Электронная библиотека

Александр Тамоников - Акт слепого возмездия

– Мама, ты скоро?
– Скоро! – ответила Ольга.
Юрий вышел на балкон, прикурил сигарету. В квартире он не дымил, только здесь, на балконе, да и то редко. Пачки ему хватало на три дня.
А вот бросить он не смог, как ни пытался, ни настраивал себя. Не потому, что не хватало силы воли, тянуло невыносимо. Нет, просто Юрий забывал о том, что решил не курить. Он ловил себя на мысли об этом, когда машинально прикуривал сигарету, потом оставил все попытки.
Не успел Колтунов сделать затяжку, как его сотовый ожил.
"Интересно, кто это? – подумал Юрий и взглянул на дисплей. – Игнатьев! Хочет пригласить на очередную рыбалку?"
Теперь они изредка общались семьями.
– Приветствую тебя, командир!
– Здравствуй, Юра.
Голос друга был необычным, мрачным, словно его внезапно пронзила боль.
– Что-то случилось, Рома?
– Случилось. Макс умер, завтра похороны. Приехать сможешь?
От этой страшной новости Колтунов окаменел. Сын Игнатьева, девятнадцатилетний студент технического университета, крепкий, жизнерадостный парнишка, и умер? Это просто не укладывалось в голове отставного капитана.
– Как умер, Рома?
– Приезжай, узнаешь!
– Могу выехать прямо сейчас. С Ольгой и Валеркой. Впрочем, сына оставлю теще.
– Нет. Завтра и один! Отпевание в храме старого кладбища, что в центре города. Начало в одиннадцать. Туда и подъезжай.
– Буду, Рома, но…
Игнатьев отключил телефон, не дослушав друга.
Колтунов затушил окурок и проговорил:
– Вот так новость! Макс, и вдруг мертв? Бред какой-то.
В зал вошла Ольга, в халатике, с полотенцем-чалмой на голове. Она увидела мужа и сразу поняла, что у него почему-то резко изменилось настроение.
– Ты в порядке, Юра?
– У Ромы сын умер!
– Что?.. – Ольга от изумления приоткрыла рот. – Как это умер?
– Как люди умирают? Был парень, теперь нет его.
– Но он же вроде не болел. Несчастный случай?..
– Не знаю. Звонил Роман, завтра похороны, просил подъехать.
– Конечно, я с тобой. На работе отпрошусь, за Валеркой мама присмотрит.
– Нет, Оля. Игнатьев просил, чтобы я приехал один.
– Почему?
– Не знаю.
– Я позвоню Маше.
Колтунов взглянул на жену.
– Ты представляешь, в каком она сейчас состоянии? В общем, я поеду один, все узнаю, вернусь и расскажу. Потом ты пообщаешься с женой Ромы.
– Господи, такой парень, спортсмен, умница!.. Что с ним могло произойти?
– Нет смысла гадать, Оля. Завтра все узнаю. Но это не несчастный случай.
– Почему ты так думаешь?
– Рома сказал бы об этом.
– Но он хоть что-нибудь объяснил?
– Нет. Я предложил приехать сегодня, он сказал – завтра.
– А может, Максима убили? – прошептала Ольга.
Колтунов подумал и ответил:
– А вот это, по-моему, ближе к истине. Но гадать смысла нет.
– Ты с работой как решать будешь?
– Я же в отпуске с завтрашнего дня.
– Извини, забыла. От такой новости все мысли сбились.
Из коридора донесся голос сына:
– Мама, папа, я помылся. Когда есть будем?
– Корми сына, – сказал Колтунов жене.
– Разве мы не вместе пообедаем?
– Его друзья ждут. Мы с тобой позже.
– Ты отпускаешь его?
– Почему нет?
– Просто спросила.
– Пусть идет, если ты не имеешь ничего против.
– А кто его ждет?
– Одноклассники. На дворе у турника стоят.
– Леня и Витя. Хорошие ребята.
Утром в понедельник, 14 июля, Колтунов выехал из Москвы. До Калининска было чуть более двухсот верст, которые Юрий преодолел за три часа. В половине одиннадцатого он подъехал к стоянке, расположенной у входа на старое кладбище, и удивился, как много было здесь машин и людей возле них, в основном молодежи. Наверное, однокурсники и бывшие одноклассники Максима.
Он был лидером в любой компании, подавал надежды и в спорте, и в учебе. Мастер спорта по плаванию, отличник, победитель всяких олимпиад. Родители гордились своим сыном. И вот на тебе!..
Колтунов отогнал "Форд" в ближайший переулок и припарковался там, чтобы не мешать другим. Он вернулся к кладбищу, прошел к храму, стоявшему в центре. Там тоже было много людей, но ни Ромы, ни Маши Юрий не видел. Остальных он не знал.
Отставной капитан посмотрел на часы и решил пройтись по кладбищу, чтобы как-то убить время.
Не успел он выйти на аллею, как услышал сзади:
– Юрий Павлович!
Колтунов обернулся.
К нему подошел Синицын.
– Здравствуйте, товарищ капитан!
– Привет. Значит, командир и тебе позвонил?
– Да, вчера вечером. Словно обухом по голове влепил. Я же хорошо знал Максима. Прошлым летом он с подругой приезжал ко мне. Я их в деревню отвез, неделю там отдыхали.
