Электронная библиотека

Конрад Гейден - История германского фашизма

Конрад Гейден - История германского фашизма
Уникальная книга фашистского журналиста Конрада Гейдена описывает подлинную историю становления нацизма в послевоенной Германии. Сам будучи членом НСДАП и соратником Гитлера, он рассказывает о том, как и почему униженная Версальским договором страна кинулась в объятия бесноватого фюрера. В 1935 году, почувствовав приближение "ночи длинных ножей", Гейден бежит в Китай, где и заканчивает свой труд. За все прошедшее время она издавалась только один раз в Советском Союзе в 1936 году, ограниченным тиражом.
Содержание:

Гейден Конрад
История германского фашизма

Часть первая

Глава первая

От издательства
Издательство сочло возможным в целом сохранить примечания первого публикатора книг К. Гейдена в СССР И. Дворкина, внеся в них некоторые дополнения и сокращения
Три корня национал-социализма
Начало национал-социализму как идейному направлению положили несколько интеллигентов, преимущественно из северной Германии, в период 1926–1928 гг.
Как живая политическая клетка национал-социализм возник из развалин громадной "Патриотической партии" и "Пангерманского союза", другими словами - из воинствующего аннексионизма времен 1917 г. Самостоятельная жизнь его началась в 1919 г.
Как политическое орудие национал-социализм является детищем мюнхенского рейхсвера. С помощью последнего его оформили Адольф Гитлер, обладающий подвижным умом и непостоянным характером, и капитан Эрнст Рем.[1] Это было в 1921 г.
Название движения заимствовано в Австрии; оно было принято против воли нынешнего вождя и не отвечает характеру этой партии. Крещение последовало в 1920 г., когда мода на социализм, пришедшая вместе с революцией, уже проходила. Члены партии, которые впоследствии всерьез отнеслись к ее "социализму", вынуждены были уйти из партии.
При бурном развитии движения нормальное соответствие между формой и содержанием невозможно. Законченность, неизменность формы противоречили бы характеру партии, которая сознательно шла на то, чтобы приспособиться к обстановке и в случае нужды сгибаться перед сильным.
Вызвавшие столько толков "двадцать пять пунктов" (Речь идет о первоначальной программе национал-социалистов, сформулированной в 25 пунктах.) не являются программой в серьезном смысле слова. Но отсутствие программы - не просто маневр, рассчитанный на общую беспринципность; оно покоится на сознании, что движения возникают вследствие определенных причин, а не для достижения известных целей, и что для людей важнее вожди, нежели правила поведения. Несомненно, здесь сказалась своего рода вера в силу рока, рождающего могучие идеи и в то же время вызывающего активное противодействие против себя же самого. Как и во многом другом, национал-социалисты учились у марксизма подходить к вопросам исторического развития с точки зрения диалектики. Однако в то время как марксисты желали претворить стихийный характер политики в "науку", более практичные национал-социалисты принимали политику такой, какая она есть. Этому соответствует следующая концепция: народу принадлежат чисто растительные функции жизни - деторождение и рост, а ниспосланные свыше вожди вносят в нее порядок, оформленность и целеустремленность. Коричневый дом[2] носит характер масонской ложи, это особенно ясно выявилось в последнее время; за спиной вождя орудуют не известные публике заправилы, наподобие жрецов, находившихся за идолом Ваала в Вавилоне.
Антон Дрекслер, забытый основатель партии
На облик германской национал-социалистической рабочей партии в значительной мере наложила отпечаток первая группа, из которой она выросла: те два десятка сереньких "людей из народа", которые собирались в мюнхенской пивной и основали там еще до Гитлера кружок для спасения нации. Сказанное остается в силе по настоящее время, хотя только немногие из этих инициаторов участвуют еще в настоящее время в национал-социалистическом движении, не играя в нем никакой роли.
