Электронная библиотека

Дмитрий Черкасов - Крестом и булатом. Атака

– Что ты от нас хочешь? – Али втянул голову в плечи.
– Дэнги давай! – бухнул Веселовский.
– Какие деньги? – Баграев попытался обернуться, но Рудометов опять врезал ему между лопаток.
– Все! – выдохнул Рокотов.
– Я не понимаю…
– Не понимаешь?! – разбушевался Владислав. – Щас поймешь!
Ствол "Астры" прочертил в воздухе короткую дугу и уставился чеченцу в лицо.
– А-а!!! – взвизгнул Али. – Я все отдам!
– Так-то лучше, – "успокоился" Рокотов. – Где общак?
Баграев опасливо покосился на Беноева.
– Ага! – сообразил биолог. – Этот у вас старший?
Али быстро вздохнул.
– Тогда ты мне не нужен! – Влад нажал на спусковой крючок. Голова Беноева раскололась, как спелый арбуз.
Брюки не успевшего отскочить Рудометова покрылись ошметками мозгового вещества. Игорь укоризненно посмотрел на Рокотова и принялся счищать слизь щепочкой.
Биолог направил револьвер на Беноева.
– Теперь ты!
Веселовский освободил Лёму от кляпа.
– Я буду гаварить адын на адын! – с сильным акцентом произнес чеченец.
– Здесь я решаю, кто и как базарит! – "вскипел" Владислав. – Режьте ему ухо!
Беноев дернулся, однако Веселовский перехватил боевика за шею и поднес лезвие охотничьего ножа к мочке.
– Резать? – переспросил Алексей.
– Нэ надо! – захрипел Лёма.
– Не хочет, – посетовал Руд ометов. – Ну что за народ!
Рокотов положил ногу на ногу и крутанул револьвер на пальце. Лёма как завороженный проследил глазами за сделавшим два оборота оружием.
– Почему один на один? – наконец спросил "главарь".
– Так надо, – нашелся Беноев.
– Кому надо?
– И мнэ, и тэбэ…
– Мне по-фигу, – Влад поднял верхнюю губу в волчьем оскале. – Давай, не задерживай!
Янут склонился к уху командира.
– Влад, тут дело не в деньгах…
– Знаю, – сквозь зубы пробормотал биолог.
– Так резать ухо или нет? – спросил Алексей.
– Погоди пока, – Рокотов внимательно взглянул в глаза Беноеву. – Значит, без свидетелей?
– Да.
– Уверен?
– Да.
– Смотри! Если что не так окажется, я с тебя живого шкуру спущу! И солью посышно! Лёма пожал плечами, выражая свое согласие.
– Увести! – приказал Владислав.
– Куда? – не сообразил Рудометов.
– В дом отведите. И пусть Леха с ним посидит…
Беноева поставили на ноги и провели в ближайший коттедж. Рудометов вернулся на свое место за спинами пленников.
– Ну? – Рокотов обратился к Товмирзоеву. – Что ты скажешь?
– Да пошел ты! – Насрулла опять закашлялся. – Свинья!
– Ясно, – Влад кивнул и вскинул револьвер.
Чеченца отбросило назад. Он забился, несколько раз подогнул ноги к животу, куда угодил кусок свинца, издал протяжный вопль и затих.
Биолог моргнул Рудометову.
Игорь выдернул кляп изо рта Атгиреева и рывком задрал ему голову, заставив смотреть в лицо Владиславу.
– Ты последний остался, – предупредил Рокотов.
Лечи облизал пересохшие губы.
– Резван не говорил, где деньги…
– Для начала, кто такой Резван?
– Гареев…
– И что?
– Он тут старшим был…
– Дальше.
– Он деньги у себя держал.
– Где именно?
– Наверное, в доме…
– Где дом?
Атгиреев мотнул головой влево.
– Далеко отсюда?
– Около площади…
– Покажите ему план, – распорядился Влад.
Славин-младший сунул под нос Лечи рисованную схему. Чеченец посмотрел на лист бумаги.
– Вот…
– Где вот? – Рокотов встал рядом с пленником.
– Квадратик около прямоугольников…
– Мы его спалили, – огорчился Янут, заглядывая через плечо биолога.
– Где еще ваши местные богатей жили? – Владислав освободил одну руку Атгиреева. – Пальцем покажи…
– Тут, тут и здесь…
– Замечательно. Как у вас принято деньги прятать?
– Каждый по-разному, – затараторил Лечи. – У Исрапиловых сейф есть.
– Где дом Исрапиловых?
– Вот…
– Этот не тронут, – удовлетворенно сказал Виталий.
– А остальные два? – осведомился биолог.
– Тоже целы.
– Тогда нам и карты в руки…
– Ты все проблеял? – спросил Рудометов, надавливая Атгирееву на горло. – Ничего не забыл сообщить? Например, про мины-ловушки?
– Ему откуда знать? – резонно возразил Янут. – Сами проверим.
– Осторожнее, – порекомендовал Рокотов.
– А с ним что делать? – Игорь взял Лечи за шиворот.
