Электронная библиотека

Мэри Воронов - Змея

Наконец он высвобождается и уходит. Стеклянная дверь захлопывается, сестра Габриэла преклоняет колена на сером мраморном полу. В неверном свете коридорных ламп она похожа на сложившего крылья ворона-отшельника, великую вещую птицу.

16
Змея-призрак

Миновал год. Сестра Габриэла зашла в комнату, держа в руках голубую ленту. Она сказала, что Сандре нужно завязать волосы, у нее гости. Сердце Сандры запрыгало, как дельфин в бассейне. Она закрыла руками рот, чтобы не произнести имени Люка. Но, увидев посетителя, Сандра поняла, что Люк не вернется никогда. Гость шел ей навстречу, подходя все ближе, у Сандры подкосились ноги, и она упала в кресло. Страх впился ей в живот, словно полчища красных муравьев. Она в панике стала сдергивать с головы голубую ленту, как будто это могло помочь ей избавиться от призрака.
- Сандра, это твой муж Дональд, он заберет тебя домой, - с улыбкой сказала сестра Габриэла.
- Сестра, ради Бога, не бросайте меня. - Сандра не верила своим глазам.
- Все хорошо, дорогая. Господь не оставит тебя. - Сестра ободряюще кивнула Дональду и вышла.
Сандра вжалась в кресло, закрыв лицо волосами. Но Дональд не исчезал. Казалось, ей в грудь воткнули нож, так трудно было дышать.
- Сандра?!
Она не отвечала в надежде, что он вернется туда, откуда пришел, - в долину мертвых.
- Ты не рада меня видеть?
- Я не убивала тебя… - Сандра судорожно ловила ртом воздух, будто рыба, выброшенная на берег.
- Знаю, Сэнди, я не умер. - Он дотронулся своей ухоженной рукой до ее колена. Она отодвинулась.
- По радио сказали, что ты умер.
- По какому радио? Ты сама все выдумала. - В его шипении зазвучали повелительные нотки, когда он пополз по черной траве, широко раскрыв белый, как хлопок, рот. Сандра услышала многое из того, что так мечтала услышать от него раньше: что он соскучился, что он хочет ее… это одновременно и нравилось ей и вызывало отвращение. - Сэнди, ты меня слушаешь?
Она хотела ответить "нет", но тени уже бесшумно ползли к ней со всех сторон: словно древние призрачные змеи, забирались они по ногам, обвивали ее, не давали пошевелиться.
- Я полгода лежал в больнице, не мог ни о чем думать, только о тебе, - прошептал Дональд. - Смотри, какой шрам остался. - Он начал расстегивать рубашку, Сандра содрогнулась. - Ладно, у нас будет для этого много времени.
- Это не я. Они наняли человека. Я его видела…
Черные глаза Дональда сверкнули, он делал вид, будто слушает, хотя Сандра знала, что он не слышит ее. Она говорила так тихо, что сама себя не слышала. Сандра замолчала на полуслове, увидев, как по полу катятся песчинки. Их становилось все больше, и скоро пол был покрыт уже слоем. Пустыня пришла за ней.
- Сандра, не надо оправдываться. Я не предъявлял никаких обвинений. Никто тебя не разыскивает. Я сказал полиции, что это несчастный случай, что ты меня с кем-то спутала. Я бы никогда не обвинил тебя, моя маленькая госпожа, я бы никогда этого не сделал. Хотя ты была очень жестока.
- Нет, я не… все совсем не так… - Сандра встала, но Дональд схватил ее за руку.
- Ничего не изменилось, Сэнди, я по-прежнему люблю тебя. - Дональд начал рассказывать, как они теперь будут жить. - Ты стала еще красивее, моя маленькая киска в мехах. Сэнди, я так рад, что мы снова вместе. Хуже всего было потерять тебя. Теперь никто не разлучит нас. Никогда. - Он, казалось, наслаждался собственным голосом.
- Тут какая-то ошибка. Где сестра Габриэла? Мне надо с ней поговорить…
Сандра вырвалась из объятий Дональда и побежала по коридору. Песок скрипел у нее под ногами, коварные песчинки посыпались, отсчитывая время до смерти. Черные птицы безмолвно проводили ее глазами. Никто, кроме Сандры, не видел песка, хотя по всему полу тянулись бесконечные дюны. Она нашла сестру Габриэлу в приемной, ее стол был наполовину засыпан песком, но старая монахиня, похоже, этого не замечала. Она взяла Сандру за руку и притянула к себе.
- Сандра, человек, который привез тебя сюда, не вернется. Его убили. Он умер. - Тело Сандры обмякло, сестра продолжала тихо говорить: - Через два дня после того, как он оставил тебя здесь, я увидела его фотографию в газете. Он умер в пустыне, недалеко отсюда. - Глаза монахини наполнились грустью. - И еще там было написано, что убийца - его собственный брат. Дитя мое, все пройдет, у тебя впереди новая жизнь.
Сандра не слушала, она смотрела, как песок заполняет комнату. Пустыня вздымалась перед ней и засыпала горячим песком шипящие змеиные пасти с раздвоенными языками. Песок сыпался сквозь щели окон, пустыня тянулась до самого горизонта. Повсюду торчали корявые сухие кусты и камни, жара становилась невыносимой. Высоко в небе кружили огромные черные птицы, ветер носился над землей, царапая живот об острые колючки, и кричал, как безумный.
