Электронная библиотека

Александр Гольденберг - Компаньон, или 10 дней из жизни миллионера

Но сердце подсказало, что стоит довериться ему. Все-таки его авторитет вызывал огромное уважение. Я сделал все так, как он сказал. Я избавился от дома и земли, высвободив тем самым около 100 тысяч в месяц, купил скромный, но вполне приличный корейский автомобиль вместо мерседеса, я продал яхту и гидроцикл. Теперь мы катались на яхте моего друга. Я вырезал все, что безжалостно отнимало мои деньги. Я оставил только квартиру, чтобы было место, где жить. Я отказался от всего, чего с таким трудом добивался на протяжении семи лет. Это было больно. Отказаться от своих игрушек – шикарного авто, яхты – от всего… Но я сделал это. Первым делом я закрыл все кредиты и кредитные карты. И уже вздохнул с облегчением. В течение следующих шести месяцев я расплатился с долгами и закрыл абсолютно все кредитные линии, которые у меня были. Вот это была победа – я, наконец, ощутил жизнь. Компаньон отметил, что мое настроение стало намного лучше: я снова начал улыбаться, стал замечать тот удивительный и красивый мир, который никуда не девался, он постоянно был рядом. Позже я начал накопления и по прошествии примерно двух лет обрел состояние, которое приносило стабильный доход. В следующие два года, проведя несколько успешных сделок и реализовав несколько совместных проектов с компаньоном, я наконец ощутил, что такое финансовая независимость. Мои проценты росли быстрее, чем все имеющиеся затраты, которых также было не мало. И это не считая моих постоянных доходов.
В моем случае выход из затяжного долгового кризиса оказался прост. Я отказался от ценностей, которые, как гири, тянули меня на дно, не давая сделать глоток свежего воздуха. Можно сказать, что я сам навесил на себя эти гири и с боем и песней шел ко дну. Благо мне повезло, и я встретил человека, который указал на существенный недостаток в оценке и использовании собственных активов. Спустя около пяти лет я могу позволить себе все что имел прежде и гораздо больше. Но именно тогда мне было страшно отказаться от всего того, что было нажито. Хотя только в отказе был ключ и избавление от муки, которую я сам себе устроил. Допускаю, что история моего собственного выхода из кризиса всего лишь капля в море, но возможно кому-то это будет полезно.

Крабовик

Я учился у своего компаньона всему, потому что видел, насколько сильно отличается жизнь мультимиллионера от жизни простого человека. Даже в этом бешеном режиме моему компаньону удавалось много времени проводить с семьей, со своими детьми. Я мог только восхищаться им.
Мы с ним не виделись почти неделю. После отъезда мой компаньон не звонил, я был так занят делами, что тоже не позвонил ему. Мы пересеклись в Москве в одном из ресторанчиков. Я обнял его и спросил: "как дела?". Он ответил: "Хорошо". Компаньон никогда в жизни не говорил, что дела "плохи" или "так себе". Он всегда отвечал "хорошо", хотя были случаи весьма напряженных ситуаций в его жизни, и я об этом знал. Но он всегда сохранял оптимистическое настроение, всегда улыбался, был как бы всегда на подъеме. Я усвоил эту привычку, и мне теперь уже казалось, что это не его, а мой стиль общения.
Компаньон расспросил о моих успехах за прошедшую неделю. Я сказал, что заключил несколько договоров на неплохие суммы. Он поинтересовался, а заключал ли я вчера какие-либо сделки? Я ответил, что продал права на одну из программ за несколько тысяч евро. После небольшой паузы он сказал: "Вчера мы купили крабовик – корабль для ловли краба, за миллион долларов. Нам удалось договориться с властями. Мы сможем выручить примерно столько же, если конечно не решим с тобой заняться ловлей краба". Он смотрел на меня, как бы ожидая моей реакции. Сначала я просто молча пил чай. Но потом до меня дошло: за один день, за одну сделку он заработал миллион долларов, а я в лучшем случае – пару тысяч. Одна сделка, одно время, одни усилия – разный результат.
Несколько раз в жизни мне приходилось иметь дело с суммами, которые существенно превышали предельно допустимые моим сознанием. Каждый раз, когда сумма выходила за пределы, я чувствовал ощутимый дискомфорт. До меня начало доходить, что каждая моя сделка, каждый договор уже изначально были ограничены некими рамками в моей голове, поэтому мне и не представлялись случаи, которые позволили бы существенно изменить эти пределы. Я был в смятении – мне стало ясно все, что должно было стать ясным. Люди годами живут в одних и тех же ограничениях, что сами же себе придумали или в которые их загнала жизнь. Одни работают полвека, чтобы обеспечить своим детям хорошее будущее, другие за один день зарабатывают миллион долларов, и не особо сокрушаются потерей нескольких сотен тысяч в каком-нибудь неудавшемся проекте. Я понял, что все шоры существуют только в моей голове.
Компаньон добавил, что до последнего момента предполагал, что это "кидок". Но к его удивлению сделка оказалась чистой, документы в порядке. Он за один день быстро наскреб миллион долларов и оплатил покупку корабля.
Как объяснить разницу в понимании денег? Почему один всю жизнь копит, чтобы купить дорогой автомобиль за тридцать тысяч долларов, а другой выбирает за эту же сумму часы без особых сложностей. Я пришел к заключению, что речь идет об опыте работы с крупными суммами и в большом бизнесе. Поэтому как можно чаще стал выезжать на подобные сделки со своим компаньоном, чтобы освободиться от оков, которые намертво связывали мои руки через мое сознание.

