Электронная библиотека

Яков Ершов - Витя Коробков - пионер, партизан

Яков Ершов - Витя Коробков - пионер, партизан
Автор настоящей повести Яков Алексеевич Ершов родился в 1915 г. в семье крестьянина. Юношей работал на Челябинском тракторном заводе. С 1938 г. служит в Советской Армии. Окончил Коммунистический институт журналистики и Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. В годы Великой Отечественной войны участвовал в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Карельском и 3-м Украинском фронтах. Выступал в армейских и фронтовых газетах с очерками и рассказами о подвигах советских воинов. За боевые заслуги был награжден орденом Отечественной войны II степени и двумя орденами Красной Звезды. В настоящее время - журналист, военнослужащий.
Содержание:

Яков Алексеевич Ершов
Витя Коробков - пионер, партизан

ОТ АВТОРА

Эта повесть основана на подлинных событиях.
Действительно жил в Феодосии, древнем городе у теплого Черного моря, кареглазый мальчик Витя Коробков. С раннего детства увлекался он рисованием, мечтал стать художником. Когда началась Великая Отечественная война, Вите было 12 лет. Гитлеровцы оккупировали Феодосию. Витя стал помогать взрослым в борьбе с фашистами. Он расклеивал советские листовки, выведывал места расположения в городе вражеских огневых точек, был связным подпольной патриотической группы. Потом вместе с отцом ушел в горы, к партизанам, стал разведчиком Феодосийского партизанского отряда. Гитлеровцы схватили обоих, Виктора и его отца, когда они выполняли задание в Феодосии.
Обо всем этом я впервые узнал в Феодосийском краеведческом музее, где пионеру-патриоту посвящен отдельный стенд. Захотелось рассказать о Вите нашим советским ребятам. И я пошел по следам героя будущей повести: встречался с бывшими партизанами, подпольщиками, с людьми, хорошо знавшими юного героя, с его матерью, учителями, друзьями детства. Так родилась эта повесть.
В 1956 году ЦК ВЛКСМ учредил Книгу почета пионерской организации имени В. И. Ленина. Туда занесено и имя Вити Коробкова. В Феодосии его именем названы одна из улиц и школа, в которой он учился. А в памятнике, поставленном на бульваре у моря, запечатлен на века образ пионера, партизана, горячего патриота нашей Советской Родины Вити Коробкова.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
НАЧАЛО ПУТИ

САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ШАГ

Город спал, раскинувшись у самого моря. Легкие волны неторопливо и неслышно перебирали на пологом берегу песок-ракушечник. Луна медленно поднялась над заливом и проложила по воде серебряную дорожку, Был тот предрассветный час, когда все затихает в предчувствии пробуждения. Смолк ветерок, всю ночь пересчитывавший листья на деревьях. Замерла жизнь в беспокойном, как муравейник, порту. Далекий маяк устало мигнул одним глазом и погас. Ему ответил красным огоньком пристанционный семафор.
Окна в небольшом домике, смотревшем на море, еще были занавешены темнотой, но Витя проснулся с таким чувством, будто проспал что-то очень важное. Он откинул легкое одеяло, соскочил с кровати и бросился к столу. И тотчас что-то пронзительно зазвенело, затрещало. Из соседней комнаты выглянула встревоженная мать, щелкнул выключатель. Жмурясь от яркого света, Витя стоял у стола с будильником в руках.
- Что ты колобродишь? - удивленно спросила Виктория Карповна, поднимая опрокинутый стул.
- Я, я… Я думал - проспали, - сонно пробормотал Витя и кивнул на будильник. Часы показывали без десяти пять.
Мать подобрала с пола штанишки и рубашонку, аккуратно уложила на, стул.
- Вот непоседа, - потеплевшим голосом проговорила она. - Я же вчера предупреждала: мне во вторую смену. И в кого ты такой неугомонный… Ложись, дурачок. Отца разбудишь.
Мать ушла, тихо прикрыв дверь. Витя сел на кровати. Слипались глаза, очень, хотелось нырнуть под мягкое одеяло. Нет, нельзя - тогда наверняка проспишь!
Осторожно, на цыпочках выскользнул он в сени и вышел во двор. Начинался рассвет. Здесь, внизу, еще лежали серые тени, а на верхушках тополей уже играл отблеск зари. За насыпью ровно шумело море.
Витя забрался с ногами на скамейку под старой акацией, обхватил колени руками и задумался. Сегодня он решился на серьезный самостоятельный шаг… Что-то будет? А вдруг его выгонят с позором, на глазах у всех ребят? А дома отец возьмет широкий ремень и отхлещет за самовольничанье. Такое не раз случалось с его другом Славкой Ручкиным… Ладно! Если надумал, нечего отступать.
Город постепенно просыпался. Протопали у ворот чьи-то тяжелые сапоги. Прогрохотала тачка. Рабочие спешили в порт, колхозники везли овощи на базар. Небо постепенно светлело, голубело, и вот уже под лучами солнца вспыхнули, загорелись стекла в окнах домов, засветилась, засверкала каждая росинка на траве, каждая пылинка в воздухе.
Витя готов был наблюдать за этими живыми красками сколько угодно, но в окне мелькнула тонкая фигура матери. Его позвали завтракать.
- Что это ты кислый сегодня? - спросил за столом отец, приглядываясь к необычно смирному сынишке. - Уж не захворал ли?
Витя не нашелся, что ответить. Выручила мать.
- Не выспался, - сказала она. - Ни свет ни заря вскочил - беспокоился, как бы я не проспала. А мне сегодня во вторую смену.
Позавтракали. Отец ушел на работу. Мать взяла кошелку и отправилась на базар, наказав сыну никуда до ее возвращения не отлучаться.
Едва стихли за калиткой ее шаги, Витя выскочил во двор, закрыл на задвижку дверь. Из-под крыльца достал потрепанный портфель, вскинул его на руке, примеряя, славно ли будет с ним, и выбежал на улицу. В узком переулке остановился за выступом стены и стал ждать.
Проходили мимо хозяйки, спешившие на базар и в магазины, группами и в одиночку шли работницы табачной фабрики, служащие учреждений. Потом стайками побежали школьники. Девочки с аккуратно заплетенными косичками, коротко остриженные мальчики с портфелями, с сумками, просто с книжками, затянутыми ремнем.
Наконец появился тот, кого Витя ждал, - светловолосый конопатый мальчуган. С сумкой через плечо он шел, весело насвистывая, поталкивая девчонок, не пропуская камня на дороге, чтобы не поддать его, как футбольный мяч. Витя выступил ему навстречу:
- Славка, стой!
Славка вздрогнул от неожиданности, отшатнулся.
- Витька! Ты чего тут?
- Идем вместе.
- Да я в школу, - весело взмахнул Славка сумкой. - Мне некогда.
- Я и говорю - пошли вместе! - Витя схватил растерявшегося друга за рукав и потащил вперед. Через минуту они скрылись в толпе школьников.