Люк стоял рядом с машиной. Все колеса были прострелены. Он не видел того, кто это сделал, но слышал его голос, - должно быть, стрелок прятался за скалами слева.
- Ты все испортил. Ты так спешил, что даже не убедился, умер он или нет. Он в больнице. Им нужна девка, Люк. Покажи им, где ты ее закопал, и пусть проваливают. - Это был Рикки с винтовкой. Люк огляделся: вокруг на сотни миль простиралась пустыня - спрятаться негде.
- Рикки, послушай… - Люк сделал шаг, раздался выстрел, пуля пролетела в дюйме от его ноги. Взывать к Рикки, когда он в таком состоянии, было практически бесполезно. - Ты же мой брат, ты должен мне помочь.
- Я говорил с ними. Они отстанут от тебя, если ты скажешь им, где она.
- Не могу, Рикки. Я люблю ее.
- Черт возьми, это не шутки. Пойми, идиот! Не пытайся быть героем.
Люк улыбнулся. Можно было передохнуть. Рикки не узнал, что хотел, но все же не убил его, так что Люк решил подождать. Солнце пекло невыносимо, раскаленный воздух дрожал, на горизонте появилась черная точка. Она все увеличивалась и наконец превратилась в машину. Из нее вылезли три амбала в нелепых черных костюмах и направились к Люку. Они вежливо и доходчиво объяснили ему, что босс не хочет, чтобы стало известно о его причастности к наркотикам и убийству Дональда. Кто-то из них двоих - либо Люк, либо свидетельница - должен замолчать навсегда. Они предпочитают избавиться от девушки и хотят узнать, где она. Если он не скажет, они будут бить его, пока он не заговорит. У них весь день свободен, спешить им некуда. Люк не слушал их. По тому, как они переглядывались, он понял, что его убьют в любом случае. Он отвернулся и посмотрел на скалы.
- Рикки, я ничего им не скажу. Пристрели меня. - Один из амбалов достал биту. - Не дай им глумиться надо мной, Рикки. Стреляй! - И тут на Люка обрушился тяжелый удар, и все трое по очереди стали бить его, пока он не упал. Люк лежал на раскаленном песке весь в крови. Амбалы притомились и взмокли от жары. Один из них вытер пот с лица и, пнув Люка ногой, снова замахнулся битой… как вдруг рядом с ним просвистела пуля.
- Какого черта! На чьей стороне этот козел?
- Подожди, я все улажу, - вмешался другой мучитель и поднял Люка на ноги. - Слышь, мразь, скажи своему братцу, пусть проваливает. Скажи, что отдашь нам девку.
- Ладно, только отпусти.
Люк сделал несколько шагов. Амбалы достали носовые платки. Работка оказалась нелегкой, да еще такое пекло. Люк посмотрел на скалы и усмехнулся:
- Рикки, они все равно прикончат меня. Я не хочу такой смерти. - Он протянул руки, раздался выстрел, и Люк упал замертво. Подручные босса застыли в оцепенении.
- Чертов ублюдок! - заорал амбал с битой. - Я даже не успел… - Пули одна за другой стали загонять их в машину.
- Убирайтесь отсюда, пока я вас не пристрелил! - крикнул им Рикки диким голосом.
Кивая головами, подняв руки, трое в костюмах сели в машину, которая тут же растворилась в раскаленном воздухе.
Стало тихо. Наверно, в ту ночь, когда они сидели на веранде у Рикки, пустыня и решила забрать Люка. А потом ждала удобного момента. Теперь она держала его безжизненное тело в своих объятьях. Он лежал ничком, откинув одну руку в сторону, а она сыпала песчинки на его волосы и пальцы. Со скал, нависающих над ними, сорвался глухой нечеловеческий вопль.
- Нет, - прошептала Сандра, образ Люка задрожал и рассеялся, как мираж.
Сестра Габриэла подсунула руку под голову Сандры, лежащей на полу, но Сандра оттолкнула ее:
- Вы никогда не верили тому, что я вам рассказывала.
- Сандра, не надо…
- Не трогайте меня. Я уезжаю. Не хочу больше здесь оставаться.
Сандра находилась в клинике по собственному желанию, так что могла выписаться когда захочет. Сестра Габриэла подготовила все необходимое. Сандра неподвижно сидела в машине и ждала Дональда. Мысль о смерти Люка рождала в ней новое чувство, к которому она пыталась привыкнуть: одиночество, абсолютное бесконечное одиночество. Это ощущение было новым, оно не причиняло боли, и Сандра, не разбираясь, друг это или враг, позволила ему завладеть ею.
Сандра попрощалась с монашками, напоминавшими пингвинов из научно-популярного фильма, и с вязами, не отличавшимися теперь от заборных досок. Они давно перестали с ней разговаривать, и она скучала по шелесту их серебряных листьев. Она любила этот звук так же, как шуршание маминого платья, когда та наклонялась поцеловать ее перед сном. Сандра знала: если мама накрасила губы, значит, собирается уходить, и, вместо того чтобы плакать, она хваталась за звезды в маминых ушах.
← Ctrl 1 2 3 ... 28 29 30 31 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0188 сек
SQL-запросов: 0