Электронная библиотека

Михаил Марголис - Затяжной поворот: история группы "Машина времени"

О реакции фанов и прочих глупостях думать было некогда. Сразу возникла масса дел. За несколько дней требовалось выучить большую программу, включавшую порядка 25–30 песен. У "Машины" уже был намечен плотный график выступлений, в том числе на крупных фестивалях. Я на ходу вливался в сыгранный коллектив, подстраивал свои инструменты, программировал какие-то звуки. В общем, поверь, мне было, чем заниматься, кроме рефлексии на тему отношения ко мне поклонников "Машины". У меня своя студия и когда, например, мы записывали первый альбом "МВ" с моим участием, я сидел в ней в течение трех месяцев часов по14 в день.
Это был альбом "Место, где свет", завершавшийся еще одним смачным "машиновским" заявлением – "звезды не ездят в метро". Такая гламурная сентенция, вкупе с присутствием в команде Андрея Державина, для чувствительных адептов "Машины" стала знаком полного опопсовения заслуженной рок-группы. Замечу, однако, что "Место, где свет" выиграл опрос на звание "лучший альбом "МВ", на одном из самых популярных сайтов поклонников "Машины Времени".
Евгений Маргулис
"Звезды не ездят в метро" – моя фраза, и я предполагал другое развитие этой песни. Но Макар у меня строчку тиснул, и написал свой вариант. Ничего обидного, пусть будет так. И все авторские отчисления – его. Я просто придумал заглавную фразу, не более того, а остальные слова и музыку сочинил Андрей. Звезды, действительно, не ездят в метро и поступают правильно. Не хуя там делать.
Андрей Макаревич
Я не поеду в метро, потому что это не комфортно. Не люблю, когда меня беспардонно узнают, начинают хватать за рукав, дышать в лицо, держать за пуговицу. Мне это просто неприятно.
А Костя Кинчев однажды с улыбкой сказал мне: "Я – не Андрей Макаревич, могу и на метро приехать"…
Костя Кинчев тоже ездит на хорошем джипе, так что пусть не пиздит…Вообще я никогда не любил эти игры в имидж. Когда человек предстает борцом за нужды народа, а джип свой оставляет за два квартала от концертного зала или собственного подъезда, чтобы не разочаровать фанов. Это я не Костю имею в виду, но догадываешься кого…Мне, между прочим, никогда нечего было скрывать. Я ни у кого ничего не украл. Все, что имею – заработал и чего тут стыдиться?
Альбом "Место, где свет" оказался любопытен еще и по той причине, что в нем, впервые с незапамятных времен, когда "Машине" приходилось, в качестве компромисса, исполнять песни советских композиторов, появилась вещь "Крылья и небо", написанная не Макаревичем, Кутиковым или Маргулисом, а Державиным в тандеме со своим давним другом-песенником Сергеем Костровым.
Андрей Державин
С песней "Крылья и небо" я совершил глупую ошибку, как теперь понимаю. Андрей мне тогда, перед записью, предлагал немного отредактировать ее текст, поскольку считал его слабоватым. Макар – очень дипломатичный человек, он мягко говорил: "Слушай, я понимаю, ты работал с Костровым много лет, тебе неудобно ему высказывать какие-то замечания, но надо бы слова в этой песне поправить…". Я отказался, подчеркнув, что не хочу обидеть друга, нас столько связывает и т. п. Андрей не настаивал. "Ладно, – сказал – хозяин-барин". Но когда мы записали эту тему, и я, как бы со стороны на нее взглянул, то сразу почувствовал, елки-палки, Макар был прав, надо было его послушать и кое-что в тексте изменить.
Ты знаешь, что, помимо твоего поп-прошлого, обладаешь еще двумя характеристиками, не присущими ключевым участникам "Машины": ты – не битломан, и у тебя есть опыт "кабацкой" работы?
Да, битломаном с большой буквы себя не назову, но в юности у меня дома в Ухте стоял знаменитый приемник "Латвия", размером с тумбочку, ко мне приходил друг, мама которого преподавала в нашей школе английский, мы ловили программы Севы Новгородцева, где звучали, в том числе, и битловские песни, заучивали их и пытались исполнять в своей школьной группе.
А, что касается игры в ресторанах, то, замечу, что там порой встречались музыканты, получше выпускников музыкальных училищ. В той же Ухте, допустим, серьезного музыкального вуза не было и выступления в ресторане дали мне много в плане повышения исполнительского мастерства, освоения полистиличного репертуара. В первом отделении вечера мы играли разный инструментал: босанову, регтайм, какие-то джазроковые стандарты. А во втором начиналась популярная музыка, та же "Машина". Мы снимали ее, кстати, один в один – в ресторане это основной принцип.
Твой предшественник на клавишной вахте "МВ" Петя Погородецкий, в своей книге воспоминаний и для тебя отыскал несколько нелицеприятных, менторских строк: "…не знаю, чем занимается мой преемник Андрей Державин, но лучше бы учился играть на клавишных. Пользы было бы больше, хотя чего Бог не дал, того в аптеке не купишь".