– В подвал запри, – посоветовал биолог. – Если что не так, еще раз допросим. С пристрастием… А мне еще надо с тем придурком разобраться.
– Пошел! – Рудометов толкнул Атгиреева вперед. – Живее!
– Цепи не забудьте надеть, – Влад погрозил Игорю пальцем. – Лучше "ласточкой"[29].
– Обязательно, – снайпер погремел кандалами. – Никуда не денется…
***
Павел Лазарев завинтил шурупы по углам изогнутой металлической пластины, скрывавшей вентиль третьего баллона высокого давления носовой балластной цистерны, и промакнул рукавом куртки выступивший на лбу пот.
– Нормально? – обеспокоился Ваха Ахмедханов, по своему обыкновению крутившийся возле подводного аппарата.
– Профилактика, – буркнул Лазарев, собирая инструмент.
– Завтра особые люди поедут, – напомнил Ахмедханов.
– Мне что за разница? – Павел встал и мрачно уперся взглядом в переносицу суетливого чеченца. – Я тонуть и в одиночестве не собираюсь.
– Это я так сказал… – смутился Ваха.
– Твое дело – аккумуляторы проверить, – отрубил Лазарев. – А в мои дела не лезь.
Ахмедханов надулся и отошел в конец пирса. Павел забросил в брезентовую сумку портативный манометр, которым измерял давление в трубопроводе, и залез через верхний люк во второй отсек лодки.
– Тип-топ? – Степановых оторвался от платы основной гидроакустической станции.
– Угу, – Лазарев бросил на скамью сумку и уселся, вытянув уставшие ноги. – Ваха опять нос сует не туда, куда следует.
– Да не обращай ты внимание на этого придурка! – Александр поставил электронный блок на место и вытянул из гнезда следующий. – И вообще… Скажи старшим, пусть заменят мудака.
– А кого вместо него поставят такого же, если не хуже…
– Это точно.
– Завтра какая-то особая компания поедет.
– Откуда знаешь?
– Ваха сказал, – Павел отвинтил крышку на бутылке "спрайта".
– А-а, у него все компании – особые…
– Может, и так, – легко согласился Лазарев.
– Главное, чтобы у этих "особых" башню не снесло, как у предыдущих, – хохотнул Степановых. – Герои, блин…
Месяц назад лодка перевозила полтора десятка очень важных гостей, прибывших с Ближнего Востока. Саудовские эмиссары грозно бря-цали оружием, сверху вниз поглядывали на "неверных", управлявших субмариной, и всячески демонстрировали собственные крутость.
Однако сие продолжалось недолго.
Как только лодка опустилась на расчетную глубину и вошла в подземный тоннель, у половины "дорогих гостей" сдали нервы. Они начали что-то лопотать на своем языке, кидаться в борт и пытаться открыть выходной люк. К счастью для экипажа, система блокировалась из отсека управления и у арабов ничего не вышло.
Тогда перевозбужденные "воины ислама" принялись биться в переборку, отделяющую их от командного поста. Слава Аллаху, что у них хватило мозгов не стрелять внутри замкнутого помещения. Лазарев со Степановых переходной люк не открыли и все шесть часов вынуждены были слушать приглушенные двухсантиметровой сталью вопли, а потом отчищать салон от рвотных масс, извергнувшихся из трусливых боевиков.
После того случая русская половина экипажа с подозрением относилась к любому упоминанию о "высоком статусе" пассажиров субмарины.
– Ваха в штабе ихнем крутится, – Павел допил газировку и бросил пустую бутылку в мешок для мусора. – Может быть в курсе…
– Надоели они мне, – признался Александр. – Хуже горькой редьки… Мозгов – ноль, а гонору хоть отбавляй. Если б не деньги…
Платили русским подводникам хорошо. Две тысячи долларов в месяц плюс по тысяче за каждый рейс из Грузии в Чечню и обратно. А по маршруту лодка ходила минимум раз в неделю. Шесть часов туда и шесть обратно. Кроме того, в самом начале, когда их нанимали, дали по шестьдесят тысяч зеленых подъемных, которые Лазарев и Степановых оставили семьям. О подобных фантастических деньгах бывшие офицеры российского флота и не мечтали. Останься они на службе, получали бы по сотне у. е., да еще и с полугодовой задержкой, жили бы в холодных малосемейках и жрали бы пустые щи и перловую кашу с твердым как камень хлебом. А адмиралы строили бы себе трехэтажные дачи из импортного кирпича и проносились бы мимо бредущих к кораблям офицеров на сверкающих служебных "вольво" и "ауди".
– Чем дольше будет этот бардак, тем нам же лучше, – спокойно констатировал Лазарев. – Мы, конечно, сошки мелкие, не чета генералитету, но копеечку свою имеем…
– Могли бы и набросить за вредность, – проворчал Степановых.
– От добра добра не ищут. Бабки день в день выдают, жрачка халявная, так что не ной. Через месячишко у нас с тобой по стольнику наберется…
← Ctrl 1 2 3 ... 32 33 34 ... 43 44 45 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0