Электронная библиотека

Уолтер Лакер - Черная сотня. Происхождение русского фашизма

Уолтер Лакер - Черная сотня. Происхождение русского фашизма
Книга американского историка У. Лакера "Черная сотня" - одно из наиболее подробных и аналитически точных исследований правого движения в России от его зарождения до наших дней. Эта уникальная работа, содержащая ценнейший фактический материал, направлена не только в прошлое, но и будущее: автор дает свой вариант ответа на вопрос, который занимает сейчас не только россиян, но и все человечество, - что ждет Россию завтра?
Содержание:

Уолтер Лакер
Черная сотня. Происхождение русского фашизма

Издано при поддержке Фонда "Открытое общество" (Фонд Сороса), Нью-Йорк.
Перевод книги любезно предоставлен издательством "Проблемы Восточной Европы" (Вашингтон, округ Колумбия, США)

Предисловие к русскому изданию

Когда я писал эту книгу, а это было задолго до октября 1993 года и задолго до выборов, на которых партия Жириновского оказалась второй по силе, я, конечно, не знал, насколько злободневным станет предмет моего исследования. В Советском Союзе фашизм был абсолютно табуизированной темой - исключая разве что случаи политической декламации. А сейчас все внезапно заговорили о фашизме и необходимости с ним бороться, вспомнили о Веймарской Германии и о других аналогичных ситуациях. Я знал, что в России подготовлено поле для развития - в широком смысле - европейского фашизма 20–30-х годов. Это суждение отнюдь не разделяли многие наблюдатели в России и на Западе. Некоторые считали мою озабоченность крайними правыми неуместной, а мои предложения чересчур тревожными. В самом деле, рецензируя настоящую книгу, известный историк русской революции профессор Ричард Пайпс написал, что мирное продвижение России к демократии более или менее предопределено, - и рецензия его была озаглавлена "Ложная тревога". Я уверен, что очень скоро он будет испытывать трудности из-за этого заголовка.
Но должен признаться, что, работая над книгой, я не думал, что фашистское движение объявится на российской политической сцене так быстро и при такой поддержке избирателей. Русское издание книги необходимо сопроводить коротким пояснением. Нет нужды говорить, что это книга не о Жириновском. Речь идет об исторических обстоятельствах и движении политических созвездий, которые сделали Жириновского возможным. Я не пророк и не знаю, добьются ли эти силы новых успехов или бесследно распадутся - так же быстро, как и появились[1].
Но даже если я окажусь не прав, источники и опасность фашизма будут существовать еще долго.
Российским читателям следует помнить, что мое исследование было написано для западной аудитории. В книге для русского читателя я мог бы сократить определенные разделы, а некоторые темы развить более подробно. У меня не было намерения писать о русском патриотическом движении вообще, или о русских правых, или о консерваторах в целом. Это важные темы, но главной для меня была тема крайних правых - тех, кто в широком смысле стал наследниками традиций "черной сотни". Я намеренно говорю "в широком смысле", поскольку посткоммунистическая Россия 1994 года абсолютно не похожа на царскую Россию 1905 года. То обстоятельство, что крайние правые и необольшевики сблизились (не только в России, но сейчас и во Франции), не случайно. Радикальный популизм может сдвигаться влево или вправо с одинаковой легкостью, во всяком случае, старые ярлыки не имеют особого значения. В 1905 году черносотенцы и большевики убивали друг друга, сегодня их отношения куда лучше. Некоторые английские и немецкие рецензенты этой книги были удивлены тем, что автор целенаправленно писал книгу об идеях и людях, которые ему явно неприятны. Но у меня не было намерения писать полемическую книгу. Я изучал фашизм и знаю, что это не то движение, с которым можно сражаться и идеи которого можно опровергать разумными доводами. Антисемит не полюбит евреев, даже если он убедится, что множество евреев получили Нобелевскую премию и замечательно играют в шахматы и на скрипке.