– С подругой?
– Ну да, с Леной, фамилии не знаю. Они учились на одном факультете. Черт, поверить не могу, что Макса больше нет. А что с ним произошло, вы не в курсе?
– Игнатьев не сказал?
– Нет. Мол, приезжай, если сможешь, причем один. А мне и не с кем. Я же детдомовский. Семьей не обзавелся. Рано еще. Хорошо, хата есть.
– Вот и меня он попросил без жены приехать, хотя Ольга и Мария в хороших отношениях. Почему?..
Бывший связист разведгруппы пожал плечами.
– Не знаю, Юрий Павлович. Может, он хочет сказать нам что-то такое, чего не должны знать даже близкие?
Колтунов внимательно посмотрел на Синицына.
– Да, похоже на то.
– А вон и автобус похоронной конторы подъехал.
– Идем!
Из автобуса первым вышел Игнатьев, увидел друзей, шагнул к ним, пожал руки.
– Вот, мужики, какая беда у меня.
– Что сказать, командир? – проговорил Синицын. – Примите соболезнования.
– Спасибо. Вы в храм проходите. Я Маше помогу.
– Она плоха? – спросил Колтунов.
– Не то слово, Юра. Сам увидишь. Все, я пошел. – Игнатьев вернулся к автобусу.
Четверо крепких молодых парней вытащили из автобуса дорогой гроб и понесли его в храм. Потом Роман под руку вывел на воздух жену.
Ее было не узнать. Маша, жизнерадостная и веселая красавица, постарела лет на десять. Ее безграничную скорбь не скрывала даже довольно плотная черная вуаль.
Колтунов вздохнул.
– Плоха Маша. Интересно, есть здесь врач? По-моему, ей нужна помощь.
– Наверное, есть.
Колтунов и Синицын прошли в храм. Парни из ритуальной службы установили гроб на два табурета, но крышку почему-то не сняли. Наверное, на то были веские основания.
Церковь постепенно заполнилась людьми. Священник начал читать молитву. Уже через пять минут в храме стало нечем дышать.
Колтунов смотрел на Марию. Она была неестественно бледна, застыла и глядела на гроб. Игнатьев поддерживал ее.
Колтунов шепнул Синицыну:
– Ты как хочешь, а я на улицу. Не могу оставаться здесь.
– Я с вами.
– Давай, только тихо, не привлекая внимания.
Бывшие сослуживцы вышли из храма. Жара на улице после церкви показалась им освежающей прохладой. Юрий расстегнул ворот рубахи, достал пачку сигарет, выбил одну, прикурил.
Какая-то старушка недовольно проговорила:
– Отошел бы в сторону, к урне. Для кого ее поставили? Собирай после вас окурки!..
Колтунов и Синицын, не пререкаясь, отошли к урне, стоявшей рядом с биотуалетом.
– Терпеть не могу похороны, – сказал Колтунов.
– А кто может? Но надо. А почему гроб-то закрыт?
– Не знаю, а спрашивать сейчас нельзя. Роман потом сам скажет. Представляю, каково сейчас ему и Маше. Особенно ей. У нее в лице ни кровинки. Выпить бы, да где взять?
– У меня пузырь есть в тачке, Юрий Павлович, да только вы за рулем. На поминках выпьем.
– Конечно. А народу-то сколько собралось, заметил?
– В этом нет ничего странного. Тут друзья по школе, университету и по спорту.
Из храма начали выходить люди.
– Закончилось, что ли? – проговорил Колтунов.
– Похоже.
– Пойдем ближе к автобусу.
Колтунов и Синицын подошли к Игнатьеву, который передал жену каким-то женщинам, у одной из которых при себе была аптечка.
– Не могу, парни, душу рвет. – Игнатьев распахнул пиджак. – Дышать нечем.
– Может, Марии Львовне не надо идти на кладбище? – сказал Синицын.
– Сам-то подумал, что ляпнул? – заявил бывший майор. – Мать не предаст сына земле?..
– Она еле передвигается, Рома, – поддержал солдата Колтунов. – У могилы может произойти все, что угодно.
– Пойди и предложи Маше поехать домой.
– Не домой, Рома. Ей в больницу надо.
– Даже и думать об этом нечего. С женой врачи и медсестра. Если что, окажут необходимую помощь. Тачек валом, чтобы быстро в больницу отвезти. – Игнатьев поднял голову к небу. – За что Бог так наказал меня? Взял бы мою жизнь! Зачем сына отнял?..
– Успокойся, командир. – Колтунов обнял друга. – Надо держаться.
– Надо! Хотя бы для того, чтобы… – Он осекся. – Но об этом позже. Значит, программа такая. Сейчас на кладбище, там прощание, священник предаст земле, могила, венки, цветы. Затем все в кафе, это недалеко от дома. Долго сидеть там не будем, да и Маша не сможет. Помянем, пойдем ко мне. Вы, как я понимаю, на машинах?
– Да, – одновременно ответили Колтунов и Синицын.
– Перед тем как идти в кафе, заедете прямо ко мне во двор. Я все покажу. Как вернемся, подберем место, поговорим.
Колтунов кивнул.
– Добро!
– Все, я к жене и в автобус. Вы на кладбище.
← Ctrl 1 2 3 ... 5 6 7 ... 40 41 42 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0011 сек
SQL-запросов: 0