Электронная библиотека

Александр Лавров - Ренегат

– Я не буду здесь шпионом…
– Ты не связан никакими обязательствами… Мне не нужно никаких твоих услуг. Разве ты не слышал, что я сказал? Здесь будут другие. Если примешь мой совет, уезжай отсюда в Харбин, в Россию. Три месяца Артур будет свободен, потом Ноги приступит к осаде, а в это время он, – указал Куманджеро на Андрея, – оправится, и ты можешь увезти его. Впрочем, поступай как хочешь! Да! В здешнее отделение русско-китайского банка внесен на твое имя вклад. Если не хватит этих средств, можешь получить их в Чифу или в Шанхае. Вот что я тебе хотел сказать. Прощай! Помни, что и Куманджеро способен быть другом.
– Постой, – остановил его Тадзимано.
– Что тебе еще?
– Ни слова сыновьям об этом…
– А если они спросят?
– Отвечай, что ничего не знаешь обо мне…
– Ты оставил распоряжения?
– Да!..
Тадзимано достал большой пакет и передал его Куманджеро.
– Вот все… Даешь слово?
Куманджеро мгновение подумал и решительно ответил:
– Хорошо. Прощай!.. Я слышу голоса. Не следует, чтобы меня видели здесь!
Он, как тень, скользнул в прихожую.
Тадзимано поспешил опять подойти к Андрею.
Слух не обманывал японца.
В передней хлопнула дверь, Иванов вернулся вместе с доктором.
Андрей пришел в себя и удивленно смотрел то на старика, то на Иванова, по щекам которого катились слезы. Он хотел говорить, но доктор сурово остановил его и строжайше приказал сохранять молчание.
– Рана тяжела! – объявил он, отводя после осмотра Тадзимано. – Но если не будет осложнений, бедняга поправится… Как это он?
Тадзимано сообщил врачу, что он и Иванов пришли, когда роковой выстрел был уже сделан и несчастный лежал без чувств.
– Надеюсь, доктор, – сказал он, – что вы не будете оглашать этот несчастный случай.
Тот пожал плечами.
– Мне все равно! – проговорил он. – Я уверен, что преступления нет, стало быть, сообщать о происшедшем нечего. Смотрите, он заснул… Я могу пока уйти. Берегите его от каких бы то ни было волнений, не позволяйте говорить… Перевязки положены хорошо, я навещу больного утром. Если что случится, уведомьте меня.
Врач ушел.
Тадзимано и Иванов неслышно подошли к Андрею, и оба долго-долго смотрели на него.
Василий Иванович винил себя. Тадзимано думал о сыне, и чем дальше шли минуты, тем все более усиливалась в нем уверенность, что теперь вся судьба Андрея и вместе и его судьба неразрывно связаны с грозным будущим Порт-Артура.
В том, что это будущее сулит только одни ужасы, старик не сомневался ни на мгновение, но в то же время он не думал о них…
Его более страшило то, что братья могут встретиться в кровавом бою как враги.
"Петр пошел в Корею, Александр остался под Артуром… Мне остается только последовать совету Куманджеро и увезти Андрея, – думал он. – Но если он не оправится? Что тогда?.."
Тоска начала угнетать его.
"Пусть будет, что будет, – решил он, – пусть даже придется остаться здесь, вынести все лишения осады, а я должен вознаградить его за прошлое и вознагражу – я посвящу ему и его счастью всю свою жизнь"…
Голос крови оказался сильнее самосохранения.
Теперь эгоистическое чувство молчало, Тадзимано даже не вспоминал о детях-японцах, его душа принадлежала всецело несчастному русскому сыну…

Примечания

1

 Публий Вергилий Марон, знаменитый поэт Древнего Рима, жил с 70 по 19 год до н. э. Итальянский поэт Данте Алигьери в своем великом произведении "Божественная комедия" берет его, как мудрейшего человека, в путеводители в своем путешествии по аду.

2

 Неведомая земля.

3

 В 1903 г. при молчаливом одобрении царского правительства в Кишеневе прошли черносотенные погромы с многочисленными жертвами среди еврейского населения, вызвавшие волну возмущения во всем мире. – Примеч. ред.

4

 Отверстия в бортах.

5

 Известнейший японский публицист.

6

 Русский, русский.

7

 С Востока свет.

8

 Напоминаем, что Чезо Юкоки и Тейоки Оки за покушение на взрыв рельсового пути были расстреляны в Ляояне.

9

 Действующие в общем строе.

← Ctrl 1 2 3 ... 59 60 61
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0136 сек
SQL-запросов: 0