Электронная библиотека

Том Вулф - Я - Шарлотта Симмонс

Том Вулф - Я - Шарлотта Симмонс
Для написания этого романа Том Вулф специально провел в студенческих кампусах около четырех лет. Открывшийся ему мир он перенес на бумагу.
Шарлотта Симмонс, умная, скромная и наивная девушка из простой семьи, круглая отличница из крохотного городка, попав в один из самых элитных университетов США, с изумлением обнаруживает, что интересы большинства студентов сводятся к сексу, выпивке, желанию показать себя крутым, как следует оттянуться, а вовсе не к учебе и познанию мира, в котором так много интересного…
Содержание:

Том Вулф
Я – Шарлотта Симмонс

Университет, описанный в этом романе, является полностью плодом творческой фантазии автора. В тексте упоминаются некоторые государственные структуры и институты, однако все герои, занимающие в них те или иные посты, вымышлены.
* * *
Посвящается двум студентам
С первых дней своей жизни вы оба не переставали восхищать и радовать меня. В общем-то, нет ничего удивительного в том, что вы так много сделали для меня и для этой книги. И все же – я был просто поражен объемом проделанной вами работы и отношением к ней. И посвятить свою книгу вам – лишь то немногое, что я могу сделать в знак признательности. Это то же самое, что прошептать "спасибо" человеку, который заслужил громогласных восторгов и благодарности.
Я дал вам рукопись этой книги в надежде на то, что вы проверите меня на предмет правильности употребления студенческого жаргона. И со своей задачей вы справились блестяще. Я, например, узнал, что персонаж, который в минуту удивления говорит: "Господи, да что же это такое?" – определенно воспринимается читателями вашего поколения как человек если не пожилой, то в годах. Точно так же характеризует героя и восклицание "Невероятно, просто обалдеть!". Оказывается, сегодняшние студенты скорее скажут в аналогичной ситуации "Нет, ну ты приколись, да?!" или "Просто супер!" Такая же метаморфоза произошла и с выражениями, дающими отрицательную характеристику обсуждаемому человеку. Слова вроде "придурок" и даже "урод" в конструкции "Ну и… нехороший человек!" уступили место таким шедеврам образности, как "чмо" или "мудак", которых, в свою очередь, в последнее время вытесняет всем хорошо известная, изящная в своей краткости анатомическая метафора. Кроме того, я узнал, что студентки чаще, чем студенты, пересыпают свою речь всяческими "как бы" и "ну ваще". Не без удивления я обнаружил, что такие слова, как "понты" и "ништяк", не являются актуальными в сегодняшнем молодежном сленге, и использование их тем или иным персонажем характеризует его скорее в ироничном, пародийном ключе. В общем, всякий раз, когда я неосторожно бросался в омут совершенно не известного мне современного молодежного жаргона, ваши консультации оказывались просто бесценными.
Гораздо больше удивили вы меня другим. По крайней мере, я уверен в том, что в ваши годы я не смог бы проявить такую объективность в оценках. Вам же удалось посмотреть на себя и свое поколение как бы со стороны и провести беспристрастный анализ речи ровесников. Благодаря этому мне стало понятно, какие из разговорных выражений рождаются из нормального человеческого желания как-то выделиться, привлечь к себе внимание, быть услышанным, а какие скрыто, "эзотерически" маркируют принадлежность говорящего к той или иной социальной группе. Я рискнул использовать термин "эзотерический", потому что порой этот процесс самоидентификации происходит на подсознательном уровне, и человек использует те или иные жаргонизмы в ситуациях, которые, на первый взгляд, не играют никакой роли в определении его социального статуса Благодаря вашей способности к беспристрастному анализу вашему отцу оставалось только по-новому систематизировать материал, собранный в кампусах по всей стране. Слова бессильны выразить мою благодарность и переполняющие меня чувства. Мне остается только крепко обнять вас обоих.
Vos saluto[1]
Собирать информацию для этой книги мне великодушно помогали очень многие люди: студенты, спортсмены, тренеры, преподаватели, выпускники университетов, ковбои и жители райского уголка, затерянного в Голубых горах Северной Каролины – округа Аллегани. Я благодарю их и жалею только о том, что не могу перечислить всех поименно. У меня есть возможность назвать здесь лишь тех немногих, без чьей самоотверженной помощи моя книга бы вообще не вышла в свет. Это:
В округе Аллегани: Мак и Кэти Никол, обладающие просто несравненной наблюдательностью и умением понимать другого человека; Льюис и Пэтси Гаскин, которые показали мне потрясающие лесные питомники, где выращивают новогодние елки; в одном из них, оказывается, растет полмиллиона елей; и любезный персонал Аллегани Хай-Скул и Союза предпринимателей округа Аллегани.
В Стэнфордском университете: декан факультета журналистики Тел Глассер; Джим Стейер, автор "Другого прародителя"; специалист по сравнительному литературоведению Джеральд Джиллеспи; исследователь творчества Малларме Роберт Кон; восходящие звезды науки Ари Соломон и Роберт Ройалти, а также их друзья-студенты.
В Университете штата Мичиган: большой специалист по средствам массовой коммуникации Майк Трауготт и Пичиз Томас, который любезно познакомил одного старого дурака со студенческой ночной жизнью, открыв ему двери туда, куда здравомыслящие люди предпочитают не соваться.
В Чэпел-хилл: Конни Ибл, лексиколог, специалист по студенческому жаргону, автор книги "Сленг и социализация"; Дороти Холланд, чья "Учеба и личная жизнь" навеки вошла в золотой список литературы об американских студентах; Джейн Д. Браун, известная своей книгой "Медиа, секс и взросление"; и двое особенно вдумчивых студентов (ныне уже выпускников) Френсис Феннебреск и Дэвид Флеминг.
В Хантсвилле, Алабама: Марк Ноубл, спортивный консультант, когда-то выводивший в свет, тренировавший и лечивший профессиональных спортсменов Первого дивизиона; Грег и Джей Столт, а также Грег-младший, выступавшие за баскетбольную команду университета Флориды и играющие сейчас в Японии; колоритнейший член муниципалитета Хантсвилла Даг Мартинсон.
Во Флориде, в городе Гэйнсвилл: Билл Маккин, заведующий кафедрой журналистики, автор книги "Шоссе 61", человек, для которого открыты двери всех злачных студенческих мест, включая "Трясину" – футбольный стадион, под трибунами которого живет своей жизнью целый студенческий город.
В Нью-Йорке: Янн Веннер, который вновь помог мне проделать трудный путь по сумрачной долине написания очередной книги; советник Эдди Хэйс ("А подать сюда этого Хэйса!"), взявший на себя труд отредактировать большую часть рукописи.
* * *
Страница: 1 2 3 ... 251 252 253 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0199 сек
SQL-запросов: 0