Электронная библиотека

Александр Гольденберг - Компаньон, или 10 дней из жизни миллионера

Обычно компаньон бросал одну или две фразы, которые, на первый взгляд, были малозначительны для меня. Но вскоре эти реплики всплывали в моей голове, и я поражался мудрости своего компаньона. Однажды, когда я собирался ехать домой к родителям (а они к этому времени жили уже в другом городе), мой компаньон заметил, что я не должен ехать к родителям с пустыми руками. Дословно он сказал так: "С пустыми руками к родителям не приходят". Я сначала не понял, о чем же именно идет речь. Но позже поймал себя на том, что всю свою жизнь, когда приезжал к родителям, кроме дней рождения или Нового года, – я всегда что-то брал у них и никогда ничего не отдавал, не покупал даже сувениров или сладостей!
Мой компаньон добавил, что неплохо, если бы я купил конфеты или торт или что-то в этом роде. Он сказал, что знаки внимания очень важны для родителей. Ведь они столько сил, энергии и любви отдали, чтобы вырастить меня, дать образование, оградить от ошибок, которые мы все по горячности совершаем в молодости. Намного позже я понял, что не только нашим образованием или знаниями, но вообще всем, что мы имеем, тем, какие мы есть, мы обязаны нашим родителям. И должны благодарить их за свою жизнь, за то, что они нам дали. И знаки внимания – сладости, сувениры или маленькие подарки – это лишь небольшая проявленная форма благодарности за все то, что наши родители для нас сделали.

День шестой. Деньги

Александр Гольденберг - Компаньон, или 10 дней из жизни миллионера

Поделись с каждым из них

Мы с компаньоном шли по центру в направлении офиса. Полчаса назад мы совершили крупную сделку. Сделки такого рода были для меня новы – мы купили сразу целое предприятие. Это предприятие было на грани банкротства, но мой компаньон видел в нем перспективу. Речь шла об институте. Я не видел особых причин к его приобретению. Однако компаньон указал мне на явные упущения, которые были сделаны в управлении организацией. Он добавил, что для того чтобы развалить даже весьма солидную и крепкую организацию, нужно сравнительного немного. В данном случае причина была в неумелом управлении и отсутствии современных подходов в маркетинге и рекламе. Моему компаньону не раз удавалось вывести из кризиса или даже возродить деятельность предприятий-банкротов. Поэтому я, не сомневаясь в его прозорливости, все же отметил, что лучше было бы купить завод или какое-нибудь производственное предприятие. Мой компаньон, как всегда, только молча глянул на меня – в его глазах я снова видел блеск. Несмотря на морщинистое лицо, глаза его были ясными, а взгляд невероятно пронзительный, как в молодости. Он ничего не стал объяснять, только улыбнулся и промолвил: "Саша… (долгая пауза), посмотрим".
По окончании сделки он попросил меня сделать несколько звонков нашим партнерам по бизнесу. Это были юристы, технологи, оценщики, даже профессора, которые помогали в подготовке этой сделки. Часто случалось, что многие из наших партнеров также высказывали предположения о нецелесообразности или нерентабельности сделки. Но в большинстве случаев, ухватив добычу в зубы, мой компаньон, что называется, уже не выпускал ее и шел напролом. В редких исключениях он менял решение, и это также обычно происходило стремительно и четко. Почему он это делал, зачастую даже мне, самому близкому к нему по работе человеку, было не понятно. Он предпочитал не объяснять каждую мелочь, но приводил различные факты и цифры из газет, журналов, новостей, информацию, которую удавалось достать через свои каналы, и так далее. Позвонив партнерам, я сообщил о том, что сделка состоялась. Каждому из них уже были выплачены деньги за работу, плюс вознаграждение, которое было обещано в случае если сделка состоится. Поэтому все были довольны.
В разгар переговоров, когда технические вопросы были уже решены, мы перешли к цене. Для основателя института важна была даже не сумма сделки, а сам факт, что предприятие не просто будет разобрано "на запчасти", но продолжит существовать. Это было также отражено в документах. Но для моего компаньона важно было все. После переговоров о цене нам удалось значительно ее снизить, результатом этого я считаю глубочайшую уверенность моего компаньона в будущем развитии данного предприятия, которой он смог заразить главных собственников и основателя. Итак, мы сэкономили несколько миллионов рублей.
На следующий день мой компаньон принес расчет на листе с суммами дополнительных выплат и вознаграждений для наших партнеров, которые участвовали в подготовке и совершении сделки. Я поинтересовался, зачем снова платить им, когда их работа уже оплачена, и они даже получили вознаграждение за то, что сделка состоялась. На что компаньон ответил, что при покупке предприятия мы сэкономили весьма немалую сумму, и вознаграждение обоснованно. Он сказал: "Поделись с каждым из них, – имея в виду наших партнеров, – для нас это небольшие деньги, но для них это явится признанием их профессионализма. В следующий раз они будут еще более заинтересованы". Связавшись с партнерами, я понял, что они не были удивлены – мой компаньон всегда так делал. Но они весьма обрадовались и пожелали новых успешных контрактов, а также выразили надежду на наше долгосрочное и продуктивное сотрудничество.
Для меня этот урок был очень важен. Прежде всего потому, что я всегда стремился как можно больше заработать сам и как можно меньше заплатить всем остальным. На этом примере мой компаньон показал, что надо уметь заинтересовать все стороны, которые подключены к работе. Он даже попросил выплатить премию уборщице, которая в этот день готовила переговорную комнату. Можно сказать, что для всех, кто участвовал в этой сделке, а не только для нас с компаньоном, результат ее был исключительно хорош. Так бывало практически всегда. Мой компаньон умел делиться деньгами с другими. Он давал заработать всем, кто его окружал.

