Электронная библиотека

Амри Шихсаидов - Дагестанские святыни. Книга третья

Амри Шихсаидов - Дагестанские святыни. Книга третья
Гергебиль. Гравюра Г. Гагарина. XIX в.
В Гергебиль, ставший крупным оборонительным комплексом, непрерывно прибывало подкрепление, к моменту наступления противника численность новоприбывших достигала около 1700 человек. Все дееспособное население было объявлено "гарнизоном" крепости, во главе которого был поставлен молодой Идрис Гергебильский. Старики, дети и имущество гергебильцев были отправлены в селения Кудутль (ныне Гергебильского р-на РД) и Аракани (ныне Унцукульского р-на РД).
Отряды мюридов были расположены в окрестностях гергебильских садов. В полную боевую готовность были приведены все близлежащие аулы. Сохранилось письмо Идриса Гергебильского, адресованное Кади-Мухаммаду из Маали (ныне селение Гергебильского р-на), Ашахану из Гоцатля (ныне селение Хунзахского р-на) и Малле из Могоха, в котором он призывает их "прибыть сюда со всеми своими людьми".
В начале мая 1847 г. царское командование в свою очередь начало претворять в жизнь намеченные планы. После прокладки дороги между селениями Буглен и Дженгутай (ныне Буйнакского р-на РД) через Охли (ныне Левашинского р-на РД) войска получили возможность выступить в поход.
10 мая отряд генерал-лейтенанта князя Бебутова, состоявший из двух Апшеронских батальонов, Дагестанского и Ширванского батальонов, разбил лагерь перед Гергебилем. После осмотра дороги к селению князь Бебутов пришел к заключению, что при тяжелом спуске орудий в случае отступления отряда подъем их станет невозможным. Для взятия Гергебиля были необходимы приготовления и довольно значительный запас артиллерийских снарядов, поэтому была организована коммуникация для подвоза подкрепления и продовольственных запасов. Затем отряд перешел в селение Хаджалмахи, откуда дорога в
Темир-Хан-Шуру была удобнее. Несмотря на постоянные нападения горцев, начались разработка дороги к Гергебилю и постройка моста в соседнем Ташкапуре (ныне Левашинского р-на РД). 1 июня Дагестанский отряд под командованием самого князя Воронцова выступил из Хаджалмахи и, подойдя к Гергебилю, расположился лагерем на высотах. Позже к нему присоединилась часть Самурского полка под командованием князя Аргутинского, который расположился вблизи гергебильских садов.
4 июня Воронцов принял решение начать штурм аула. Утром, ворвавшись через пробитую артиллерией брешь в южной стене укрепления, солдаты встретили за стеной "многочисленного неприятеля и совершенно непредвиденные препятствия" – те самые улицы из сакель с фальшивыми крышами. Солдаты проваливались в них и падали на кинжалы мюридов. С яростью бросились горцы на ворвавшихся в нижний Гергебильский квартал апшеронцев, все пошло в ход во время этой схватки – штыки, шашки, кинжалы и пистолеты. Такая же участь ожидала и атаковавших по лестницам с северного угла стены.
Объезжая позиции горцев, Идрис Гергебильский постоянно контролировал ситуацию, подбадривал горцев, следил за тем, чтобы разрушенные стены по возможности восстанавливались. В свою очередь, за всем происходящим с высоты горы Ипута наблюдал имам Шамиль. О том, что имам был доволен действиями своего ставленника, свидетельствуют полученные им награды. После первого же дня обороны Идрис получил желтую чалму наиба, орден и письмо, в котором имам поручал ему днем оборонять село, а ночью совершать нападения на противника. По ночам защитники Гергебиля, действительно, совершали вылазки, приводя в негодность штурмовые башни, а другая часть мюридов, засевших в густых гергебильских садах, беспрерывно обстреливали русский лагерь, угоняли лошадей и совершали другие диверсии.
После неоднократных злополучных атак, изумленный стойкостью горцев, князь Воронцов понял, что взятие аула возможно только при огромных потерях и что единственно возможный выход из сложившейся ситуации – это полное уничтожение его артиллерией. Но "…запас снарядов, казавшийся вполне достаточным, истощился, а подвоз новых требовал нескольких недель". К тому же холера, распространившаяся еще в начале похода в Дагестанском отряде, перешла на расположенный в гергебильских садах Самурский отряд. Что, в принципе, и спасло тыл русских войск от нападения сил Шамиля, намеревавшегося ударить по нему.
Амри Шихсаидов - Дагестанские святыни. Книга третья
Карта осады Гергебиля
Но имам был предупрежден о разразившейся в лагере наместника эпидемии холеры и не стал рисковать, хорошо зная, что болезнь и без его помощи одолеет противника. Да и в самом ауле разнесся слух, что в источниках, откуда брали воду защитники крепости, тоже найдены трупы умерших от холеры. Схватки стали еще яростнее, так как защитники уже боролись не только с отрядами Воронцова, но и с наступающей к ним эпидемией.
