Электронная библиотека

Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08

Далекий меридиан. Часть 2

Бронетанковая техника в гражданской войне в Испании
Владислав Морозов
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
От Брунете до Теруэля
Новый этап боевых действий испанской гражданской войны начался со сражения при Брунете – деревне с населением менее 1000 чел., находящейся примерно в 30 км западнее Мадрида. Битвы на Хараме и под Гвадалахарой были отчасти успешны для республиканцев, в основном потому, что являлись контрнаступлениями, т.е., по сути, импровизациями. Но если планированием наступательных операций начинал заниматься республиканский генеральный штаб, результат всегда оказывался, мягко говоря, неоднозначным. То ли генералы, вроде Миахи и его заместителя полковника Касадо, были теми еще "полководцами", то ли, как считают некоторые авторы, они действительно с самого начала не верили в победу Республики и занимались мелким вредительством – все может быть. Во всяком случае, планировавшиеся республиканцами раз за разом лобовые удары на узком участке фронта, да еще и при отсутствии достаточных резервов и недостаточном количестве артиллерии и прочих средств усиления, отнюдь не являются признаками выдающихся стратегических способностей штабистов.
Наступление на Брунете имело массу военных и политических целей. С одной стороны, в случае успеха предполагалось существенно облегчить положение Северного фронта (к этому времени там уже был потерян Бильбао, а территория, контролируемая республиканцами в Стране Басков, сократилась более чем наполовину) путем оттягивания резервов националистов под Мадрид. С другой стороны, следовало упрочить успехи, достигнутые весной под Гвадалахарой, и отодвинуть линию фронта от столицы. С политической точки зрения наступление под Брунете должно было показать всему миру, что Испанская Республика способна воевать всерьез.
После Гвадалахары "Комитет по невмешательству" принял дополнительные санкции против республиканцев, в частности, временно ввели полный запрет на транзит военных грузов через французскую территорию: суда, идущие из СССР, теперь вынуждены были прорываться непосредственно в республиканские порты. До этого вооружение могло доставляться во Францию и перевозиться к испанской границе по железной дороге в закрытых вагонах. При этом морская блокада тоже была ужесточена, а Средиземное море контролировалось итальянским флотом. Доставка грузов из СССР становилась архисложной задачей, и именно поэтому к началу Брунетской операции республиканцы не смогли должным образом пополнить, к примеру, авиапарк своих ВВС. Как обычно, у республиканцев не имелось и необходимых резервов.
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
Трофейные Т-26 в составе легиона "Кондор" 1938-1939 гг.
Тем не менее, 5 июля 1937 г. три республиканских корпуса (восемь дивизий, более 35000 чел.) при поддержке 164 орудий, 130 танков, 40 бронемашин и 133-136 самолетов начали наступление на Брунете – это был уже практически шаблонный для них лобовой удар на узком участке фронта. Им противостояли два армейских корпуса националистов (шесть дивизий, около 65000 чел., несколько сотен орудий, более 100 танков и бронемашин).
Поначалу все развивалось успешно для республиканцев. 6 июля они вышли к Толедскому шоссе и взяли Брунете, но у них в тылу остались блокированные гарнизоны националистов в Кихорне, Вильянуэва-де-ла-Каньяда и Вильяеуэва-дель-Пардиль. Борьба за эти населенные пункты затянулась до 9-10 июля, в результате чего темп наступления замедлился. Далее имевшие резервы и некоторую свободу маневра националисты начали наносить контрудары, и к 12 июля инициатива перешла к ним. К тому же, генералы X. Варела и X. Ягуэ смогли оперативно перебросить с севера под Брунете дополнительные силы авиации (до 300 самолетов). При этом германский легион "Кондор" впервые применил на брунетском участке фронта новейшие типы самолетов, например истребители Bf 109 и бомбардировщики Не 111, аналогов которым у республиканцев не было.
Подавляющее численное и качественное превосходство противника в воздухе отметили в своих воспоминаниях даже республиканские военачальники, вроде В. Рохо и Э. Листера, а моральное воздействие от авианалетов под Брунете было столь сильным, что брожения начались даже среди наиболее боеспособных интербригадовцев. В некоторых подразделениях возникла паника.
