Электронная библиотека

Александр Никонов - Верхом на бомбе. Судьба планеты Земля и ее обитателей

На излете второго тысячелетия нашей эры нижегородские ученые под руководством физика Дмитрия Селивановского провели серию интересных экспериментов – они облучали воду звуковыми волнами разной интенсивности. Я бы не стал проводить такие опыты: зачем греметь-тарахтеть возле воды, а потом проверять ее свойства? Ясно же, что они не изменятся! При чем тут звук-то?…
Но если бы все были такие умные, как я, наука в этой области вряд ли продвинулась бы вперед. Потому что, как выяснилось, свойства воды, обработанной шумами, меняются! В воде резко повышается концентрация перекиси водорода. То есть она закисляется.
Только лоховатый гуманитарий может не удивиться подобному известию, поскольку гуманитарий образования практически не имеет и как устроен мир представляет себе весьма смутно. Глупо хлопает глазами, и все… А человек образованный умеет удивляться подобным фактам. Он в подобный факт, мимоходом брошенный в разговоре, может даже не поверить: "Да ладно врать-то!…" Поэтому для образованных я даже табличку приведу.
Александр Никонов - Верхом на бомбе. Судьба планеты Земля и ее обитателей
И хотя концентрации перекиси в воде мизерные, хороший гром, как видите, может повысить эту концентрацию на два порядка! То есть в сто раз. Естественно, возникает вопрос, почему это происходит – без всякой химии, без какого бы то ни было электричества и прочих лазеров?…
Высокоэнергичная звуковая волна бьет по молекулам Н2О, и в некоторых из них разрывается химическая связь между кислородом и водородом. Получается молекулярный водород Н2 и атомарный кислород. Водород очень летуч и быстро уходит из жидкости. Некоторые атомы кислорода объединяются друг с другом и образуют молекулы кислорода – 02, которые улетают из жидкости… Другие атомы кислорода объединяются с молекулами воды, образуя Н2О2 – перекись водорода. Именно ее кислый вкус мы и ощущаем в молоке.
Перекись – вещество нестойкое и вскоре распадается на воду Н2О и атомарный кислород – О. Судьба последнего нам уже известна – он либо вылетает из воды в виде газа, найдя себе пару, либо вновь повторяет перекисный цикл.
Таким образом, сотрясение воды волнами звуковых частот приводит не только к закислению воды, но и к выделению в воздух кислорода. И как только на Земле появилась гидросфера, этот процесс пошел. Громы, гул землетрясений, шум прибоя – атмосфера наполнена звуками, и каждый звук обогащал атмосферу сотнями или тысячами молекул кислорода. Казалось бы, мелочь. Но куда торопиться, если впереди – сотни миллионов лет? Между прочим, количественная оценка этого процесса группой Селивановского показала, что он в 100 раз эффективнее фотосинтеза. Так что, возможно, с теорией о том, будто именно первые бактерии заполнили атмосферу чистым кислородом, науке придется расстаться.
А Владимира Ларина, узнавшего от Селивановского про эти интересные опыты, насыщение атмосферы кислородом натолкнуло на две мысли. Первая из них нам малоинтересна – она о том, что сей процесс мог бы прекрасно объяснить некоторые до сих пор непроясненные геологические частности, например, появление на планете так называемых "красноцветов"… А вот вторая его идея публику несомненно заинтересует: "Не потому ли в старину во время эпидемий звонили в колокола, что это повышало содержание перекиси водорода в организме, ведь человек, как известно, на 70% состоит из воды? А перекись – отличный антисептик…" Между прочим, в медицине – как традиционной, так и не очень – практикуются методы лечения разных болезней, в том числе довольно тяжелых, с помощью перекиси водорода. Впрочем, целительство не является темой данной книги, поэтому мы плавно переходим от медицины и перекиси к…
Нет, не переходим.
Не переходим, потому что я не могу не поделиться с читателем своим удивлением от того потрясающего факта, что громкий звук может разорвать молекулу воды и потому является причиной мгновенного прокисания (закисления) молока. Полный впечатлений от этой новости, я спросил у своего отца, проведшего всю свою крестьянскую юность в деревне, известно ли ему, что в грозу молоко скисает? "Конечно! – удивился отец. – А ты разве не знал?"
Вот так вот! Простые крестьяне, оказывается, в курсе, что молоко от грозы скисает, и что с неба иногда падают камни, а Французская академия наук этого не знает. Может, и драконы где-то существуют?…
Ну, ладно. Сделаем один хороший вывод из сказанного. Поскольку кислородом нас снабжает океан при помощи грома, гринписовцы, ратующие за сохранение зеленых легких планеты, могут заткнуться. В свете сказанного выше их крики о том, что если мы вырубим все леса, на планете нечем станет дышать, – бред сивой кобылы. Поэтому рубите на здоровье! В крайнем случае, прибежим к берегу моря и будем бить в тамтамы, стучать в тазы и дудеть в трубы – кислород производить. И полезно, и весело…

