Электронная библиотека

Михаил Лызлов, Михаил Казарцев - Черный осьминог

Глава LVI. ЧЕРЕЗ ДРУГОЙ ВХОД

- Они скрылись в змеином проходе. Веревка как раз свисает над входом в него…
- Ну и черт с ними!
Чернавский отвел в сторону фонарь.
Кузьма и Колесников ругались, от бессильной злобы сжимая кулаки.
- Все равно, даже если они и обнаружат выход через дупло, то их не пропустят змеи. Или им придется опять вернуться в пещеру, или издохнуть там с голоду…
- Я тоже думаю, что гнаться за ними не стоит. Зачем лишний раз рисковать?..
Больше всего ругался Колесников. Недавний разгром банды обозлил его, и он думал сорвать свою злобу на Васютине и Павлушке, но это не удалось.
Они вернулись вглубь пещеры.
- На всякий случай нам нужно соединиться с отрядом, - сказал Колесников. - Позвони, Чернавский, по телефону и отдай приказание о нашей встрече. Мы сейчас же направимся туда.
- Алло, - крикнул Чернавский в телефонную трубку, - алло! Черти, спите, что ли там!
Но трубка молчала.
- Что бы это значило? - переглянулись они. И вдруг одна и та же мысль мелькнула у всех троих: телефонный провод обнаружен и перерезан.
Может быть, и остров уже окружен?
Трусливое молчание воцарилось в пещере.
- Надо торопиться, иначе мы рискуем и совсем не выбраться отсюда, - предложил Чернавский.
Все трое, освещая путь фонарем, направились в самый отдаленный угол пещеры. Кузьма потянул за едва заметный в стене шнур. Серая глыба стены отодвинулась, обнаружив отверстие, из которого потянуло сырым подвалом.
- На всякий случай, получше прикрой вход, - сказал Кузьме Колесников. - Выдерни шнур. Если эти мерзавцы вернутся в пещеру, то пусть-ка они полазят в поисках выхода.
Проход пола опустился вниз, фонарь освещал мрачные сырые своды, под ногами журчала вода, капли воды также просачивались сверху через землю. Ход шел под озером.
Минут через пятнадцать все трое очутились на берегу озера, недалеко от того места, где с четверть часа назад выплыли Павлушка, Фальберг и Васютин. Вход в это подземелье был замаскирован большим камнем, который по внешнему виду не вызывал никаких подозрений. Через этот ход и удалось скрыться Колесникову, когда его преследовали красные после разгрома его отряда.
- Где ты оставил пятую роту? - обратился к Кузьме Колесников.
- Она тут в полверсте, в Гнилой балке.
- Хорошо. Мы с Чернавским отправимся к этой роте на соединение с отрядом, а ты отправляйся в Барановск. Твоя работа, как начальника военкомата, нам еще понадобится. Как только мы соединимся с отрядом, так сейчас же наладим с тобою связь.
Рассвет уже был полный. Серый утренний туман стлался над озером. С востока дул холодный влажный ветер.
Колесников и Чернавский распрощались с Кузьмой и торопливо скрылись в ближайших кустах.
Кузьма направился в сторону Барановска.