Последующая неделя боев обескровила республиканцев, и 24 июля националисты отбили Брунете обратно. 28 июля линия фронта на брунетском участке стабилизировалась вплоть до весны 1939 г. Первоначальный план республиканского командования не был выполнен даже наполовину, а "по очкам" эта операция стала для республиканцев явным поражением (до 20 000 убитых против примерно 13 000 у националистов). Ни одна политическая цель достигнута не была: к примеру, положение Северного фронта это наступление не улучшило.
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
Типовые варианты окраски и обозначений трофейных Т-26 из легиона "Кондор". 1938 г.
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
Захваченный националистами республиканский БТ-5 с клепаной башней Мариупольского завода. Кормовая ниша башни перекрашена в "национальные" красно-желтые цвета, а на лобовом листе танка нанесен белый римский номер "IV". Арагонский фронт, весна 1938 г.
Журнал "Техника и вооружение" 2015 № 08
Немецкий офицер-танкист из легиона "Кондор" осматривает брошенный республиканский БТ-5. Это линейный танк с покрашенной в республиканские красно-желто-фиолетовые цвета башней. Район Теруэльского выступа, весна 1938 г.
Республиканские танки в этой операции, как обычно, распределили повзводно и поротно для непосредственной поддержки пехотных частей. В результате ничем особенным они себя не проявили. Потери составили до 20 танков и бронеавтомобилей, при этом главной их причиной стал огонь противотанковых орудий и удары авиации. Тем не менее, сразу после окончания Брунетской операции республиканское командование все же сумело частично восполнить технические потери за счет новых поставок из СССР и даже начало планировать очередную наступательную операцию, на сей раз на Арагонском фронте – против Сарагосы, столицы провинции Арагон.
Операция планировалась в том числе для отвлечения сил противника от штурма Астурии и ее столицы Сантандера на Севере и предусматривала продвижение на 40-50 км в северном направлении с последующим взятием Сарагосы. Однако место для наступления было выбрано не слишком удачно. Республиканцы словно забыли, что примерно в 70 км северо-восточнее Сарагосы в той же провинции Арагон находился небольшой городок Уэска, на подступах к которому с конца 1936 г. шли упорные бои. Под Уэской республиканцы не добились почти никаких успехов, зато понесли серьезные потери. Именно там 11 июня 1937 г. погиб, к примеру, первый командир 12-й интербригады, венгерский интернационалист Мате Запка (он же "Генерал Лукач", см. о нем, например, стихотворение К. Симонова "Генерал" 1937 г.). А подготовка республиканцев к наступлению на Сарагоссу не стала военной тайной для националистов. Они загодя выстроили на этом участке фронта прочную оборону (окопы полного профиля, каменные и железобетонные огневые точки, минные поля, противотанковые рвы, колючая проволока и т.д.) и подготовили к длительной осаде все населенные пункты в своем ближнем тылу.
Поэтому, когда 24 августа 1937 г. почти 80-тысячная группировка республиканских войск (десять дивизий, две из которых были укомплектованы интербригадовцами, одна танковая и одна кавалерийская бригада) начала наступление на Сарагосу, националисты были к этому готовы. Находившаяся на острие удара 11 -я республиканская пехотная дивизия Э. Листера поначалу успешно продвигалась вперед, но к 26 августа республиканцы остановились для ликвидации оставшихся у них в тылу гарнизонов городков Кинто и Бельчите.
С этого момента наступление потеряло темп. Даже Листер написал: "Мы умеем вести позиционные бои, но не умеем маневрировать". Бельчите был взят 6 сентября, после чего фронт остановился на подступах к городкам Медиана и Фуэнтес-де-Эбро. До 11 октября на этом участке шли бои местного значения.
Кроме примерно 40-50 Т-26 (разделенная поротно бригада), в этом сражении должны были впервые принимать участие колесно-гусеничные БТ-5. К концу августа 1937 г. в Испанию прибыла единственная партия из 50 танков этого типа. Эти машины были взяты, в основном, из наличного состава механизированного корпуса им. Калиновского (г. Наро-Фоминск, Московский ВО) и отправлены республиканцам после капремонта. В данной партии были танки из разных производственных партий – как радийные, так и линейные. В Испанию попало даже несколько танков самого первого выпуска с башней Мариупольского завода (с маленькой кормовой нишей).
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0182 сек
SQL-запросов: 0