Мне по-человечески жаль клавишников, игравших в "Машине" до меня, досадно, что так сложились их судьбы. Это сейчас я участник группы, но в свои школьные, студенческие годы, был просто поклонником "МВ" и увлеченно слушал данных музыкантов, изучал манеру их игры. Чтобы Подгородецкий не говорил, он хороший музыкант, я у него многому научился. Помню, когда-то я переключал свой магнитофон с 19-й скорости на 9-ю, чтобы песни медленнее звучали, и снимал многие Петины партии, так же, как снимал партии Джо Завинула из Weather Report и многих других известных пианистов. Вообще, мне кажется, что одна из причин замены Подгородецкого в "Машине", как раз, в том, что он именно пианист, а Макару, захотелось в новом веке добавить в звучание группы побольше электронных аранжировок.
Следующим, после приглашения Державина, неожиданным виражом "Машины" стал беспроигрышный проект "50 на двоих" с группой "Воскресение". Старожилы московского рока, всегда воспринимавшиеся, как своего рода Альтер-эго друг друга, наконец-то (когда о том никто уже не думал-не гадал) сошлись на одной сцене. Не поочередно на нее выходили, а сразу все, смыкаясь-размыкаясь, словно, два лезвия ножниц, скрепляющим винтиком которых выглядел Евгений Маргулис, музицировавший в ту пору, одновременно в обеих командах. К гадалке можно было не ходить, чтобы предсказать успех данной затеи. Из разового шоу программа "50 на двоих" переросла в развернутый тур по России и зарубежью, а в следующие годы, проект периодически повторялся, под разными вывесками. Последняя из них, в 2008-м, анонсировала концерт "МВ" и "воскресников" в МХАТе на Тверском бульваре загадочно-кокетливым словосочетанием "возможно вместе…".
Владимир Сапунов
Идея совместных концертов "Машины" и "Воскресения" возникла у меня в 99-м, когда обе группы отмечали свои юбилеи – "МВ" исполнилось 30, "воскресникам" – 20. Я подумал, что неплохо было бы нам, по такому случаю, покататься с объединенной программой. Ее название – "50 на двоих", мне подсказал тольяттинский промоутер Володя Неерзон. Мы реализовали этот проект в 2000-м и в 2001-м. Съездили с ним и в Америку, и в Израиль. А потом он завершился, поскольку оба коллектива от него просто устали. В следующий раз сыграть совместный концертик я предложил ребятам в 2006-м, и они согласились. Только назвали его уже иначе – "Музыка ручной работы". В отличие от предыдущего опыта, где было достаточно импровизации, на сей раз, все хорошо отрепетировали, безвылазно, на три дня засели в малом зале Олимпийской деревни (где группы сообща базировались), поставили там аппаратуру, а потом сыграли два концерта – в Кремле, и в Питере.
Легко удалось сагитировать на совместный сейшен, не любящего перенапрягаться Маргулиса?
В первом случае никаких особых аргументов не требовалось. Он тогда работал одновременно в двух составах, и на сцене ему нужно было просто сесть посерединке. Я ему так и объяснил: "Справа у тебя, Женя, будут, Андрей Сапунов и Романов, а слева Макаревич и Кутиков. И ты играешь со всеми". Мы изначально предполагали сыграть концерт блоками. Три песни исполняет "Машина", затем столько же "Воскресение", потом что-то вместе и т. д. Мысль совместно играть все песни друг друга родилась буквально в поезде, по дороге в Питер на первую премьеру этой программы в "Юбилейном". Предложение исходило от Сашки Кутикова и оказалось плодотворным.
Трудности возникли позже, когда Женька сказал, что устал мотаться с двумя командами сразу, что ему приходиться слишком надолго пропадать из дома, что он своего сына Даньку почти не видит, а тот, как раз, заканчивал школу и готовился поступать в университет, и что, вообще, от общения с "Воскресением" он устал, ему что-то разонравилось. Удержать Маргулиса, когда он хочет уйти, это, как догнать Савранского из фильма "Покровские ворота" – полнейшая утопия. Будь он пьяным, трезвым, каким угодно, его в такой момент не переубедить. Поэтому тогда о возобновлении проекта и говорить не стоило. Но, время, как известно, лечит, и когда в 2006-м, я сообщил Жене, что опять намечаю совместные концерты "МВ" и "Воскресения", он быстро согласился.
Тебе и Маргулису, при ваших гонорарных условиях участвовать в таком двойном проекте было, кажется, особенно выгодно?
Я с самого начала программы "50 на двоих" говорил, что моя доля гонорара все равно будет одной долей. С Маргулисом же у меня существовала некая личная договоренность. Но, давай, опустим ее подробности.
Евгений Маргулис
← Ctrl 1 2 3 ... 32 33 34 ... 40 41 42 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0273 сек
SQL-запросов: 0