Часть 4
Большие масштабы

Когда человек долго жил на свете и много ездил, в его голове, если хорошенько покопаться, можно найти уйму интересного. Ларин жил долго. И много ездил, поскольку выбрал одну из самых "ездовых" профессий в мире – профессию геолога. Повидал он и масштабные проявления человеческой деятельности, и масштабные проявления деятельности неживой природы. К первым отнесем, пожалуй, грузовики с непарными галошами, а ко вторым… "Стоп! Какие грузовики?" – спросите вы. Да, это требует пояснения…
Не каждому человеку доводилось в своей жизни видеть хотя бы один грузовик с ношеными галошами, тем более по нынешним, скудным на галоши, временам. А Ларину довелось… Вообще, галоши – весьма характеризующий эпоху признак. Если в стране массово выпускают галоши, значит страна не совсем уж босяцкая, поскольку у нее имеется либо развитая нефтехимическая промышленность, либо валюта на покупку натурального латекса, а у ее жителей есть, на что надевать галоши. Но эта страна и явно не сильно богата, поскольку количество галош в государстве обратно пропорционально качеству дорог, а также зажиточности населения. Чем беднее страна, тем хуже в ней состояние дорожного покрытия (больше грязи) и тем, соответственно, выше нужда в галошах. А ее небогатые жители берегут обувь и не могут позволить себе шастать в ней по грязи, поэтому поверх дорогих ботинок надевают относительно дешевые галоши… Есть, правда, один вариант экипировки, при котором галоши стоят дороже той обувки, на которую надеваются, но обилие в стране такой обувки тоже не говорит о зажиточности ее населения. Кто, например, в современной России носит валенки с галошами?
Однако был в нашей стране период, когда галоши активно носились и ими даже премировали за трудовые подвиги победителей в социалистическом соревновании.
Поскольку страна была небогата, галоши в СССР носили практически все. Кто-то надевал их на валенки, кто-то на ботинки. И когда умер товарищ Сталин, люди надели галоши и пошли проститься со своим фюрером. Фюрер лежал без галош. Но многие этого так и не смогли увидеть. Потому что десятки тысяч "галошников", стремившихся с деревенской непосредственностью хоть одним глазком глянуть на любимого Иосифа, устроили на улицах и площадях Москвы такую циклопическую давку, что количество отправившихся вслед за вождем переплывать Стикс, не поддавалось исчислению. Не потому, конечно, что математики таких чисел не придумали, а просто кто бы и зачем стал подсчитывать погибших в давке винтиков, когда у страны такое горе?!. Трупы быстро убрали, а с галошами, оставшимися на улицах после схода людской лавины, можно было не очень торопиться. Но чуть позже и их организованно собрали в грузовики и куда-то вывезли.
Грузовики с черно-красными грязными галошами запомнились шустрому Володе Ларину на всю жизнь. Это было не очень веселое, но очень масштабное проявление человеческой деятельности. Толпа вела себя как стихия. Впрочем, даже самые крупные из человеческих стихийных проявлений не могут сравниться по энергетике с природными стихиями, которые Ларину тоже порой удавалось пронаблюдать, что называется, лицом к лицу. И порой последствия этих катастроф были настолько удивительны, что для их объяснения не находилось никаких естественных причин.
Однажды в Забайкалье Ларин вышел из тайги на огромную поляну, которую, будь с ним рядом журналисты, они окрестили бы Чертовым местом или Проклятой лощиной. Потому что это гиблое поле напоминало… Даже сложно сказать, что именно. Как будто Мамай прошел! Буквально в шаге назад все еще было нормально – стоят деревья, поют птицы…
И вдруг… делаешь шаг и попадаешь в какое-то царство хаоса – огромные лиственницы лежат на земле, переломанные в нескольких местах, как тростинки. Торчит щепа, а между фрагментами стволов лежат огромные гранитные глыбы, вырванные из скальной породы. Не гладкие валуны, заметьте, а свежевыломанные куски скалы с острыми краями.
Что за страшная сила сделала все это? Оползень? Но в этом месте некуда и нечему сползать… Торнадо? Торнадо может переломать с десяток лиственниц, но даже у торнадо не хватит сил, чтобы выламывать из скальной породы куски… Землетрясение? Для этого Чертова поляна слишком мала – точечных землетрясений не бывает. Получается, вот здесь трясло так, что аж скалы ломало, а в десяти метрах – нетронутый лес…
← Ctrl 1 2 3 ... 21 22 23 ... 51 52 53 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2018

Генерация страницы: 0.0448 сек
SQL-запросов: 0