Господина Сергея Бабурина как-то спросили, почему он не присоединился к Фронту национального спасения. Он объяснил - и это было одним из наиболее разумных его высказывании, - что находит затруднительным работать с людьми, которые не могут связать двух предложений, не проклиная жидомасонский заговор. Соответственно, я считаю неуместным на каждой странице книги напоминать читателю, что правый экстремизм - плохое лекарство и, придя к власти, крайняя правая ввергнет Россию в глобальную катастрофу. Пусть читатель сам делает выводы.
В этой книге я сосредоточился больше на идеях крайней правой, а не на ее составляющих. Есть несколько причин для этого, но основная та, что партии и секты постоянно меняются, они объединяются и раскалываются каждые несколько месяцев, возникают снова, меняют названия, поэтому анализировать это постоянное движение трудно, а зафиксировать в книге и вообще невозможно. Пока она издается, возникнут новые структуры, которых никто не мог предвидеть, и это будут не последние изменения.
Я без пессимизма смотрю на будущее России, мне трудно объяснить распространенное среди русских отчаяние, и я считаю его недостойным великой нации. Конечно, российская история последних двухсот лет полна пессимистических нот, но все же, по моему впечатлению, она не располагает к столь глубокому отчаянию. Русская интеллигенция говорит и пишет о грядущем апокалипсисе, но действует так, будто он еще очень далеко. Конечно, нет места и для чрезмерного оптимизма: мы видим массу проблем, и прежде всего отсутствие у России опыта в том, как управиться с фашизмом. Путь России к процветанию и свободе не будет похож на путь Германии после 1945 года. Это будет очень длинный путь, не всегда прямой, с отходами назад. Учитывая неизбежный долгий экономический и политический кризис, можно с точностью предсказать, что крайняя правая в союзе с неокоммунистами и, возможно, военными кругами имеет шансы на успех.
С тех пор как появилось английское издание этой книги, история не стояла на месте и тенденции, раньше едва различимые, теперь стали яснее. Не произошло возрождения великой монархии, казачество не стало ведущей политический к силой национального масштаба. Во время кризиса в сентябре - октябре 1993 года церковь призывала не проливать кровь и пыталась примирить обе стороны, правда, без особого успеха. Несмотря на заметное религиозное возрождение, большинство русских не видит в церкви политического наставника. Церковь - за некоторыми примечательными исключениями - не спешила предлагать себя в руководители, но настаивала на своем моральном приоритете. Некоторые священнослужители открыто встали на сторону крайней правой, одним из них был Иоанн, митрополит С.-Петербургский. Его призывы были откровенно шовинистическими и антисемитскими; до 1990 года он не был известен как выдающийся патриот. Возможно, этот человек переменился недавно, а возможно, раньше он считал рискованным высказывать свои истинные убеждения. Некоторые его коллеги все еще осторожничают, хотя их симпатии, может статься, недалеки от Иоанновых.
Будущее крайней правой - это, видимо, Жириновский. А если он споткнется и упадет, его сменят молодые лидеры - Николай Лысенко, Николай Павлов, Сергей Бабурин и лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Призывы коммунистов будут слушать лучше, если они решатся изменить название партии, отбросить старые лозунги, отречься от Ленина и Сталина, популярных только у старшего поколения.
Анализ декабрьских выборов 1993 года показывает, откуда берет силы движение крайней правой. Здесь нет сюрпризов. Поддержка пришла прежде всего от тех, кто пострадал в результате реформ 1989–1993 годов, а таких очень много. Поддержали не Проханова и Бабурина, которые поставили себя в положение, называемое на футбольном языке "офсайдом". Поддержали Жириновского, хитрого демагога, несмотря на то, что истеблишмент крайней правой не доверяет ему и держит на расстоянии.
Страница: 1 2 3 ... 100 101 102 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0263 сек
SQL-запросов: 0