Электронная библиотека

Элинор Портер - Возвращение Поллианны

Элинор Портер - Возвращение Поллианны
Известная во всем мире книга продолжает историю о жизни и любви удивительной девочки Поллианны.
Содержание:

Элинор Портер
ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОЛЛИАННЫ

1. ДЕЛЛА ВСЕ ВЫКЛАДЫВАЕТ НАЧИСТОТУ

Элинор Портер - Возвращение Поллианны
Уэтербай, молодая дама, остановилась у парадной двери одного из домов на Федеративной авеню. Собранная и целеустремленная, она всем своим существом, от шляпки, растрепанной ветром, до туфель на плоской подошве, казалось, излучала здоровье.
- С добрым утром, Мэри! Сестра у себя? - обратилась она к выбежавшей на ее звонок юной служанке, и в ее голосе прозвучала непреклонная решимость.
- Да, мэм, миссис Кэрью у себя, но только… - девушка заколебалась, - она мне строго-настрого наказала не впускать никого посторонних.
- Ну я-то не посторонняя, надеюсь, ты это понимаешь? - ухмыльнулась мисс Уэтербай. - Вот увидишь: меня она примет с распростертыми объятиями. Не бойся, я всю вину беру на себя! - Она кивнула головой, отводя возражение и испуг, мелькнувшие в глазах девушки. - Так где она? В гостиной?
- Да, мэм, но все же…
Делла, однако, не стала выслушивать дальнейших возражений и ринулась к парадной лестнице. Потом она безо всякого смущения вбежала в холл и нажала кнопку возле приоткрытой двери.
- Да, Мэри! - послышался за дверью безучастный голос. - Делла, так это ты? - Голос тотчас переменился, наполнившись любовью и радостью. - Девочка моя, откуда, какими судьбами?
- Да, вот пришла. Только я совсем ненадолго. Я по делам из санатория с еще двумя сестрами, и скоро надо возвращаться. Ой, я тебя даже не поприветствовала, - она наклонилась и поцеловала миссис Кэрью.
Та вновь нахмурилась и слегка отстранилась. Радость и заинтересованность, мелькнувшие на ее лице в первую минуту встречи, уступили место унылому раздражению, ставшему привычным для всех, кто имел дело с этой женщиной.
- Ну да, я так и знала. Ты и часу не можешь пробыть в этом доме.
- В этом доме… - Делла попыталась беззаботно рассмеяться, но что-то резко переменилось в ее настроении. Теперь она смотрела на старшую сестру с нескрываемой печалью. - Руфь, милая, я не могу. Поверь, я никогда не могла бы здесь жить, - последние слова она постаралась выговорить с нежностью.
- Я, право, не возьму в толк, почему ты… - В голосе Руфи звучало уже нескрываемое раздражение.
Делла нервно покачала головой:
- Ты отлично все понимаешь, Руфь. Я не могу всему этому сочувствовать: угрюмость, дни бесцельного существования, упоение тем, какая ты бедная и несчастная.
- А если я в самом деле бедная и несчастная?
- Значит, надо попытаться стать счастливой!
- Почему? И что может меня изменить?
Делла Уэтербай резко выпрямилась.
- Руфь, выслушай меня! - повелительным тоном обратилась она к сестре. - Тебе тридцать три года. Ты вполне здорова. Во всяком случае, была бы здорова, веди ты себя подобающим образом. Временем ты не связана и денег у тебя, прости, не в обрез. И если тебе до сих пор никто еще этого не сказал, то говорю я: стыдно превращать свой дом в египетскую усыпальницу и требовать от бедной служанки, чтобы она, как цербер, никого не пускала на твой порог!
- Но я не хочу никого видеть!
- Так захоти, заставь себя!
Миссис Кэрью с тоской поглядела на сестру и отвернулась к стене:
- Мне жаль, Делла, что тебе не дано уразуметь. Я не такая, как ты. Я не могу забыть.
По лицу младшей сестры пробежала тень:
- Я понимаю. Джейми. Я тоже ни на один час не забываю о нем и не могу забыть. Но чем больше мы будем хандрить, тем меньше надежды на то, что мы его обретем! Для поисков нужна энергия.