Сумка с деньгами

После того как мы начали совместную работу с компаньоном, мне пришлось иметь дело с изрядными суммами денег, на порядок превышающими прежний опыт. Однажды нам необходимо было привезти солидную сумму денег в офис клиента – несколько миллионов долларов. Мой компаньон, который не раз уже проверял меня разными способами, на этот раз вручил мне сумку с деньгами и сказал, чтобы я доехал до офиса наших партнеров. До этого я, повторюсь, вообще ни разу не оперировал деньгами такого масштаба. И вот эти деньги теперь у меня в руках в спортивной сумке.
Я сел в служебный автомобиль, но мне было не по себе. Не то чтобы я волновался, но какое-то чувство не давало мне покоя. Я непрерывно прокручивал в голове ситуации, которые могли произойти с этими деньгами и со мной. Я задавался вопросом, зачем компаньон отдал мне эту сумку? Через 20 минут я уже материл его с ног до головы, потом себя, потом деньги, потом все на свете. Минут через сорок я немного успокоился. И мы доехали. Отдав деньги нашим партнерам, я испытал глобальное облегчение, расслабился. За эти 40 минут я пережил столько эмоций, переварил столько мыслей, что мне хотелось отдохнуть, поспать, отвлечься. Сделать что-нибудь, чтобы забыть эту историю. Но факт остается фактом: я держал в руках огромную сумму денег и это не давало мне покоя.
Позже я рассказал своему компаньону о своих впечатлениях, о том, что пережил всего за 40 минут своей жизни, которые растянулись на часы. О страстном ожидании избавления от тяжелого бремени и о том облегчении, когда я, наконец, отдаю эти деньги. Компаньон посмотрел на меня и сказал: "Меняйся". Что означает это "меняйся"?
Для меня это значило полную неготовность – допустить даже в мыслях, что в руках может быть такая сумма денег. Я увидел, насколько сильно зависим, насколько ущербен. Я увидел глобальную прореху в своем сознании. Я позволил себе думать, что эта сумка – нечто особенное. А что в нашей жизни особенное? Это был страх – неприкрытый, голый, сумасшедший страх за свою жизнь, за жизнь своей семьи, страх перед деньгами. С тех пор прошло немало времени, но страх остается до сих пор.
Каждый раз, когда в моих руках оказывается большая сумма денег, даже не моих – чужих, меня охватывает смятение, я начинаю бояться того, что может произойти. Но ничего не происходит. С течением времени я начал относится к деньгам немного спокойнее. Намного проще оперировать малыми суммами; нет никаких проблем, никакого беспокойства – все просто. Но как только сумма доходит до определенного предела, возникает тревога, начинается какая-то возня – в голове, душе, теле… Но интересно то, что верхний предел этой суммы постепенно увеличивается. Я не знаю, сталкивался ли ты с таким ощущением, но для меня это каждый раз стресс и переживание, которое приходится преодолевать. Однако теперь более мелкие суммы, которые раньше мне могли показаться сумасшедшими, воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, они не тяготят меня. И я не знаю лучшего способа поднять финансовую планку, чем начать оперировать крупными суммами. А как это сделать, как получить доступ к большим деньгам? Возможно, ты найдешь свой вариант. Одно я понял – надо изжить страх перед большими суммами денег, тогда они придут в твою жизнь, и надолго.
← Ctrl 1 2 3 ... 10 11 12 ... 19 20 21 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0185 сек
SQL-запросов: 1