Электронная библиотека

Журнал "Авиация и космонавтика" 2014 № 11

Более века прошло с момента гибели О. Лилиенталя. Столько же лет насчитывает в своем активе авиация. На первый взгляд кажется, что нет ничего общего между простейшим 20-кг аппаратом О. Лиллиенталя, способным планировать со своим создателем в пределах двухсот метров, и 160-тонным Ил-62, перевозящим 180 пассажиров на расстояние свыше 7500 км. Однако это далеко не так. Оба они – звенья одной цепи, называемой авиация, оба они являются прекрасными творениями вечно пытливого человеческого разума, лишь разнесенными по временной оси истории на одну сотню лет. Говорят, чтобы познать будущее, надо оглянуться на прошлое. Изучение пройденного пути позволяет понять что ждет впереди. На родине О. Лилиенталя настоящее встретилось с прошлым. Именно российский самолет Ил-62, созданный под руководством авиаконструктора Сергея Владимировича Ильюшина в коллективе ныне носящим его имя, установлен в Штольне как памятник О. Лиллиенталю в столетнюю годовщину его гибели. Это дает повод для размышлений. Не так ли?
Журнал "Авиация и космонавтика" 2014 № 11
Илья Качоровский

МиГ-15бис ИШ- истребитель-штурмовик

После окончания Второй мировой войны вместо ожидаемого всеобщего благоденствия произошло резкое разделение мира на два враждующих лагеря. Бывшие союзники превратились в потенциальных противников. Началась гонка вооружений, которая опиралась уже на иную, чем во время войны, материальную базу. Главным боевым средством, определяющим новые подходы к тактике, оперативному искусству и стратегии явилось ядерное оружие и ракеты различного назначения. Принципиально иные качественные и количественные характеристики новых средств поражения потребовали решительного пересмотра всех нормативов и принципов ведения войны. Изменились нормативы оперативного построения войск, ширины участков, занимаемых войсками в обороне и наступлении, глубина построения обороны и другие оперативно-тактические нормативы.
Для авиации главной проблемой, которая потребовала пересмотра выработанных во время войны тактических приемов и способов ее действий, отразилось появление зенитных управляемых ракет, которые на первых порах рассматривалась как абсолютное оружие. способное заменить истребительную авиацию и свести на нет эффективность авиации ударной. Последняя вообще была под угрозой уничтожения, так как некоторые теоретики считали, -то все задачи решат ракеты класса "земля-земля". В 1957 г. была упразднена штурмовая авиация. Такой шаг был непонятен, так как штурмовая авиация во время Великой Отечественной войны сыграла выдающуюся роль в разгроме немецко-фашистской армии. Странно это было и потому, что штурмовая авиация, можно сказать, была нашим отечественным изобретением. Если отвлечься немного в историю, то без преувеличения можно сказать, что в организационном отношении структура нашей авиации была самой оптимальной. Только в наших ВВС фронтовая авиация четко делилась на рода: истребительную, бомбардировочную, штурмовую и разведывательную. И для каждого рода разрабатывался самолет, летно-тактические характеристики, оборудование, двигатели, вооружение, прицелы которого разрабатывались с таким расчетом, чтобы обеспечить наиболее эффективное выполнение задачи, стоящей перед данным родом авиации. Штурмовая авиация в этом смысле во время войны являла собой наиболее полное воплощение этой идеи на практике. Для нее был разработан уникальный самолет – штурмовик Ил-2, летающий танк, равного которому в мире не было. Так как официальных объяснений по поводу ликвидации штурмовой авиации не было дано, то можно только воспользоваться слухами, которые в то время прозвучали в кулуарах и высказать свои соображения, основанные на некоторых известных фактах и формальной логике.
Журнал "Авиация и космонавтика" 2014 № 11
Один из возможных вариантов: ликвидировали штурмовую авиацию потому, что в других армиях такого рода авиации не было. Другой вариант: после войны ОКБ С.В. Ильюшина разработало и построило опытный образец реактивного самолета-штурмовика – Ил-40, который по мнению многих специалистов отвечал всем требованиям, предъявляемым к самолету поля боя в условиях ядерной войны. Но, как говорили злые языки, кого-то не устраивало то, что Ильюшин опять опередил всех. А так как не принять самолет, отвечающий требованиям, было непросто, то отменили род авиации, для которого самолет был предназначен. После этого Ильюшин прекратил всякие связи с военной авиацией и переключил свое КБ на гражданскую тематику.