Глава LVII. В ЛОВУШКЕ

- Так вот кто портил все наши планы, - тихо проговорил Фальберг, который вместе с Васютиным и Павлушкой наблюдал из-за кустов за происходившим на берегу озера. - Ну, теперь-то ему несдобровать!
Они были поражены, увидав увоенкома в обществе врагов. Они слышали за кустами весь разговор между ними, но напасть на них не решались, так как видели их хорошее вооружение. Сами же они не имели ничего, кроме кулаков.
- Ничего, они не уйдут от нас!..
Когда Колесников и Чернавский направились к Гнилой балке, а Кузьма, ничего не подозревая, начал подниматься из Волчьего оврага, все трое последовали за ним, прячась осторожно в кустах. Васютин, как более сильный, забежал Кузьме вперед и, когда тот поравнялся с густым кустарником терновника, неожиданно набросился на него. На подмогу ему выскочили Фальберг и Павлушка.
Кузьма, увидев их, попытался улыбнуться и сделать удивленное лицо, но, когда Васютин грузно насел на него, то начал бешено сопротивляться, поняв, что он раскрыт.
Сопротивление было безуспешно. Через минуту связанный Кузьма с заткнутым ртом шел по дорожке, а сзади, сжимая в руках тускло поблескивавший наган, шагал Фальберг. Павлушка ликовал.
По прибытии в Барановск, Васютин сейчас же дал телеграмму в Загорск о немедленной высылке подкрепления для ликвидации банд Колесникова, а через час после этого отряд Захарова на конях во главе с Фальбергом и Васютиным тронулся в путь. В отряде Захарова был также и Павлушка, который, несмотря на уговоры своих новых приятелей и на большую усталость, не хотел все-таки отставать от других.
Отряд крупной рысью тронулся в объезд к старому становищу бандитов, покинутому Бергом. Фальберг правильно рассчитал, что Колесников и Чернавский вместе с пятой ротой должны были поехать туда.
- Хорошо, что ты, Фальберг, догадался вовремя перерезать телефонный провод, - обратился Васютин к Фальбергу.
- Да, иначе нам бы еще пришлось повозиться около прежнего становища.
Отряд спешился, искусно спрятавшись в кустах. Становище было окружено кольцом, оставлен был только проезд с той стороны, откуда должен был прибыть Колесников. Ждать пришлось недолго. Скоро послышался лошадиный топот, и несколько человек въехало на поляну.
- Что за дьявол, неужели мы не туда попали! - проговорил Колесников, увидев свободную поляну.
Но Колесникову не пришлось долго удивляться. Из кустов грянул залп и несколько человек из роты Колесникова свалились с седел.
- За мной! - крикнул Колесников, пришпоривая лошадь и бросившись на другую сторону поляны. Но там его встретил второй залп, выбивший еще несколько человек из строя.
Тогда колесниковцы спешились и открыли беспорядочную стрельбу по кустам.
С каждой минутой ряды колесниковцев редели. Но ни одна пуля не задела Колесникова, так как Васютин предполагал захватить его живьем, о чем и предупредил отряд.
Колесников метался по поляне, как зверь в клетке. Он видел, как люди в его отряде убывали с каждой минутой, тогда как противники оставались неуловимыми. Чернавский, подстреленный, лежал около своей убитой лошади и стонал. Надо было на что-нибудь решаться.
- На лошадей! - скомандовал Колесников. Он решил прорваться из окружения во что бы то ни стало.
Колесниковцы, как ураган, ринулись в ближайшие кусты. Завязалась жаркая схватка.
Через час выстрелы смолкли. Из отряда Колесникова остались несколько человек, сдавшихся добровольно - остальные лежали частью раненые, частью убитые.
Колесников, лежал убитый наповал пулей в голову, придавив грузным телом кустарник.
Через день прибывшим из Загорска подкреплением был ликвидирован отряд под командой Берга, расположившегося в Зеленом логу. С этим сборищем бандитов справиться было нетрудно.