- Я восемь лет держалась. Восемь лет я искала его! - возмущенно выкрикнула миссис Кэрью сквозь слезы.
- Да, Руфь, - стараясь быть спокойной, отвечала ей Делла. - Мы искали его восемь лет и будем искать еще. Пока не отыщем его или пока нас не станет. Но жить так, как ты живешь, это просто невозможно!
- А я вот не представляю себе, как можно искать и в то же самое время делать разные другие дела.
После этих слов сразу воцарилось молчание. Младшая сестра смотрела на старшую с тревогой и одновременно с осуждением.
- Руфь, - заговорила она теперь уже раздраженным тоном. - Прости мою прямолинейность, но что же, ты так и будешь заживо себя погребать? Ты теперь скажешь, что вдовство обязывает. Но что ты за вдова? Ты вышла замуж за старого человека, с которым не прожила и года. Ты была еще девчонка, мало что смыслившая в жизни. Оно тебе почти приснилось, твое замужество! Я, может быть, несправедлива отчасти, но все равно не может быть такого горя, чтобы им омрачилась целая жизнь.
- Ты, возможно, права, но…
- Но ты ничего не изменишь в своем поведении, так?
- Нет, я все-таки надеюсь, что мы отыщем Джейми.
- И я надеюсь, но неужели кроме Джейми нет в мире других радостей?
- Я просто не задумывалась над этим.
- Руфь! - почти выкрикнула Делла с ожесточением в голосе, но неожиданно для себя вдруг рассмеялась. - А знаешь что, сестричка? Давай-ка мы тебе назначим небольшую дозу Поллианны? Тебе это нужно как никому.
Миссис Кэрью недоуменно пожала плечами.
- Я не знаю, что такое поллианна, и мне это не нужно, - резко возразила она. - Вообще пусть куда-нибудь подальше катится твой санаторий со всеми дозами, неврозами, наркозами, прогнозами… Ты слышишь?
Внезапно озорной огонек мелькнул в глазах Деллы, хотя лицо оставалось спокойным и строгим.
- Между прочим, Поллианна - это не лекарство. Правда, в каком-то смысле она тонизирует… Это имя одной девочки, Руфь.
- Господи, но почему же я должна была об этом догадаться? - капризным тоном парировала старшая сестра. - У вас там прописывают же белладонну, значит, наверно, бывает и поллианна. Ты меня все время пичкала всякими снадобьями, да еще ты говоришь "доза". Разумеется, я ни о чем другом не могла подумать, кроме как о лекарстве!
- Вообще-то она и лекарство тоже. Живое лекарство. Наши доктора даже говорят, что она лучше любых лекарств, какие они могли бы назначить. Это девочка двенадцати или тринадцати лет, которая все прошлое лето, и осень, и даже часть зимы провела у нас в санатории. С тех пор я ее не видела. Мы случайно разминулись, ее выписали как раз во время моего отсутствия. Но все же мы с ней очень долго общались, и я была совершенно ею очарована. И все больные в санатории до сих пор только и говорят о Поллианне. И все играют в ее игру.
- Игру?
Делла кивнула и загадочно улыбнулась:
- Это называется "утешительная игра". Я тоже в это вовлечена. Послушай, как все началось. Поллианна проходила под моим наблюдением одну неприятную и довольно болезненную процедуру. Это бывало обычно по вторникам. Как только меня взяли на работу в санаторий, мне сразу же вменили это в обязанность. Я страшно расстроилась, потому что мучить детей - самое тяжелое на свете. Крики, истерики… Но тут, представляешь себе, эта девочка радостно улыбнулась мне навстречу, и в течение всей процедуры она только иногда слабо постанывала. А это, поверь мне, была настоящая пытка! И вот что она мне сказала: "Меня раньше Нэнси купала всегда именно по вторникам, это было немного неприятно, но зато потом так хорошо было ходить целую неделю чистой!" Можешь такое представить?
- Да, удивительно. Но только при чем здесь игра?
Страница: 1 2 3 ... 35 36 37 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0134 сек
SQL-запросов: 0