День седьмой. Управление

Александр Гольденберг - Компаньон, или 10 дней из жизни миллионера

В аэропорту

С тех пор как веб-камеры стали применяться для слежения за сотрудниками, а время прихода людей отмечается в карточке при проходе через турникет, казалось, что управление компанией полностью перешло в руки механизмов. Алгоритмы захватили мир. Я в ногу со временем стремился использовать все технические новинки, чтобы по возможности уйти от оперативного управления. Я стремился отдать управление своей фирмы в руки программ и машин, чтобы как можно меньше принимать административные решения. Мой компаньон подходил к бизнесу иначе – он управлял своими компаниями по старинке: выстраивал взаимосвязи в коллективе, относился к людям по-человечески, иногда прощая им простые слабости в виде опоздания на работу…
С такой формой управления многие решения моему компаньону приходилось принимать лично или также лично отклонять решения своих менеджеров в тех случаях, когда он считал это необходимым. Это абсолютно не мешало ему строить здания тысячами и тысячами квадратных метров и обсуждать решения проектов на уровне страны.
Мой компаньон говорил, что подобные (используемые мною) изобретения человечества как бы облегчают участь руководителей, которые в своих поездках в Индию в поисках духовного обогащения или душевного спокойствия по факту отходят от дел и часто разваливают этим свои компании. "Здесь главное – не заиграться". Впрочем, на всех предприятиях компаньона были установлены камеры наблюдения.
Во время деловых поездок я пристрастился наблюдать за людьми. Это было мне не свойственно, потому что раньше я был больше сосредоточен на своей персоне, не замечая окружающих. В этот раз мы оказались в аэропорту по пути на очередную сделку. Наш рейс задержали на два часа. Из пятидесяти, может, семидесяти человек, которые ожидали рейса, большинство не делали ничего, озираясь по сторонам, человек десять ели, работали двое. За пару часов мой компаньон сделал около 15 звонков, успел зайти в банк, подписать платежные документы, посетил несколько сайтов, съел пиццу и выпил кофе.
По телефону он давал достаточно четкие и понятные указания, кто и что должен делать. С некоторыми он спорил, некоторым объяснял, кого-то просил. С каждым разговаривал по-разному. Он вообще постоянно менял роли в зависимости от ситуации – от звонка к звонку оказываясь новым человеком, настолько менялся тембр голоса и вообще стиль общения.
Большинство своих решений и указаний компаньон раздавал по телефону. Он не общался в скайпе, считая его слишком большой роскошью, так как средняя продолжительность его разговоров по телефону длилась две минуты, тогда как моих по скайпу – около 20. Между тем обсуждались одни и те же вещи, менялась только манера. По телефону, как правило, меньше времени уделялось всякого рода личным вещам и вопросам типа "как дела?", "ты где?", "как настроение?" и прочее.
Поскольку в последнее время я стал часто выезжать в командировки, то был весьма обеспокоен тем, что не смогу уделять много времени управлению своей компанией. До встречи с компаньоном я мог по 12, а то и по 14 часов проводить в офисе, решая массу деловых вопросов, в том числе административных. Ко мне то и дело приходили разные люди: сотрудники, партнеры, друзья. Много времени пропадало впустую, но и решений принималось много. Я высказал свою обеспокоенность компаньону. На что он ответил мне: "Управлять компанией можно из любой точки мира". Мне это показалось абсолютно невозможным, потому что я считал всех своих сотрудников неспособными принимать решения и действовать самостоятельно. Однако мой компаньон указал на то, что если бизнесом нельзя управлять удаленно, то его следует правильно настроить, а если это не удается – закрыть. Но что значит закрыть любимое дело, которому ты посвятил ни больше ни меньше – семь лет своей жизни? Для меня это было исключено. Я стал настраивать работу.
← Ctrl 1 2 3 ... 12 13 14 ... 19 20 21 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0191 сек
SQL-запросов: 0