы ей пришлось сейчас умереть, то это было бы последним, что она увидела. Унылый, грязный фрагмент мира. И неважно, что на ней дорогущая шубка, лосины и сапоги. Она - часть этого неприглядного пейзажа.
- Я хочу домой, - сказала она, натягивая поводья.
- Не капризничай, - процедил Давид, нелепый в своем жокейском картузе поверх отросших седых патлов. - Мы не одни, сколько раз тебе напоминать?
Он имел в виду молодого охранника, следующего в десяти метрах позади них на бесшумном электромобиле.
Лошади, сочно шлепая копытами по раскисшей грязи, приблизились к садовнику, положившему бензопилу на землю и склонившемуся над ней.
- Ну как дела, Онищенко? - громко спросил Давид, придерживая жеребца. - Управишься к весне?
Онищенко выпрямился и развернулся, только это оказался никакой не Онищенко, а Вадим.
Ничего не говоря и держа обрез в одной руке, он открыл огонь, начав с охранника, потом переведя ствол на лошадей. Должно быть, оружие было автоматическое, скорострельное и многозарядное, потому что выстрелы следовали один за другим - оглушительные, хлесткие, раскатистые - ба-ах-х… ба-ах-х… ба-ах-х…
Миледи понесла, но сделав два прыжка, кувыркнулась через голову, подмяв под себя Ксюшу. Подняв голову на тонкой шее, она дрожала, глядя на приближающегося Вадима.
- Не надо, прошу, - послышался голос Давида, скрытого от Ксюши лошадиным крупом.
Вадим приподнял обрез и выстрелил. Больше Давид ни о чем не просил.
Ксюша задергалась, силясь вытащить ногу из-под кобылы, а потом решила лежать неподвижно.
Вадим навис над ней, дыша паром.
- Я предупреждал, - сказал он.
- Я знала, что ты придешь однажды, - сказала Ксюша. - Я ждала. Убей меня. Я не хочу жить.
- Тяжело? - спросил Вадим.
- Очень, - ответила она. - Я больше не могу.
- Тогда живи дальше, - сказал он.
- Прошу тебя!
- Нет.
Отведя ствол, всё это время глядевший ей в лицо, Вадим отошел и вскоре снова скрылся за лошадью. Раздались выстрелы - частые, разные, со всех сторон. А ответных выстрелов из карабина Ксюша так и не услышала.
Плача, она всё дергала и дергала застрявшую ногу, но выбраться самостоятельно не могла. Кто ей теперь поможет? Того единственного мужчины, на которого она всегда могла положиться по-настоящему, больше не было рядом.
Нигде не было.
Обессилев от рыданий, Ксюша уронила голову на землю и стала смотреть в небо над собой. Оно было серым и непроницаемым.

← Ctrl 1 2 3 ... 40 41 42
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2018

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0