Штурмовую авиацию не просто отменили, ее заменили на истребительно-бомбардировочную. Сразу, естественно, возник вопрос о том, какой самолет принять на вооружение нового рода авиации. В это время на вооружении истребительной авиации находились реактивные самолеты МиГ-15бис и МиГ-17. Уже был готов и проходил испытания первый сверхзвуковой самолет МиГ-19, на подходе были и самолеты третьего поколения – МиГ-21, Т-3 и Су-7. Но все они были истребителями. О необходимости разработать "чистый" истребитель-бомбардировщик никто почему-то не думал. Скорее всего потому, что никто не знал – ни заказчик ни исполнители, что это такое. Поэтому и решение было соломоново: коле это истребительно-бомбардировочная авиация, передать ей на вооружение бывшие истребители, которые уже морально устарели, но физически еще способны были служить многие годы. Да и наделали их к тому времени очень много.
Журнал "Авиация и космонавтика" 2014 № 11
МиГ-15бис ИШ в монинском музее после перекраски. Заметно, что бортовой номер 98 нанесен поверх старого номера 27.
Так появился на вооружении ИБА самолет МиГ-15бис. Для своего времени этот самолет был выдающимся достижением отечественной науки и техники. Его боевая проверка в Корее показала, что он не только не уступает американскому "Сейбру", но по многим показателям и превосходит его. Но МиГ-15бис разрабатывался как истребитель, теперь же ему навязывали функцию иную. В новом качестве ему нужно было в первую очередь эффективно уничтожать важные наземные подвижные малоразмерные цели на поле боя. Наиболее важные из них – танки и бронетранспортеры, а также ракетные средства противника, противотанковые средства, радиостанции и т.д. Кроме того, целями, отнесенными к компетенции ИБА, являются и некоторые стационарные: ж/д станции, переправы, командные пункты и т.п. Для эффективного уничтожения разнообразных по характеру целей необходимо иметь и разнообразное вооружение. Этот же самолет имел только пушки с ограниченным боекомплектом и две бомбы (до 250 кг). В последнем случае полет мог выполняться без подвесных баков, что существенно снижало тактический радиус действия самолета. Забегая вперед, скажу, что поступление на вооружение сверхзвукового Су-7Б, тоже не решило проблему (ведь проектировался он как сверхзвуковой высотный истребитель). Более того, проблем еще прибавилось: поиск цели на предельно малых высотах, точность нанесения ударов по ней на больших скоростях, а соответственно и больших дальностей, требовали от летчика максимального напряжения физических и моральных сил. Эффективность действий по наземным целям существенно снизилась даже по сравнению с самолетом МиГ-15бис. Самое удивительное, что командование ВВС никакого беспокойства по этому поводу не проявило и даже не пыталось сформулировать требования на специальный самолет истребитель-бомбардировщик и заказать его промышленности.
И вдруг, совершенно неожиданно выяснилось, что то, над чем не задумались тактики и командование ВВС, обеспокоило инженеров. Причем, не инженеров строевых частей или работающих в академиях или научно-исследовательских институтах, а инженеров из НИИ ЭРАТ, т.е. Научно-исследовательского института эксплуатации и ремонта авиационной техники.
Этими инженерами были подполковник технической службы Марк Малков и инженер-майор Константин Герман. Я познакомился с ними тогда, когда самолет уже был готов и представлен на испытания. Поэтому не был свидетелем того, как идея возникла и как реализовывалась, но, узнав и того и другого в период испытаний, которые продолжались 2 года (в 1959-1960 гг.), могу с достаточной степенью приближения к истине определить роль каждого из них в этой работе. Думаю, что идею предложил Малков. У меня о нем сложилось впечатление как об очень одаренном, нестандартно и оригинально мыслящем инженере. Хотя, строго говоря, инженером он не был, так как имел средне-техническое образование. Думаю, что это ему не очень мешало фактически (формально, конечно, мешало), так как самообразованием и природным талантом он компенсировал отсутствие диплома. Забегая вперед, скажу, что уже после увольнения из армии Марк создал лабораторию светомузыки и продвинул это непростое дело существенно вперед. После этого он разработал, если я правильно понял в одном из последних разговоров с ним, принципиально новые визуальные информационные системы, которые можно было использовать для принятия решения в сложных ситуациях.
Константин Герман тоже человек весьма неординарный. Он имел диплом инженера, что давало ему возможность, когда нужно, прикрыть Марка. По моему мнению, он был главным при решении практической части задачи: разработки конструктивных схем и реализации их на институтском заводе. Обладал Костя и несомненными организаторскими способностями и умением "достать" и "пробить". В общем, тандем получился блестящий. Дополняя друг друга, они были способны решить любую задачу. И решили. Хотя для внедрения прекрасной идеи в жизнь и их пробивной силы не хватило. Чиновники в погонах оказались сильнее. Но об этом позже.
← Ctrl 1 2 3 4 5 6 ... 25 26 27 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0185 сек
SQL-запросов: 0