Хотя, возможно, и холера, и исчерпанный запас снарядов были только оправданием позорного отступления, но, как бы то ни было, 6 и 7 июня была проведена завершающая мощная бомбардировка Гергебиля всеми оставшимися запасами снарядов. А 8 июня царские войска снялись с занимаемых позиций, оставив на обильно политой кровью земле трупы животных, пепел костров и брошенные осадные лестницы. Это была самоотверженная победа силы духа, мужества и героизма не только жителей Гергебиля, но и отдавших здесь свою жизнь горцев из самых разных уголков Дагестана и Чечни.
Прибывший имам Шамиль назначил награжденного им до этого серебряным знаком и орденом Идриса Гергебильского наибом всего Койсубулинского общества. Молодой наиб погиб во время другой жесточайшей битвы – обороны Салта (селение ныне Гунибского р-на РД).
Обозленный гергебильской неудачей, наместник Воронцов бросил все свои силы на этот опорный пункт противника. 15 сентября 1847 г., во время последнего штурма этого аула, прервалась столь непродолжительная жизнь смелого наиба Идриса. Известны две версии обстоятельств его гибели. По одной из них, боевые товарищи вынесли его с поля боя и похоронили на берегу реки. Позже была обнаружена могила с надгробием, на котором на арабском языке написано имя Идрис. Именно на эту могилу гергебильцы совершают зиярат, чтобы почтить память своего юного, героически погибшего односельчанина.
Но, согласно другой версии, Пирогов (1810–1881) ампутировал голову погибшего в ходе штурма Идриса. Как настоящий врач, по свидетельствам современников, Пирогов не делал различия между "своими" и "чужими", оказывая необходимую помощь всем, кто в ней нуждался, включая пленных горцев, найденных в руинах Салта. Но наиба Идриса спасти он не смог. Пирогов вернулся в Петербург с большим багажом. Ученые восторгались блестящими результатами его операцией с применением эфирного наркоза в боевых условиях. А обыватели толпились у анатомического театра, где был выставлен привезенный Пироговым необыкновенный трофей – череп убитого наиба Идриса. Правда, привез он его в совершенно иных целях – для изучения антропологического типа кавказских горцев.
На место Идриса Гергебильского имам Шамиль назначил койсубулинским наибом выходца из селения Чох, участника взятия Гергебиля в 1843 г. Закарью Нахибашева.
Вслед за селением Салта русское командование вновь обратило свои взоры на Гергебиль. В "Истории Апшеронского полка" раскрывается принципиальное значение этого выступления для царского командования: "… Уничтожение Гергебиля, представляющего из себя один из опорных пунктов при вторжениях неприятельских партий в наши пределы, являлось задачей первой важности; но самое главное – необходимо было поднять в горах престиж наш, пошатнувшийся вследствие испытанной неудачи. Правда, вскоре после того мы взяли Салты, но это обстоятельство нисколько не повлияло на умы горцев, гордых сознанием своего успеха под Гергебилем".
Предвидя скорый карательный удар по Гергебилю, имам Шамиль поручил наибу Хаджи-Мураду заняться подготовкой к отражению ожидаемого нападения, также он приказал выбрать позицию между Гергебилем и Кикуни и укрепить её. Такой позицией была выбрана одна из гергебильских гор – Ули (в русскоязычных источниках в основном название этой высоты дается как Улиаб, в данной же статье оно приводится согласно произношению местных жителей). Здесь был поставлен редут с крепостным орудием, а вокруг него 30 укрепленных сакель, в которые были заселены жители селения Кикуни, что вполне объяснимо, так как сами гергебильцы готовились к обороне своего аула. Гергебильская крепость (авар. яз. Хьергебдил хъала) была обнесена каменной стеной с оборонительной башней. Подъем к горе Ули был хорошо укреплен, проход к ней был только по одной тропинке. Также были проведены всевозможные восстановительные работы в самом полуразрушенном Гергебиле.
Помня прошлогодний неудачный опыт, царское командование на этот раз со всей серьезностью отнеслось к подготовке наступления. 9 июня 1848 г. к Гергебилю подошел князь Аргутинский с двумя батальонами апшеронцев и шамхальской милиции.
Вскоре горцам пришлось оставить сады, свободным остался только один проход из Гергебиля – через Аймакинское ущелье, который вскоре тоже был перекрыт. К 5 июля аул был полностью окружен. На рассвете 7 июля 1848 г. царские войска заняли Гергебиль.
По предложению князя Аргутинского, поддержанного главнокомандующим Воронцовым, было принято решение о его полном разрушении. Через восемь дней после завершения вырубки лесов Гергебиль был полностью разрушен: часть – артиллерийским огнем, а оставшаяся – взорвана минами.
← Ctrl 1 2 3 ... 15 16 17 ... 55 56 57 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0334 сек
SQL-запросов: 0