Глава LVIII. ТОРЖЕСТВО ПАВЛУШКИ

Через неделю после того, как банды Колесникова были окончательно ликвидированы, в Барановске состоялось заседание Укома. Тут были многие видные партийные работники Барановска, усилиями и умелым руководством которых и были ликвидированы колесниковские банды.
Опасность, грозившая Барановску, миновала. Много тревожных дней было прожито. Много раз приходилось встречаться лицом к лицу со смертью, и теперь на всех лицах можно было прочитать гордость одержанной победы.
Эта же гордость победы, гордость непосредственного участника борьбы была написана на лице Павла Вострякова.
Зачем он попал на заседание Укома? Произошло это очень просто. За день до заседания Укома Павла встретил Васютин.
- А, Павел, здравствуй. Куда ты? - улыбаясь, спросил его Васютин.
- Комсомольцы меня одолели, товарищ Васютин, все устраивают собрания, на которых я должен доклады делать о Колесникове и борьбе с ним. А все больше просят, чтобы я о своих приключениях порассказал… Вот и сейчас иду…
- Ну, и как, внимательно слушают?
- Еще как! Муху слышно, как полетит. Особенно, когда я рассказываю о пещере и о том, как я оттуда выбрался.
- Вот что, Павел, завтра в семь часов вечера не забудь зайти в Уком.
- Зачем?
- А помнишь, я обещался посчитаться с тобой за то, как вы с Фальбергом мне в подземном ходе бока мяли? Я тебе этого никогда не забуду! И Фальбергу тоже! Так вот - приходи.
Васютин широко улыбнулся и распрощался с Павлом.
Вот таким-то путем и попал Павел на заседание Укома.
Заседание открыл Васютин. Он долго и горячо говорил о днях героической борьбы, о тех усилиях, которые должна была приложить партия для ликвидации белогвардейского мятежа.
- На днях нами из Москвы получено известие о том, что всем повстанческим движением вокруг Барановска руководила крупная контрреволюционная организация, называвшаяся "Черным осьминогом". Этой организацией руководила головка из восьми человек, бывших дворян, генералов и князей. Она находила поддержку в Свалийском посольстве, которое снабжало их средствами. - На минуту Васютин, как бы от сильного волнения, умолк. - Товарищи, этот "Черный осьминог" пойман, и цепкие лапы его обрублены. Он уже не будет больше пытаться душить пролетарскую революцию! Правда, главному руководителю "Черного осьминога", некоему бывшему полковнику Полозову, удалось бежать, но все остальные получили заслуженное наказание.
- Товарищи, - продолжал дальше Васютин, - среди нас есть один комсомолец - товарищ Востряков, он еще молод, но он является активным участником борьбы с белобандитами. Он проявлял необычайное геройство, находчивость и бесстрашие, когда шло дело о борьбе за спасение пролетарской революции.
Павел краснел и не знал, куда себя деть. Десятки улыбающихся глаз обратились в его сторону.
- Павел Востряков будет достойным членом нашей партии, - продолжал Васютин. - Если наша смена на пятьдесят процентов будет состоять из Востряковых - победа пролетариата будет обеспечена!
И это было лучшей наградой Павлу Вострякову.

Об авторах

Михаил Лызлов, Михаил Казарцев - Черный осьминог
М. И. Лызлов.
Михаил Иванович Лызлов (1888–1943) - уроженец Воронежа, с юных лет - профессиональный революционер-большевик. В общей сложности провел около двух лет в тюрьмах и три года в ссылке. Участвовал в Первой мировой войне. После революции - сотрудник Губкома партии, журналист. В 1920-х гг. редактировал газ. "Воронежская коммуна". В конце 1920-х гг. был редактором ряда провинциальных партийных газет, с 1934 г. жил в Москве, работал в отделе печати ЦК. Умер в Москве в декабре 1943 г.
Михаил Иванович Казарцев (1899–1983) - журналист, в период написания романа - сотрудник газ. "Воронежская коммуна". С конца 1920-х гг. жил в Москве.
Роман "Черный осьминог" был впервые напечатан (под избранным авторами псевдонимом-акронимом "Мил-Мик" и с подзаг. "Авантюристический роман из революционной эпохи нашего края") в апреле-июле 1925 г. в газ. "Воронежская коммуна". В 1926 г. роман (с подзаг. "Авантюрный роман из эпохи гражданской войны") был издан "Воронежской коммуной" в 10 отдельных выпусках. Деление текста и заглавия его частей в нашем издании соответствуют данным выпускам. В тексте исправлены некоторые устаревшие особенности орфографии и пунктуации и очевидные опечатки. В оформлении обложки использован агитплакат худ. Д. Моора.

Примечания

1

Союз Трудового Крестьянства - контрреволюционная организация деревенских кулаков, созданная при активном участии эсеров (Прим. авт.).
Михаил Лызлов, Михаил Казарцев - Черный осьминог

← Ctrl 1 2 3 ... 24 25 26
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0298 сек
SQL-запросов: 1