"Я УЧИТЬСЯ ХОЧУ!.."

Звонок весело трещал в опустевшем коридоре.
Увидев, что ребята поспешно достают из парт книжки и тетради, Витя тоже взялся за портфель. Но замок заело, он никак не открывался. Витя пыхтел и сопел над ним и не заметил, что в классе вдруг стало тихо; слышна была лишь его возня с портфелем. Девочка-соседка зашикала на него, он увидел, что все встали, и сам встал, сунув портфель в парту.
Как все, Витя смотрел на приоткрывшуюся дверь. Но он с особой тревогой и нетерпением ждал того, что произойдет сейчас, - ведь для него это было впервые - и потому глядел напряженно: тонкие ноздри прямого короткого носа вздрагивали, губы были плотно сжаты, упрямая морщинка спустилась к переносью.
Дверь отворилась, в притихший класс вошла учительница.
- Здравствуйте, ребята! - громко сказала она, положив на стол аккуратную стопку тетрадей.
- Здравствуйте, Лидия Владимировна, - хором ответил класс.
Учительница, молодая, приветливая, в светлом, с красивой оторочкой платье, села за небольшой столик, стоящий перед первой партой, и оглядела класс.
- Садитесь, ребята. Все сегодня пришли?
- Все, все, - зашумели на партах, а Витина соседка, как ему показалось, покосилась на него.
- Проверим, - сказала учительница и раскрыла классный журнал.
- Алехин Юра!
- Я здесь, - отозвался, вставая, мальчик.
- Булкин Миша…
Она долго выкликала фамилии, и все это время Витя сидел ни жив ни мертв.
- Яковлева Клава!
Витина соседка была последней в списке. Она вскочила, звонко сказала: "Здесь!" - и села, стукнув крышкой парты. При этом она снова поглядела на соседа, который за все время переклички так и не поднялся с места.
Обратила внимание на Витю и Лидия Владимировна. Она встала, подошла к нему:
- Как твоя фамилия, мальчик? Тебя нет в списке. Почему ты пропустил первые дни занятий?
Он медленно поднялся, потупившись, крепко держась за крышку парты.
В классе заговорили вразнобой:
- Это наш, с нашей улицы!
- Это Витька Коробков!
- У него отец в типографии работает, а мать на автобазе диспетчером!
Неожиданная поддержка прибавила мальчику смелости: он прошептал, все еще не поднимая глаз:
- Я учиться пришел!
Лидия Владимировна ласково погладила его по голове, мягко сказала:
- Ты не бойся, Витя. Мы тебя не обидим. Скажи, как же ты сюда попал?
- Я сам пришел. Все равно, это место пустое…
- Так нельзя, - улыбнулась Лидия Владимировна. - Ты еще мал. Придешь на следующий год. А сейчас иди домой, не мешай нам.
Лидия Владимировна вернулась к столу и стала показывать на доске, как надо писать палочки и крючочки.
Страница: 1 2 3 ... 50 51 52 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0147 сек
SQL-запросов: 0