Родоначальником "германской рабочей партии" явился слесарь Антон Дрекслер. Это был скромный ремесленник того типа, которых Раабе[3] называет "нацией рассуждающих филистеров". Дрекслера никак нельзя считать талантом, оставшимся в тени только из-за недостатка образования. С великим трудом давалась ему какая-либо мысль или ее выражение. Зато идеи, завоеванные столь тяжелым путем, обычно владеют человеком безраздельно. Этот тщедушный, узкогрудый, негодный к военной службе человек в очках свято верил в свою книжную мудрость. На подмогу этой вере приходило счастливое неведение всей трудности взятой на себя задачи. Как эту веру, так и свою наивную самоуверенность Дрекслер передал своему позднейшему товарищу по партии Гитлеру; последний обязан своему скромному товарищу значительно больше, чем он теперь признает. Правда, и Гитлер сделал из этого багажа больше, чем мог мечтать об этом Дрекслер.
Впоследствии Дрекслер порвал с Гитлером, так как считал его головокружительные успехи несчастьем для дела. По сию пору все еще остается нерешенным вопрос - не был ли он все же прав.
Бросаются в глаза некоторые черты сходства в биографиях Дрекслера и Гитлера; различие же в их биографиях состоит в том, что у члена партии № 1 (Дрекслера) все осталось в индивидуальном, ограниченном масштабе, а у члена партии № 7 (Гитлера) все приняло раздутые до бесконечности размеры. Еще будучи молодым рабочим, Дрекслер, как и Гитлер, вступил в конфликт с социал-демократическими профсоюзами; он жалуется, что вследствие террора со стороны этих последних он лишился места и должен был зарабатывать себе на хлеб игрой на цитре в ночных кофейнях. Так было положено начало его ненависти к марксизму. Впрочем, как и у Гитлера, главный политический интерес Дрекслера сосредоточивался прежде всего на вопросах внешней политики.
"Пробуждающийся рабочий" бьется над вопросом об ответственности Германии в мировой войне. В 1914 г. он разъезжал с гастролирующим певческим кружком и пел в Цюрихе в хоре: "Копье в руках, коня пришпорив, помчимся в бой, помчимся в бой!" У Дрекслера эта песня вызывает угрызения совести. Для него эта песня - выражение подлинных настроений народа в данный момент. Но в то же время он сам считает, что будущее Германии покоится не на остриях копий, а зависит от народного характера: "Социалистическая природа немцев исцелит мир".
В социализме - спасение Германии от крупного интернационального капитала, который ныне, как стервятник, кружится над Германией в надежде поживиться мертвечиной. Быть может, не так уж велика была разница между этой теорией немецкого социализма, который должен был "исцелить мир", и практикой того интернационала, сильнейшим членом которого являлась германская социал-демократия.
Дрекслер с одобрением цитирует слова Шейдемана: война ведется не ради коммерциисоветников, крупных промышленников и крестьян-кулаков, а ради трудящегося народа, ради тружеников на фабрике, в мастерской, в шахтах и на полях. Германские социал-демократы большинства в годы войны, "социалисты кайзера", как их называли противники из левого крыла, пришлись бы вполне по вкусу иному национал-социалисту.
Но в 1917 г. рейхстаг принимает резолюцию в пользу мира; эта резолюция стоит нашему слесарю-пангерманцу бессонных ночей. Он вступает в мюнхенскую организацию "Патриотической партии", но разочаровывается в ней: душа народа осталась книгой за семью печатями для деятелей этой партии, впрочем, людей честных, большей частью ученых, художников и адвокатов. Дрекслер выступает на собраниях за войну до победного конца и против забастовки на патронных заводах; но в то же время он не понимает, почему правительство ничего не предпринимает против растущей дороговизны съестных припасов и обрушивается на обывателя, делающего небольшие запасы. В этой психологии Дрекслера сказывается типичная враждебность городского жителя к сельскому хозяйству; эта враждебность еще в течение многих лет отличала национал-социалистическую партию, которая в настоящее время приобрела столь резко выраженный аграрный характер.
В начале 1918 г. в Бремене организовался "Свободный комитет борьбы за немецкий рабочий мир", в который якобы входило несколько сот тысяч членов. Дрекслер привлек к нему в качестве мюнхенской секции "Свободный рабочий комитет борьбы за достижение доброго мира" с сорока членами. Эта группка, возникшая 7 марта 1918 г., и была началом "национал-социалистической германской рабочей партии".
Страница: 1 2 3 ... 127 128 129 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0211 сек
SQL-запросов: 0